Шрифт
T
T
Размер шрифта
A
A
A
Цвет
А
А
А
Интервал
Стандартный
Большой
Средний
Изображения
Выкл
Вкл

Статьи и интервью

У малого бизнеса появятся новые льготы (интервью статс-секретаря - заместителя Министра экономического развития РФ Олега Фомичева для Российской газеты)

15.07.16

На 10 процентов выросли за год налоговые доходы от малого и среднего бизнеса, увеличилось и число занятых в этой сфере, сообщает Счетная палата РФ. При этом объем господдержки составил почти 346 миллиардов рублей.

В ближайшее время правительство должно определиться с расходами в рамках недавно принятой долгосрочной стратегии развития малого и среднего предпринимательства.

Статс-секретарь - заместитель министра экономического развития Олег Фомичев рассказал "Российской газете", на что может рассчитывать малый бизнес после появления у него "своей" стратегии. Она предполагает амбициозные цели - в частности, оборот малого и среднего бизнеса, стагнировавший в последние годы, должен вырасти более чем на треть к 2020 году.

Олег Владиславович, какова конечная "стоимость" стратегии для малого и среднего предпринимательства (МСП)?

Олег Фомичев: Если брать буквально, то в ней всего три цифры, они же были предусмотрены в антикризисном плане. Это докапитализация Фонда содействия развитию малых предприятий, который поддерживает малые инновационные компании. У нас и так очень небольшие деньги на поддержку такого бизнеса, а в последние годы мы даже не индексировали их на инфляцию. Поэтому выделим 4 миллиарда на следующий год дополнительно к тем 4, которые уже сейчас имеются.

Мы также предлагаем увеличить на 10 миллиардов рублей финансирование по программе поддержки малого и среднего бизнеса, которую Минэкономразвития реализует. Все, что у нас живого создается для малого бизнеса, как для высокотехнологичного, так и для обычного, все реализуется в рамках этой программы - это и технопарки, и бизнес-инкубаторы, промышленные парки для малого бизнеса, инжиниринговые центры. Она тоже подверглась очень жесткому секвестру, фактически в два раза была ужата. Мы в рамках стратегии предлагаем ее хотя бы восстановить до того уровня, на котором она была два года назад. Если мы хотим получать взрывной рост малого бизнеса, нам, безусловно, нужно это направление поддержать.

Третье - это 10 миллиардов на следующий год для Корпорации "МСП" на докапитализацию лизинговых компаний. Это возможность получения в лизинг по льготным ставкам оборудования для начала и расширения собственного дела, то, что очень просят регионы.

Итого совсем не много - 24 миллиарда рублей.

Олег Фомичев: Но на самом деле, на поддержку малого бизнеса направляются средства на порядки выше. Это, безусловно, и гарантии и поручительства по кредитам. Это средства инновационных институтов развития, которые идут на поддержку стартапов, это и Фонд "Сколково", и Фонд посевных инвестиций Российской венчурной компании и т. д. И, безусловно, все, что регионы тратят со своей стороны, софинансируя расходы, связанные с созданием промышленных парков. Сюда же можно условно включить те средства, которые госкомпании и государство стало направлять на закупки у малого бизнеса, а это уже сотни миллиардов, и эти суммы будут только расти.

Почему тогда стратегия так долго не принималась?

Олег Фомичев: Она не принималась долго не из-за того, что были разногласия в части цифр. Просто она "вылеживалась", потому что в аппарате правительства оценивали, надо ли ее сейчас принимать, есть ли в ней необходимость или стоит дождаться большой Стратегии-2030, которая в следующем году должна быть разработана. Но в итоге решили, что лучше продекларировать сейчас публично те цели и задачи, которые государство преследует в части развития малого бизнеса, чтобы и малый бизнес сориентировался, и сами органы власти уже выстраивали свою работу в соответствии с этими приоритетами.

Выпало ли что-то важное при согласовании стратегии с Минфином, в правительстве?

Олег Фомичев: По-крупному, практически все, что хотели там учесть, учли. Поскольку мы до сих пор находимся в дискуссии с Минфином и с Минтрудом, выпал блок в части совершенствования упрощенных налоговых режимов и страховых взносов для индивидуальных предпринимателей и самозанятых. По ним сейчас работа выстроена параллельно со стратегией, и уже принято решение о продлении для самозанятых, Минфин законопроект разрабатывает. Поэтому сказать, что там что-то такое принципиальное мы забыли, нельзя.

Снижение страховых взносов для юридических лиц даже не обсуждалось?

Олег Фомичев: Такой возможности пока нет. Сейчас, наоборот, дискуссия идет о том, как бы все-таки их не повышать с учетом бюджетной ситуации. Даже это не столько бюджетная, сколько ситуация с Пенсионным фондом, с Фондом обязательного медицинского страхования.

В стратегии одна из главных задач - это снижение серой занятости, которая как раз в малом бизнесе особенно велика. Ее разве удастся решить, не снизив "белую" нагрузку?

Олег Фомичев: Во-первых, снижение фискальной нагрузки, безусловно, нужно. Здесь, повторюсь, есть поручение президента о том, что нужно самозанятых, которые продекларируют, что они ведут определенную деятельность, на три года освободить вообще от любых платежей, включая социальные взносы. Это как раз радикальная мера, направленная на то, чтобы люди, к примеру, репетиторы, частные парикмахеры, легализовались, показали свою деятельность и вошли в правовое поле.

Но, безусловно, этого одного недостаточно, потому что кроме фискальной нагрузки есть административная, связанная с контрольно-надзорными органами. И в целом условия ведения предпринимательской деятельности у нас, что для крупного, что для малого бизнеса пока не настолько благоприятные.

Когда вы считали контрольные показатели по малому бизнесу, то в отношении фискальной нагрузки на малый бизнес из чего исходили? Есть гарантия, что она хотя бы останется стабильной?

Олег Фомичев: Мы исходим из того, что до 2018 года действует президентский мораторий на повышение любой налоговой нагрузки. Но о том, что будет дальше, дискуссия предстоит в ближайшие два года. Мы, безусловно, будем стараться изо всех сил удержать, как минимум, на уровне существующем, как максимум, конечно, надо снижать, исходя из задачи кратного увеличения количества малых предприятий, легализации серой занятости и т. д.

Но есть социальный блок правительства, который говорит, что если вы так хотите, конечно, делайте, но тогда дайте нам из других источников деньги, чтобы мы компенсировали дефицит в соответствующих фондах.

Поэтому гарантии никакой сейчас дать невозможно. Но то, что это очень сложная тема и она будет увязана с пенсионной реформой, с реформой медицинского страхования, это факт. В этом сложном треугольнике будут приниматься окончательные решения уже в отношении возможности снижения или увеличения нагрузки.

И риск для всех амбициозных задач по развитию МСП именно отсюда исходит?

Олег Фомичев: Основные риски сейчас даже не в части фискальной нагрузки, хотя там они очень высокие, риски в целом в неопределенности экономической ситуации. Темпы роста, инфляция, внешнеэкономическая ситуация, санкции.

По стратегии доля занятых в МСП должна увеличиться с 25 до 35 процентов за 15 лет. Вы лично верите, что получится?

Олег Фомичев: Все упирается в психологию людей. Если нам все-таки удастся у людей поменять настроение, вызвать в обществе этот драйв к созданию собственного бизнеса, то цифры могут быть и более амбициозные. Мы поставили цифры реальные, но тоже сложно достижимые. Мы рассчитываем, что факторы все сложатся правильно. Иначе смысла нет стратегию принимать, если не ставишь амбициозные задачи.

Малый бизнес - это в основном торговля. Ей на что-то можно рассчитывать? Я наблюдаю, как у одной и той же палатки был один павильончик, через месяц другой, потом третий, еще лучше. И, видимо, торговцы не по своей воле их меняют.

Олег Фомичев: Да, правительства крупных городов экспериментируют с формами упорядочения торговли. Во-первых, меры общего характера, которые мы заложили в стратегию, должны помочь и торговле. Во-вторых, Минпромторг совместно с нами разработал законопроект о мобильной и нестационарной торговле, который призван, с одной стороны, ее, опять же, упорядочить, с другой - ввести регионы и муниципалитеты в определенные рамки, чтобы не было постоянных изменений правил игры с каждым новым мэром. Можно понять Москву, она пыталась как-то облагородить, навести порядок в рамках новой общей градостроительной концепции. Но если каждый следующий мэр будет опять делать то же самое, малого бизнеса просто не останется. Эти поправки скоро должны быть приняты.

История с "Платоном" показала, насколько чувствительными могут быть неналоговые платежи. Что с ними будет дальше?

Олег Фомичев: Есть поручение президента Минфину к концу года представить проект закона, упорядочивающего неналоговые платежи. Плюс к этому продолжает действовать межведомственная рабочая группа при Минэкономразвития, когда мы собираемся по конкретным платежам, рассматриваем проблемы, связанные с его сбором, с расчетом. Тема долгоиграющая, мы просто по ней поступательно идем по конкретным блокам.

Теперь у бизнеса много опасений по поводу утилизационного сбора. При том, что сбор есть, система полноценной утилизации отходов, похоже, так и не заработала.

Олег Фомичев: Там номенклатура была ограничена и ставку мы потребовали на первые два года установить минимальную, чтобы нам просто систему отладить. Будем собираться и смотреть, насколько бизнес начинает развиваться в части утилизации. Задача стоит двойная: с одной стороны, снизить нагрузку на существующий бизнес, с другой стороны, проблему с утилизацией все-таки решать надо. Это значит, что должны появиться все-таки частные предприятия по утилизации. Не просто вывозить мусор на свалки, а заниматься переработкой, раздельным сбором. Для этого, собственно, утилизационные сборы и вводились. Здесь важно найти баланс между скоростью расширения номенклатуры видов мусора, с которого будут собираться сборы, размером ставки и необходимостью формирования реально действующего рынка утилизации.

Если окажется, что новый механизм фактически так и не заработал?

Олег Фомичев: Тогда будем предлагать, как минимум не расширять номенклатуру и сохранить минимальный размер ставки.

Документы