Шрифт
T
T
Размер шрифта
A
A
A
Цвет
А
А
А
Интервал
Стандартный
Большой
Средний
Изображения
Выкл
Вкл

Департамент макроэкономического анализа и прогнозирования

Максим Орешкин: Прогноз до 2036 года - это попытка взглянуть на долгосрочные тренды

22.11.18

По итогам заседания Правительства РФ состоялся брифинг министра экономического развития РФ Максима Орешкина на тему «О прогнозе долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2036 года».

«Понятно, что подготовка таких прогнозов – это попытка взглянуть на долгосрочные тренды. Невозможно точно предсказать, где мы будем находиться в 2036 году. Но посмотреть на основные тренды, к каким структурным изменениям они будут приводить, чтобы заранее, уже сейчас, реагировать на эти изменения с точки зрения социально-экономической политики, – это самое важное в этом процессе», - сказал он.

Прогноз учитывает внешние и внутренние условия, в которых будет жить Россия. В том числе результаты, которых мы планируем достичь в ходе выполнения поставленных национальных целей развития. Документ содержит все базовые макроэкономические показатели– цены на нефть, рост ВВП, инфляцию.

Из стенограммы:

Максим Орешкин: Сегодня на заседании Правительства был рассмотрен долгосрочный прогноз до 2036 года.

Понятно, что подготовка таких прогнозов – это попытка взглянуть на долгосрочные тренды. Невозможно точно предсказать, где мы будем находиться в 2036 году. Но посмотреть на основные тренды, к каким структурным изменениям они будут приводить, чтобы заранее, уже сейчас, реагировать на эти изменения с точки зрения социально-экономической политики, – это самое важное в этом процессе.

Я остановлюсь на основных трендах, которые мы заложили на долгосрочный период и которые важно понимать.

Первый тренд связан с динамикой сырьевых рынков. Мы ожидаем довольно серьёзного снижения и довольно низкого уровня цен на основные сырьевые товары в долгосрочной перспективе. По нашим оценкам, к 2025–2030 годам цены будут находиться на уровне примерно 50 долларов за баррель и дальше сохранятся на этом уровне – в реальном выражении. Этот уровень соответствует долгосрочным, многолетним (за несколько десятилетий – я бы даже сказал, за сто лет) ценам, которые складывались на нефтяном рынке. Понятно, что они отражают риски с точки зрения изменений структуры спроса в глобальной экономике – структуры спроса на энергию.

Второй важный тренд – то, как будет меняться российская демография. Мы сейчас находимся в непростом периоде с понижающим давлением на экономически активное население в ближайшие годы. После 2024 года экономически активное население будет расти. Это будет следствием роста продолжительности активной жизни и тех демографических вводных, которые мы сейчас имеем, связанных с активным ростом рождаемости, который наблюдался с 2000 года.

Важно понимать, что и структура рабочей силы будет меняться. Активно вырастет молодое поколение (люди в возрасте от 15 до 25 лет) – увеличится с 16 миллионов до 20 миллионов человек. Активно будет расти старшее поколение (люди в возрасте от 50 до 75 лет) – порядка 7 миллионов человек прибавится за рассматриваемый период. При этом срединная часть населения в трудоспособном возрасте (25–50 лет) будет испытывать серьёзное снижение. Это демографическая волна, которая идёт с 1990-х годов, связанная с резким падением рождаемости в тот период.

Третий тренд связан с динамикой производительности труда. Напомню, в рамках среднесрочного прогноза мы ожидаем существенного повышения темпов роста производительности, что позволит российской экономике выйти на темпы экономического роста более 3%, что выше среднемировых уровней. Причины такого ускорения производительности связаны с нашими ожиданиями увеличения инвестиционной активности в экономике и роста её до уровня свыше 25% ВВП, а также с активным внедрением новых управленческих технологий. Этим мы занимаемся в рамках национального проекта по производительности труда.

Однако за пределами 2024 года, после того как мы выйдем на новые уровни темпов роста производительности труда, вследствие того, что гэп производительности России с наиболее передовыми экономиками будет сокращаться, темпы роста производительности труда будут постепенно замедляться.

В итоге мы имеем два глобальных тренда: позитивный демографический тренд и постепенное замедление роста производительности труда, которые в целом будут обеспечивать довольно стабильную динамику экономики, долгосрочную, в районе чуть выше 3% ВВП.

Чтобы выйти на эти уровни, очень важна успешная реализация национальных проектов, успешная реализация плана по повышению инвестиций – то есть всех тех инициатив, которые сейчас приняты и реализуются Правительством. От их успеха будет зависеть, выходим мы на эту траекторию или не выходим.

Вопрос: ВВП чуть выше 3%?

Максим Орешкин: Мы не видим возможности для дальнейшего ускорения. Это связано с долгосрочными демографическими тенденциями и тенденциями с точки зрения роста производительности труда. Темп будет чуть выше 3%, примерно в этом диапазоне.

При этом очень важно понимать, что серьёзно будет меняться структура экономики. Мы увидим серьёзное увеличение доли услуг. Экспорт и импорт услуг вырастет в структуре ВВП в 1,5 раза. Мы видим, что в экспорте товаров доля сырьевых товаров снизится в 2 раза, они будут замещаться продукцией других отраслей – химической промышленности, пищевой, машиностроительной продукцией. Структурные изменения внутри экономики в этот период времени будут происходить серьёзные. И в целом понятно, что в российской экономике, как с точки зрения выпуска, так и с точки зрения инвестиций, топливно-энергетический сектор большой, поэтому расти сильно он не может – с точки зрения глобальных тенденций, с точки зрения внутренних моментов, связанных с развитием этой отрасли внутри экономики. Это во многом будет предопределять снижение его доли и во многом будет влиять на общие темпы экономического роста. Потому что, понятно, когда топливно-энергетический сектор страны показывает темпы роста 1,5–2%, для того чтобы даже выйти в среднем по экономике на 3%, другие отрасли должны расти от 4 до 5% как минимум. Чтобы в целом мы выходили на темпы роста, которые заложены в прогнозе.

Вопрос: До 2024 года рост ВВП какой?

Максим Орешкин: Пока мы среднесрочный прогноз не пересматриваем. Есть уже показатели, которые можно уточнять в ту или иную сторону, но мы этого пока не делаем. Я думаю, в начале следующего года, когда мы получим первые итоги 2018 года, можно будет смотреть, как стоит уточнять прогноз. И конечно, очень важен мониторинг тех эффектов, которые в экономике произойдут, в I квартале особенно. Этот квартал мы ожидаем самым непростым в следующем году, что связано с индексацией НДС с начала следующего года.

Вопрос: Прогноз по инфляции, по курсу рубля?

Максим Орешкин: У нас установлен целевой ориентир по инфляции 4%, он заложен полностью до 2036 года. Что касается курса, здесь мы не ожидаем каких-то кардинальных изменений с точки зрения реального курса рубля. При этом мы исходим из более-менее стабильной динамики, определённого укрепления, небольшого, реального курса рубля на всём просматриваемом горизонте.

Вопрос: До 2036 года вы закладываете реальное укрепление рубля?

Максим Орешкин: Плавное реальное укрепления рубля, что связано с опережающим ростом производительности в российской экономике.

Вопрос: Эффективного курса рубля?

Максим Орешкин: Да.

Документы