Шрифт
T
T
Размер шрифта
A
A
A
Цвет
А
А
А
Интервал
Стандартный
Большой
Средний
Изображения
Выкл
Вкл

Статьи и интервью

Алексей Улюкаев: Во мне поочередно живут министр и лирик

12.06.14

Москва, 12 июня. Министр экономического развития Российской Федерации Алексей Улюкаев в эксклюзивном интервью телеканалу «МИР 24» прокомментировал последствия глобального экономического кризиса, санкции Запада в отношении России и рассказал о своей любви к поэзии.

- Поздравляем вас с выходом вашей книги «Болезненная трансформация мировой экономики». Название производит пессимистичное впечатление.

А.У.: Это в основном анализ и оценка того, что происходит в экономике. «Трансформация» - потому что та модель экономического развития, которая была в конце прошлого-начале 21 века себя исчерпала. После кризисов 2008-2009 годов нельзя вернуться в прежнюю модель, надо искать контуры и черты новой. «Болезненная» - потому что это означает очень серьезные изменения, снижение темпов экономического роста для многих стран, в том числе и для России, это поиски других локомотивов развития, другие издержки и доходы, для кого-то затягивание поясов, для кого-то более умеренные темпы. Это больно, неприятно, но к этому надо привыкать. Это нельзя объехать или обскакать. Надо выстраивать новую экономическую модель. «Мировая экономика» - потому что Россия является ее частью, мы открытый рынок, мы открыты для движения товаров, капиталов. Поиск новой мировой модели развития означает поиск новой российской национальной модели развития.

- Многие эксперты говорят, что кризис 2008 – это еще цветочки по сравнению с тем, что будет в будущем. Это так? Нам действительно грозит очередной кризис?

А.У.: Я бы рассуждал в другой терминологии. Началась новая экономическая реальность. Это не кризис: упали, отжались и вернулись в исходное положение. Нет, мир вошел в другую траекторию развития, с другими издержками, регулятивными требованиями и рисками. Это очень долгосрочная ситуация.

- Макроэкономический прогноз до 2030 года тоже довольно пессимистичен. На «Гайдаровских чтениях» вы сказали, что темпы развития мировой экономики – 3,5%, а у России – 2,5%. О чем это говорит?

А.У.: Во-первых, сейчас темпы развития мировой экономики меньше, чем в начале века. Видимо, они уже не вернутся к такому высокому уровню. Во-вторых, темпы роста российской экономики сейчас действительно ниже мировой. В-третьих, за 2,5% еще надо бороться, за четыре месяца 2014 года рост составил 1% к четырем месяцам прошлого года. Для российской экономики сейчас действительно очень серьезный вызов, потому что издержки стали высоки, а экономические структуры и институты еще не настолько хороши, чтобы обеспечивать в этой ситуации высокий экономический рост. Поэтому все, что касается инвестиций, предпринимательского климата – наша особая сегодняшняя забота.

- Действительно ли санкции США и Евросоюза опасны для России или это фикция?

А.У.: Нынешние точечные персональные санкции не имеют реального экономического, макроэкономического значения. Есть разговоры и угрозы секторальных санкций, которые касаются ограничений в торговле, платежах и расчетах. Они, безусловно, нервируют инвесторов, которые в этой ситуации остерегаются принимать решения. Это ведет к инвестиционному спаду. До санкций, как таковых, я надеюсь, дело не дойдет – сейчас стороны демонстрируют более рациональный подход и готовность к принятию взаимоприемлемых решений.

- Как сложная экономическая ситуация отразится на обычном россиянине?

А.У.: Граждане тоже будут испытывать непростую ситуацию с точки зрения темпов роста реальных доходов, розничного кредитования, условия которого могут ухудшаться. Это означает, что люди должны проявлять творческий подход, искать новые сферы применения своего труда, может быть, думать о переквалификации и поиске иной занятости. Это непростой вызов для каждого отдельного человека.

В историческом смысле мы верим в прогресс и общественное развитие. Но этого нельзя добиться, лежа на диване, надо прилагать усилия.

- Продолжая тему творчества. Ранее у вас вышел сборник стихов «Чужое побережье»…

А.У.: Да, эта книга вышла два года назад. В прошлом году вышла новая книга «Авитаминоз». Любимое стихотворение сложно назвать. Поэтам всегда нравится что-то последнее, мы критичны к тому, что было давно, со временем находишь возможности и способы сделать лучше. Я прочту стихотворение «Беленькие бумажки».

Вот здесь на беленьких бумажках
Остались выжимкой судьбы
Дней беспечальных или тяжких
Разнообразные следы.
Перелистай их. Может статься,
Тебя займут минут на двадцать,
А сможешь губы разомкнуть,
Скажи, быть может, этот труд
Был не настолько и напрасен,
Когда хватило этих басен
Для этих двадцати минут.

- Когда вы впервые взялись за перо?

А.У.: Это длинная история. Я взялся за перо, когда и положено молодому человеку – в 17-18 лет. Я даже тогда имел опыт публикаций в двух журналах. Потом была пауза примерно на 20 лет. По разным причинам: жизнь менялась, началась новая эра, новая экономика, новое общество. Каждый искал себя в этой новой жизни. Вышла книга «Огонь и отсвет», которая обобщила мой первый опыт. Лет пять назад что-то сформировалось внутри и подвигло меня. И как у Пушкина – «И пальцы просятся к перу, перо к бумаге. Минута - и стихи свободно потекут». Последние пять лет создали материал для двух книжек.

- Кто ваш любимый классик?

А.У.: Если говорить о поэзии, то у меня очень традиционный круг: Пушкин, Пастернак, Бродский, Цветаева.

- Какие темы вас вдохновляют?

А.У.: Говорят, что блюз – это когда хорошему человеку плохо. Так и с поэзией. Это реакция на несовершенство мира, на боль, которая разлита в мире, людях, событиях.

- Как вас уживаются министр и лирик?

А.У.: Никак не уживаются, они поочередно живут. За последний год я ничего не написал. Когда говорят пушки, музы молчат. Сейчас «пушки», экономические вызовы настолько сильны, что отнимают не только время, но и внутреннюю нацеленность. Сейчас лирика не пишется.

- Для вас поэзия – хобби?

А.У.: Нет, точно не хобби. Хобби – это марки собирать. Когда ты публично высказываешься стихами, это довольно неосторожное действие, ты выставляешь себя под рентген, становишься прозрачным для общества. Это не хобби, это способ существования.

- Есть ли в политике место лирике, или это несовместимые вещи?

А.У.: Это совершенно разные пласты жизни. У Гете сказано: «Две души живут в душе моей», это своего рода раздвоение личности.

- Вы планируете в будущем издать еще один сборник стихов?

А.У.: Да, у меня достаточно в столе написанных в прежние времена стихов, их хватит еще на пару сборников.

Документы