Шрифт
T
T
Размер шрифта
A
A
A
Цвет
А
А
А
Интервал
Стандартный
Большой
Средний
Изображения
Выкл
Вкл

Статьи и интервью

Перспективы взаимной торговли зависят от Украины

22.06.15

Экономические отношения России с Евросоюзом и Украиной переживают не лучшие времена - взаимная торговля замедляется на фоне санкций и неопределенности перспектив ассоциации Киева-ЕС. О том, как стороны работают над поиском компромисса, целесообразно ли РФ корректировать свои ответные меры, как девальвация рубля повлияла на динамику нашего экспорта, в интервью РИА Новости в кулуарах Петербургского международного экономического форума рассказал первый замглавы Минэкономразвития РФ Алексей Лихачев.

- Алексей Евгеньевич, добрый день. Евросоюз на этой неделе может принять решение о продлении санкций против России. Стоит ли России продлевать в ответ на эти действия свои контрмеры, рассматривается ли возможность их ужесточения?

- Что касается ответных мер, мы все понимаем, что 7 августа закончится срок действия соответствующего указа президента и постановления правительства, которое определяло перечень стран и товарных групп. Очевидно, что перевыпуская этот список, можно пойти четырьмя путями. Первый - это не менять ничего, второй - изменить список стран, третий - скорректировать перечень товарных групп, четвертый - изменить и страны, и товарные группы.

Сейчас невозможно сказать окончательно, какое решение будет принято, это будет зависеть и от политической конъюнктуры, и от отраслевых вопросов, о которых нам говорят производители, сельхозпереработчики и региональные власти. Соответствующие совещания у председателя правительства с представителями Минсельхоза, Минпромторга и МИДа уже состоялись. Пока решения окончательного нет.

Нам на экспертном уровне представлялся наиболее логичным путь корректировки товарных позиций. Не скажу, каких именно. В первую очередь тех, которые не создадут дополнительного напряжения на российском рынке.

Я не вижу прямого влияния санкций на рост цен. Цены выросли и на товары, которых даже близко не было в санкционном списке, – например, хлебобулочные изделия, лекарства. На них оказали влияния курсовые колебания, потребительская неуверенность и желание производителей в это непростое время получить дополнительную прибыль не всегда правильными путями.

- Каким образом санкции отразились на взаимной торговле России и ЕС?

- Евросоюз остается нашим ключевым торговым партнером, хотя его импорт в Россию, конечно, сократился, но остался на уровне нескольких десятков миллиардов долларов. Доля ЕС в торговом обороте России снизилась с 49,5% в январе-апреле прошлого года до 45,7% за четыре месяца этого года.

- Как можно охарактеризовать ситуацию в торговле России с Украиной?

- С Украиной за последние два года объемы торговли сократились примерно в два раза, и от 52 миллиардов долларов товарооборота, который у нас был в 2013 году, мы в 2015 году пришли примерно к 26 миллиардам. Перспективы нашей взаимной торговли будут зависеть от ситуации на Украине.

- Существенно ли девальвация рубля и санкции повлияли на динамику российского экспорта?

- В прошлом году мы, конечно, потеряли и определенный объем нашего экспорта в стоимостном выражении, но в физическом – увеличили на 4,3%, причем сырьевой экспорт остался практически в тех же параметрах, а несырьевой по физическим объемам на 10% нарастили.

Ценовые колебания в первом квартале текущего года привели тоже к значительному падению стоимостных объемов экспорта, но физические объемы экспорта продолжают расти.

Так, за первый квартал российский экспорт в физических объемах вырос на 10,8%, сырьевой – на 6,4%, несырьевой – на 17,1%¸ а экспорт продукции с высокой степенью переработки вырос даже в стоимостном выражении на 6%.

- Когда пройдет следующая трехсторонняя министерская встреча по экономической части соглашения об ассоциации Киева-ЕС? Можно ли сказать, что произошли ли какие-то сдвиги с момента предыдущей встречи в Брюсселе в мае?

- Хорошие новости состоят в том, что трехсторонние переговоры на экспертном уровне продолжаются. Они проходят в разных форматах – и прямые контакты, и обмен документами. Но в чем мы не видим продвижения – так это в результате переговоров.

Иногда складывается впечатление, что еще просто время не наступило, потому что до 1 января 2016 года пока много времени. Иногда – что просто наши партнеры по переговорам не имеют от руководства директивы на их завершение или принятие каких-то решений.

В настоящее время мы обсуждаем – и это напрямую следует из минских договоренностей – возможность принятия каких-то взаимообязывающих решений, которые позволят на протяжении переходного периода семь-десять лет на территории Украины комфортно существовать двум регулятивным системам.

Такой механизм позволит, с одной стороны, выполнять обязательства, которые есть у Украины перед СНГ по техническому регулированию, санитарным и фитосанитарным нормам, таможенному регулированию. С другой стороны, за это время без шоков, в том числе для своей экономики, для своих предприятий, переходить на те правила игры, которые устанавливаются в Брюсселе.

Эта идея родилась на переговорах в числе других предложений. Я знаю, что сами украинцы обращались в Брюссель с просьбой дать им более длительные отсрочки по применению европейских технических регламентов.

И мы ни в коем случае не настаиваем ни на авторстве, ни на точной формулировке этих договоренностей. Нам важно принять практические шаги, которые снимут наши озабоченности.

Невозможно сейчас сказать, как дальше будут события развиваться. Мы будем работать примерно до середины июля с нашими европейскими и украинскими партнерами на экспертном уровне и готовиться к министерской встрече во второй половине июля.

- По итогам предыдущей встречи в Брюсселе с комиссаром ЕС по торговле Сесилией Мальмстрем глава Минэкономразвития Алексей Улюкаев заявил, что Россия и ЕК продвинулись в вопросе досудебного урегулирования двух-трех взаимных исков во ВТО. Что изменилось за месяц по этому направлению? Удалось ли сблизить позиции?

- Консультации такие проходят, говорить об их результате пока преждевременно, но для того они и нужны, чтобы найти какое-то положительное решение. Мы бы, конечно, были настроены на то, чтобы его найти.

Я думаю, что на определенном этапе ЕС сформулирует свои пожелания по конкретному изменению ставок - они же предъявили к нам претензии в ВТО по пошлинам (на легкие коммерческие автомобили, холодильники, бумагу, пальмовое масло – ред.). Мы будем смотреть на предложения Европейской комиссии. Я думаю, наши позиции будут взаимоувязаны.

- Казахстан завершает переговоры о присоединении к ВТО. Насколько условия Казахстана оказались хуже российских? Премьер-министр РФ Дмитрий Медведев уже сказал, что придется актуализировать таможенные процедуры ЕАЭС, чтобы исключить серый импорт на объединенный рынок. Какие именно механизмы придется пересмотреть? Насколько велики эти риски для РФ?

- Что касается присоединения Казахстана к Всемирной торговой организации, к сожалению, пока еще окончательного решения нет. Все точки будут расставлены в понедельник, 22 июня, когда состоится финальное заседание рабочей группы ВТО по этому вопросу.

Контуры присоединения Казахстана нам известны - главная проблема, которая существует в этой части, это таможенное администрирование более 3,5 тысячи товарных групп, пошлины на которые отличаются от принятых в Таможенном союзе. Мы исходим из того, что эти позиции неоднозначны по рискам. По некоторым из них разница в уровне пошлин чрезвычайно мала и полностью нивелируется логистическими составляющими. Какие-то товары проходят двойную регистрацию и не смогут поступить в продажу без каких-то дополнительных решений со стороны государства, например, это лицензирование лекарственных препаратов и регистрация автомобилей или судов. Я думаю, оборот львиной доли этих товаров будет урегулирован достаточно безболезненно для рынка ЕАЭС.

Но по какой-то части товаров нам, видимо, придется вместе с партнерами по интеграции принимать определенные решения. В основном это будет касаться так называемого потребительского импорта, то есть товаров, которые идут непосредственно к потребителям, будь то промышленные потребители или частные потребители.

В течение трех лет Казахстан будет исполнять условия, принятые в рамках переговоров по ВТО, потом начнутся переговоры по очередному сближению уровня пошлин в рамках ЕАЭС с последующей унификацией тарифа.

Эти переговоры будут небыстрые и непростые, но все страны ЕАЭС пошли навстречу Казахстану, чтобы сделать как можно быстрым его присоединение к ВТО.

Документы