Шрифт
T
T
Размер шрифта
A
A
A
Цвет
А
А
А
Интервал
Стандартный
Большой
Средний
Изображения
Выкл
Вкл

Статьи и интервью

Алексей Улюкаев: Мы ожидаем юридического оформления наших договоренностей с Украиной и ЕС

02.12.15

Алексей Улюкаев: Ответом на введение механизма зоны свободной торговли Украины с ЕС, если оно будет сделано без учета российских беспокойств, станет введение обычного торгового режима для украинских товаров

Россия ввела санкции против Турции из-за сбитого российского самолета, готовятся ограничительные меры против украинской продукции, которые вступят в силу после вступления в силу соглашения свободной торговли с Европейским союзом. Глава Минэкономразвития России Алексей Улюкаев в интервью "Вести. Экономика" отмечает, что эти меры не приведут к дефициту продукции в России.

Решение по зоне свободной торговли между Украиной и Евросоюзом пришлось отложить. Трехсторонние переговоры в Брюсселе не привели к конкретному соглашению.

- Алексей Валентинович, спасибо большое, что нашли время ответить на наши вопросы. Закончился очередной раунд переговоров трехсторонней встречи Россия-ЕС-Украина, каковы итоги сегодняшнего дня?

- Если бы мы говорили год назад, я сказал бы, что итоги очень позитивные. Потому что, может быть, впервые за это время стороны продемонстрировали, что они могут не только слушать, но слышать друг друга. Мы дали свои предложения к документу, который может послужить развязкой наших проблем, возникающих в связи с имплементацией Украиной ее соглашения о свободной торговле с Европейским Союзом. И впервые, это уже пятое наше предложение, стороны согласились поработать на его основе. С какими-то вещами были согласны сразу, какие-то вызвали вопросы. Понятно, что требуется обсуждение на экспертном уровне. Мы должны посоветоваться с ними, со своими ведомствами. Это понятная история. Только времени остается не очень много, к сожалению. Впереди остался один месяц. Эксперты продолжают работать. Наверное, они дадут какой-то продукт.

Но следующая министерская встреча не назначена. Конечно же, при необходимости мы будем готовы, наверное, собраться быстро, если будет какой-то материал, будем ждать этих результатов. Время уходит.

- Если все стороны переговоров демонстрируют желание достичь компромисса, то в чем сейчас суть разногласий сторон?

- Главное разногласие состоит в следующем. Мы считаем, что документ должен носить юридический обязывающий характер. Стороны должны согласиться с чем-то. Например, с тем, что вводится определенный переходный период. Мы предлагаем, например, в области технического регулирования, чтобы те российские экспортеры, равно как и украинские, которые сейчас имеют сертификаты экспортные, продолжали ими пользоваться в течение  переходного периода. Или что для Украины может быть право для предприятий выбора, какой системой стандартов пользоваться: той, которую они сейчас внедряют - европейской, или той, которая действует на основе многочисленных соглашений Украины с Россией и другими странами зоны СНГ, то есть – системой ГОСТов. Вот это правильно, когда есть право выбора для предприятий. Кстати говоря, оно соответствует европейской практике, потому что в Европе действуют стандарты, как международные. В течение определенного переходного периода, мы считаем, что это период до 2025-го года, но готовы рассматривать и другие предложения, если они будут. И опять-таки не на все группы товаров, мы выделили 7 секторов наиболее чувствительных для нас. Причем старались идти навстречу нашим партнерам и снизили число этих секторов. Было сначала 20 с лишним, потом 15, сейчас мы говорим о 7. А вот это должно быть зафиксировано как обязательство сторон. Наши же коллеги говорят (европейские, украинские), что это будет как пожелание. То есть стороны приложат усилия, смогут создать рабочую группу, которая будет изучать. И глагол "должен" употребляется в их проекте один раз и только относительно Российской Федерации. Российская Федерация должна сохранить преференциальный режим в торговле с Украиной, а остальные могут рассмотреть пожелания Российской Федерации, и могут проявить добрую волю. Мы считаем, что должны быть обязательства и в том, и в другом случае.

Вступление Украины в Соглашение о зоне свободной торговли с ЕС означает, что обязательства Украины по техническому регулированию, санитарному контролю, таможенному администрированию, которые она взяла перед Российской Федерацией по большому количеству двусторонних и многосторонних соглашений, снижаются. Украина степень обязательств снижает, а от России хотят, чтобы она степень своих обязательств, а наше обязательство – это нулевой таможенный тариф, сохранила. Это несправедливо и экономически неправильно, не выгодно, мешает работать субъектам. Поэтому наше главное предложение и требование, если хотите, -  это иметь юридические обязывающие соглашения. И, второе, - это конкретное его наполнение. В части технического регулирования я уже сказал, чем мы предлагаем наполнить. Тоже самое в части санитарного и фитосанитарного контроля – ветеринарные сертификаты в их действующем виде должны обеспечить электронный документооборот. И в области таможенного администрирования. Мы говорим, давайте создадим трехстороннюю систему обмена информацией для того, чтобы понимать, что преференциальной системой с нулевым таможенным тарифом будут пользоваться товаров, которые Украина произвела, а не третьи страны, транзитом через Украину в условиях отсутствия таможенной границы между странами, будут поставлять в Российскую Федерацию.

Мне кажется, это законное и естественное предложение. И все эти предложения исходят из удобства хозяйствующих субъектов. Представьте, что иначе, если у нас не будет этого соглашения об информационном обмене таможенных органов, мы ведь будем вынуждены, - а что делать, - каждую фуру останавливаться и проверять: там в самом деле украинское сало или что-нибудь еще. А зачем нам создавать такие проблемы для компаний, для бизнеса, чтобы они теряли время и деньги? Мы хотим, чтобы только в том случае, если будет риск выявлен, тогда в отдельных случаях, чтобы были проверки, а так максимально обходиться без этого. То же самое касается сертификатов. Наверное не плохо, если украинские предприятия перейдут на европейские стандарты, только не всем это пока под силу. Потому что для всего этого требуется две вещи – время и деньги. Есть ли они у наших украинских партнеров? Я не уверен. Но и для них, и для наших производителей было бы лучше, чтобы сохранили возможность не прерывать торговые связи в течение этих переходных периодов. А за это время, может быть, удастся и технологически, и управленчески перестроить производство и добиться того, чтобы эти связи не рушились.

- Поскольку Украина присоединилась к санкциям против нашей страны, это вызывает ответное эмбарго со стороны России, которое вступает в силу с 1 января 2016 г. Каких именно товаров оно коснется?

- Присоединение Украины к зоне свободной торговли не заставляет Россию вводить эмбарго. А эмбарго Россию заставляет ввести то, что Украина присоединилась к антироссийским санкциям. В августе этого года Украина присоединилась и к индивидуальным санкциям, направленным против компаний, и к секторальным санкциям, таким как, например, авиаперевозки. В ответ на это мы ввели продовольственное эмбарго, отсрочив его практическое применение до 1 января 2016 года. Ответом на введение механизма зоны свободной торговли, если оно будет сделано без учета российских беспокойств, будет введение обычного торгового режима, то есть, то, что называется режим наибольшего благоприятствования. Это означает, что украинские товары будут облагаться такой же пошлиной, как немецкие, французские, финские. Но вы же вступили в зону свободной торговли с Европейским Союзом, и будет справедливо, если вы будете пользоваться ровно теми же привилегиями и возможностями, которые имеются у стран Европейского Союза. Ничего более. Это касается продовольственных товаров. Значит, точно так же, как это касается продовольствия Европейского Союза, Соединенных Штатов, Японии, Австралии и Канады, этих стран.

- Окажутся ли при этом потери России ощутимыми? Видите ли вы новые возможности для сотрудничества?

- Я думаю, что это будет не очень чувствительно. К сожалению, за последние два года объем торговли, в целом между Россией и Украиной сильно сократился, особенно продовольствия. Сейчас в этом году в 11 раз торговля продовольствием, украинский экспорт в Россию продовольствия сократился. То, что есть сейчас, 200 миллионов долларов стоимость продовольственного экспорта этого года. Понятно, что это макроэкономически незначимая величина. Поэтому, я думаю, что это для экономики, для потребителей России в целом будет практически незаметно. Конечно, какие-то компании отдельные, которые занимаются импортом, переработкой, могут пострадать.

- То есть распространение режима продэмбарго с 1 января следующего года коснется Украины. А возможен ли аналогичный поворот в отношениях с Турцией?

- Нет, нет. Это совсем другая ситуация. Меры ограничительные относительно Турции связаны с реализацией положений Закона о специальных экономических мерах, которые могут вводиться против того государства, которое примет агрессивные действия и угрожает территориальной целостности и суверенитету Российской Федерации, и жизни, и правам ее граждан. Поэтому это меры, которые затрагивают туристический обмен, потому что это риск для граждан, которые находятся на опасной территории. Поэтому, это ограничение в области виз. У нас был безвизовый режим, будем устанавливать визовый, чтобы тоже контролировать возможные риски, связанные с перемещением людей с тех территорий, где высока террористическая опасность. Это же касается транспортного сообщения.

В части же товаров. Постановление правительства только что подписанное говорит о том, что выделяется ряд товаров,  действительно, все эти товары, только продовольственный ассортимент, но он гораздо более узкий по сравнению с теми требованиями эмбарго, про те страны, о которых я говорил. Они касаются довольно короткого перечня примерно из двух десятков позиций, которые в основном касаются фруктов и овощей.

- А сворачивание экономических отношений с Турцией каким образом отразится на России?

- Я надеюсь, что у нас есть возможности хорошие для замещения этой продукции. У нас есть две позиции, в которых доля турецкого экспорта в Россию очень велика, это помидоры и цитрусовые, лимоны, прежде всего. Но есть большое количество стран арабского Востока, Ирана, Северной Африки, ряд других стран, которые в состоянии и могут поставлять эту продукцию в значительных объемах. Конечно же, потребуется время на контрактование, обеспечение санитарного и фитосанитарного контроля в тех случаях, когда еще не поставлялись в больших количествах товары этой номенклатуры. Это потребует время. Поэтому нельзя исключить каких-то кратковременных сбоев. Но в целом, я считаю, что эта ситуация, которая абсолютно управляемая, и в течение разумного периода времени мы, безусловно, восстановим все позиции на российском потребительском рынке.

- Спасибо вам большое.

- Спасибо.

 

Документы