Департамент развития секторов экономики

Продовольственное эмбарго стало импульсом для развития сельского хозяйства

18.08.17

О ходе программы импортозамещения, поддержке сельхозпроизводителей и о том, когда по российским дорогам будет ездить беспилотный и электрический транспорт, рассказал в интервью «Регионам России» директор Департамента развития секторов экономики Александр Масленников.  

Почти 3 года назад Россия в ответ на западные санкции ввела продовольственное эмбарго, чем, по сути, дала старт программе импортозамещения. Как оцениваете её результативность? Что сделано, а что еще предстоит?

Продовольственное эмбарго, действительно, стало хорошим импульсом для российских сельхозпроизводителей и дало возможность провести ускоренное импортозамещение. Важную роль сыграла и государственная поддержка отрасли в рамках Госпрограммы развития сельского хозяйства.

Если обратиться к цифрам, то сокращение доли импорта в потреблении в отдельных отраслях агропромышленного сектора составляет до 37% к уровню 2010 года.

При росте потребления овощей почти на 15% производство увеличилось в 1,5 раза за счет снижения импорта на 9% и роста экспорта. Еще более впечатляющие цифры можно привести по свинине, потребление которой увеличилось на 75%  при росте производства в 2 раза и мясу птицы, потребление которой увеличилось на 34%, а производство на 62%. И, конечно, зерно, где производство удвоилось при росте потребления на 83%.

Конечно, многое еще предстоит сделать. Пока остаются проблемы в молочном секторе. Они связаны со стагнацией производства сырого молока, слабой материально-технической базой производителей, низкой инвестиционной привлекательностью. Из-за этого наблюдается рост импорта молочной продукции.

Очень важно, что по мере насыщения внутреннего рынка, у российских производителей появились дополнительные возможности для освоения зарубежных рынков. В прошлом году у нас почти на 6% увеличился экспорт продовольствия и сельскохозяйственного сырья. На самом деле это уже бенчмарк уровня конкурентоспособности нашей продукции. Экспортные поставки означают, что российский производитель научился поставлять на рынок товары полностью соответствующие мировому качеству.

При всех успехах программы импортозамещения нет задачи полностью отказываться от импортных товаров и заместить их отечественными аналогами. Мы понимаем, что конкуренция с импортными продуктами способствует качественному развитию в отрасли, а также предоставляет право выбора потребителям.

Существует ли план по выходу на рынок российской продукции и услуг, которые не будет уступать санкционным по качеству?

Продукция АПК в значительной мере является драйвером роста российского экспорта. Если в прошлом году поставки сельхозпродукции за рубеж выросли почти на 6%, то в первом квартале этого года рост составил уже 18,5%.

На мировом рынке наши экспортеры находятся в условиях жесткой конкуренции с иностранными компаниями, которые пользуются государственной поддержкой по продвижению сельхозпродукции на мировые рынки.

Для поддержки экспорта в России реализуется приоритетный проект «Экспорт продукции АПК». Его ключевая цель -  прирост объема экспорта не менее 6,5% ежегодно в стоимостном выражении.

Основной экспортный потенциал мы видим в таких товарах как мясо и мясные субпродукты, масложировая продукция, зерно и продукты переработки, готовые пищевые продукты – консервы, напитки, мороженое, кондитерские изделия.

Россия продлила продэмбарго до конца 2018 года. Как считаете, укрепит ли это позиции отечественных производителей?

Это, безусловно, позволит нашим сельхозпроизводителям развиваться, ориентироваться не только на замещение выпавших объемов импорта, но и на повышение качества и увеличение конкурентоспособности продуктов питания.

Если говорить о конкретных отраслях, то продление эмбарго положительно скажется на овощной подотрасли, так как сейчас сохраняется нехватка овощей закрытого грунта. Принятая мера сохранит инвестиционный интерес к новым проектам в тепличном комплексе.

Сохранится заинтересованность бизнеса в дальнейшей модернизации производства и строительстве новых мощностей по переработке сельхозпродукции (например, в мясной, сахарной, молочной).

Сложная, капиталоёмкая отрасль у нас – садоводство и виноградарство.  Продление запрета позволит сохранить темпы закладки многолетних плодовых и ягодных насаждений и обеспечить импортозамещение в данном направлении.

Если говорить о суммах, заложенных на поддержку сельского хозяйства на ближайшие годы, считаете ли вы их достаточными?

В бюджете на 2017 год на мероприятия Госпрограммы развития сельского хозяйства и регулирования рынков сельхозпродукции, сырья и продовольствия было предусмотрено 215,9 млрд. рублей. В июле к этой сумме дополнительно выделили еще более 9 млрд. рублей.

А в следующем году на Госпрограмму планируется выделить 242 млрд. рублей. Такое решение принято на совещании у Председателя Правительства. Могу уверенно сказать, что такой ресурс позволяет обеспечить решение первоочередных задач. Но динамика развития отрасли не должна определяться одной только господдержкой.

Какие основные точки роста в сельскохозяйственной отрасли? Какие есть инновационные подходы к развитию сельского хозяйства?

Если говорить о ближайшей перспективе, то мы можем рассчитывать на сохранение и развитие традиционных экспортных ниш. Это  зерно, продукция масличных культур, отдельные виды рыбной и пищевой продукции. Это достигается за счёт внутренних «скрытых» экономических преимуществ: относительно низких цен на природный газ, ГСМ, минеральные удобрения, трудовые ресурсы, доступные земельные ресурсы.

Долгосрочная конкурентоспособность может быть обеспечена за счет  глубокой переработки сельхозсырья, совершенствования технологий селекции, производства новых типов удобрений.

Относительно повышения уровня технологического развития сельского хозяйства - все технологии уже известны и в мировой практике давно применяются. Это технологии точного сельского хозяйства, технологии глубокой и комплексной переработки сельхозсырья и пищевых отходов, технологии хранения и логистики. Сегодня это даже сложно назвать инновациями, но пока широкого распространения эти технологии у нас не получили. По разным причинам.

Практические шаги в этом направлении делаются и бизнесом и государством. Есть мероприятия по линии Госпрограммы – гранты на инновационные проекты, поддержка строительства транспортно-логистических комплексов, субсидирование кредитов по инвестиционным проектам. Недавно разработан прогноз научно-технологического развития АПК до 2030 года. Следующий шаг – разработка технологических дорожных карт и расширение линейки инструментов поддержки разработки и внедрения технологий. Это Национальная технологическая инициатива, программы исследований и разработок по линии ФАНО, программы вузов, программы развития агрокластеров. Чтобы бизнес поддерживал спрос на новые технологии, они должны быть эффективны и доступны.

Если говорить об отраслях экономики в целом, то какие, на ваш взгляд, являются самыми перспективными и могут вывести экономику Российской Федерации на более высокий уровень?

Сейчас глобальная экономика переходит на новую модель развития. Цифровая трансформация процессов производства, логистики и торговли существенно изменяет устройство глобальной экономической системы. Границы традиционных отраслей стремительно расширяются, а само понятие «отрасль» уже не отражает сути экономических связей современных компаний с поставщиками и потребителями товаров и услуг.

По предварительным оценкам, объем цифровой экономики в России к 2025 году составит от 7 до 14 трлн. рублей. Массовый переход на технологии web 4.0, 3D-печати, роботизация бизнес-процессов неизбежно изменят бизнес-модели в большинстве отраслей – от товаров массового спроса до накопления и передачи электроэнергии.

Можно с уверенностью сказать, что в перспективе добавленная стоимость будет смещаться в инфраструктурные сектора – IT, транспорт, энергетика, инжиниринг. Это не означает, что промышленность и сельское хозяйство потеряют. Умное использование новых технологий позволит выиграть всем. И безусловно такие направления, как авиация, автомобилестроение, космос, агропромышленный комплекс в конечном итоге выиграют. Это произойдет как за счет более эффективной организации бизнес-процессов, так и за счет разработки новых продуктов и услуг.

Но для этого уже сегодня необходимо сформировать видение бизнес-моделей будущего, обеспечить увязку традиционных отраслей с секторами IT, инжиниринга и транспорта, создать эффективные механизмы для поиска и разработки перспективных продуктов, обеспечивающих лидерство на новых рынках.

На уровне государственного стратегического планирования это означает уход от моноотраслевых стратегий традиционного типа и формирование межотраслевых проектных команд на тех направлениях, где вероятен прорыв. Поэтому одной из ключевых задач 2017-го и 2018-го годов является формирование новых отраслевых стратегий в ключевых секторах экономики. Конечно, бизнес при разработке новых стратегий должен играть ведущую роль.

Что касается автопрома, вы разработали Стратегию развития отрасли до 2025 года. В ней много сказано о новых видах транспорта. А какие реальные перспективы у российских автопроизводителей? Когда мы поедем на первом отечественном электрокаре или беспилотном авто?

На самом деле, будущее в автопроме уже наступило. В России уже есть электрические автомобилиПроходят опытную эксплуатацию сертифицированные автомобили LADA Vesta EV, имеется прототип гибридного автомобиля УАЗ Профи.

Автобусы большого класса производства ПАО «КАМАЗ» уже сертифицированы и проходят опытную эксплуатацию в транспортных компаниях Москвы, Санкт-Петербурга и других городов. Завершается доработка электробусов марок ЛиАЗ и Волгабас. Электробусы малого класса, троллейбусы с автономным ходом, электрогрузовики находятся на завершающих стадиях НИОКР.

Серийный выпуск будет начат в этом году, в 2018 году будет осуществлён выход на производство более 300 единиц техники в год. Конкурс на первые поставки электробусов в парк Москвы будет объявлен уже в конце года. Насколько мне известно, как раз одно из ключевых условий конкурса состоит в том, что производиться эта техника должна в России.

По беспилотным автомобилям сроки более отдаленные. Первые прототипы были созданы ещё в 2015 году, но горизонт выпуска полностью беспилотных автомобилей, которые относятся к 5 уровню автоматизации, находится за 2030 годом. При этом автомобили промежуточных степеней автоматизации получат массовое распространение значительно раньше. «КАМАЗ», например, начиная с 2017 года уже применяет системы помощи водителю.

Основные тенденции развития отрасли прописаны в стратегии развития автопрома до 2025 года. Мы считаем, что отечественные производители обладают достаточным потенциалом для создания нового продукта, способного конкурировать на международном рынке. Однако наши предприятия не в состоянии в одиночку создать новый конкурентоспособный продукт из-за его сложности и высокотехнологичности. Поэтому в стратегии мы предлагаем использовать механизм технологических консорциумов – временных объединений, в которых консолидируются усилия государства, автопроизводителей, IT компаний, научно-исследовательских и общественных организаций. Таким пилотным консорциумом является национальный консорциум в области автомобилестроения, фактически это «национальная сборная».

Документы