Департамент инвестиционной политики и развития частно-государственного партнерства

Станислав Воскресенский: мы вместе с ФАС разберемся, где проходит грань между концессиями и госзакупками

21.03.17

Заместитель Министра экономического развития Станислав Воскресенский принял участие в заседании коллегии по вопросам государственно-частного партнерства при Минэкономразвития России.

Станислав Воскресенский: Я подведу коротко итоги, где мы сейчас находимся в сфере государственно-частного партнерства и коротко отреагирую на то, что сказал Игорь Юрьевич (Артемьев).

За последние два года полностью сформирована нормативно-правовая база по ГЧП. В 2005 году принят закон о концессионных соглашениях, а в 2015 году принят закон о государственно-частном партнерстве, допускающий возникновение частной собственности на создаваемые, реконструируемые объекты общественной инфраструктуры. Из таких важных новаций последних лет в концессиях выделю введение частной концессионной инициативы. По состоянию на 1 января, по частной концессионной инициативе заключено 150 концессионных соглашений.

Кроме того, актуально – мы разрешаем вместе с коллегами проблему квалифицированных кадров. Поскольку то, что говорил в том числе Игорь Юрьевич, не все коллеги умеют пользоваться, и глубоко понимают детали этого действительно сложного инструмента не только в России, но и в целом в мире.

Нами подготовлен профессиональный стандарт специалистов в сфере ГЧП. Он согласован со всеми, в настоящее время направлен в Минтруд России для утверждения. А также в 2016 году разработаны рекомендации по реализации проектов ГЧП на основе лучших практик, которыми активно пользуются регионы.

Теперь о цифрах. В январе 2017 года заработал в рамках Государственной автоматизированной системы «Управление» механизм мониторинга проектов ГЧП, в том числе концессий. Для этого внесены необходимые поправки в соответствующие законы и нормативно-правовые акты.

Что мы имеем сегодня? На сегодняшний день на различных этапах находится 1825 проектов, из них подавляющее большинство, около 90% – это концессии. 76% – это проекты в коммунальной сфере, 3% - в сфере транспорта, 15% - в социальной сфере.

Если рассматривать по уровню реализации, то 85% - это муниципальные проекты, 12% - региональные, 3% - федеральные. Если посмотреть на самую главную цифру, сколько же частных инвестиций привлечено в экономику России, то сегодня речь идет о 126 млрд. рублей, подчеркиваю, не заявленных, а уже вложенных по различным направлениям ГЧП в экономику денег, в том числе 30 млрд. рублей по проектам регионального и местного значения. Только в прошлом году заключено 425 соглашений, заявлено инвестиций в объеме 62 млрд. рублей, из них уже 1,4 млрд. рублей несмотря на то, что соглашения только заключены, уже вложены. Приведу несколько примеров, хотя многие о них знают, но специально приведу разные по уровню и сферам примеры, чтобы показать, где успешно проекты ГЧП, концессии уже состоялись. Это известный платный участок трассы М-11 Москва-Санкт-Петербург. Кроме того, хотелось бы отметить такие проекты, как реконструкцию по концессионному соглашению здания усадьбы Гончаровых в Калужской области – Ткацкий корпус. Благодаря частным инвестициям восстановлен уникальный объект пушкинских мест.

Какие есть проблемы и в связи с этим предложения по изменению законодательства в сфере ГЧП. Во-первых, коллеги справедливо говорят нам, что необходимо в закон о ГЧП дополнить в объекты концессии информационные системы. Об этом сегодня Кирилл Варламов будет подробно говорить. Есть конкретные инвесторы, и вот вижу Минкомсвязи нас поддерживает. Государство могло бы сэкономить существенные средства на траты на самостоятельное построение государственных систем. Второе, мы прорабатываем вопрос заключения одного соглашения между концессионерами и несколькими публично-правовыми образованиями. Речь идет о том, что не всегда отдельный лот, отдельный детский садик выглядят концессионером. И когда таких несколько объектов социальной инфраструктуры объединяются в один лот, то условия привлечения гораздо более привлекательны для публичной стороны.

В третьих, учитывая практику применения закона о ГЧП, напомню, там есть норма об обязательной оценке сравнительного преимущества государственно-частного партнерства перед другими формами, включая госзакупки. Мы, в том числе, чтобы не было вопросов, о которых говорит Игорь Юрьевич, предлагаем и в закон о концессиях ввести такую норму, чтобы публичная сторона перед тем, как выходить на конкурс по концессиям, обязательно проводила анализ того, нельзя ли это более выгодным способом сделать за счет государственных закупок.

Кроме того, хотел бы отметить, очень важна – мы с этим столкнулись, и регионы нас об этом просят – это, собственно говоря, предпроектная подготовка концессионных проектов. В этой связи на базе ВЭБа сформирован Федеральный центр проектного финансирования. И мы с коллегами из ВЭБа договорились, что это станет окном для регионов с тем, чтобы именно предпроектно упаковывать концессионные объекты.

Теперь о том, о чем говорил Игорь Артемьев. Концессия от госзакупки по духу отличается, прежде всего, уровнем риска, который на себя берет инвестор. Не суммой, которая компенсируется, потому что экономически, если сейчас отойти от нормы закона, и посмотреть на его дух, конечно же концессионер всегда компенсирует 100% затрат, и еще, как правило, больше, потому что идет в концессию, чтобы заработать денег. Это нормально. И есть разные формы в мире, каким образом концессионер свою доходность обеспечивает. А уровень риска, который на себя берет концессионер, несопоставимо выше, чем уровень риска, который берет на себя любой подрядчик по любой закупке. И вот мы с Игорем Артемьевым договорились, что оперативно сформируем группу вместе с коллегами ФАС и досконально разберемся, чтобы не было недопониманий, о которых он говорил, где по духу концессия, а где по духу - госзакупка.

Я конкретное дело комментировать не буду. Насколько знаю, этот вопрос находится сейчас на судебном рассмотрении. Только суд может определить правильность той или иной позиции. Но вместе с тем Игорь Артемьев приводил другие примеры - вымышленные, но можно довести до абсурда механизм концессий и по видам концессий осуществлять госзакупки. Чтобы этого не было, подчеркиваю, я могу это подтвердить, Игорь Юрьевич, мы договорились, что с вашими коллегами посмотрим, где эта грань проходит.

Документы