Шрифт
T
T
Размер шрифта
A
A
A
Цвет
А
А
А
Интервал
Стандартный
Большой
Средний
Изображения
Выкл
Вкл

Статьи и интервью

Алексей Улюкаев: Есть предпосылки укрепления рубля в 2016 году

13.01.16

- Алексей Валентинович, начать хочется с актуальной темы последних дней – это фондовые биржи. Год начался довольно напряженно. Тон на снижение задал Китай, причем, как и основных индексов, так и цен на энергоносители. Как Вы считаете, каковы сейчас действительно объективные причины снижения цен на нефть? Есть ли некая спекулятивная составляющая в таком резком движении вниз?

- Я думаю, на самом деле, есть и то, и другое. Есть объективная составляющая. Она связана с некоторым дисбалансом спроса и предложения, с тем, что исторически на высочайшем уровне находятся запасы нефти и нефтепродуктов в хранилищах, и есть риски дополнительного увеличения предложения со стороны стран-участников рынка, которые не хотели бы уступать свою долю на рынке. Но очень велика и составляющая спекулятивная. Если посмотреть набор факторов, то сейчас ситуация несильно изменяется от той, что была 2-3 года назад, а динамика совершенно другая. Поэтому очень велики элементы, связанные, с одной стороны, с политикой США и Китая, какие есть шансы на проведение ответственной фискальной монетарной политики, какие последствия могут быть для мира, в частности, от снижения темпов роста китайской экономики, которая предъявляет огромный спрос на сырье, и во многом является маркером на этом рынке. С другой стороны, конечно же, участники рынка открывают большое количество коротких позиций, и этим формируют краткосрочную нефтяную динамику. Если посмотреть на то, как оценивают ситуацию нефтяные аналитики и аналитики инвестиционных банков, ожидающие, что к концу первого квартала начнется постепенное восстановление цен нефти, ибо консенсус прогноз на 2016 год – 52 долл. за баррель. Это даже выше, чем действующий наш прогноз, к которому мы относимся довольно критично, полагая, что возможно, его следует ужесточить с точки зрения учета дополнительных рисков. Исходят при этом аналитики из того, что эта финансовая составляющая имеет тенденцию к быстрым сменам знака, и возможно закрытие коротких позиций и начало нового этапа отношений финансовых рынков к конъюнктуре нефтяных цен. С другой стороны, аналитики ожидают увеличения спроса на нефть в этом году на 1,25 млн. баррелей в сутки, что является большой величиной. И это позволяет рассчитывать на некоторый баланс спроса и предложения в 3-м квартале. Понятно, что никто не даст точного прогноза, но существенная логика в этом есть. Поэтому мне думается, что высока вероятность такого сценария. При этом еще некоторое время будет продолжаться период экстремально низкого уровня, может еще более низкого, чем сегодня, а затем, где-то со второго квартала, начнется стабилизация и возвратное движение на более высокие уровни.

- Что касается прогнозов по стоимости нефти. У нас бюджет сверстан из расчета 50 долларов за баррель. Сегодня на панельной дискуссии «Стратегия-2030» уже говорилось о том, что, возможно, придётся пересматривать бюджет из-за низкой стоимости на энергоносители в нынешнее время. Будет ли Минэкономразвития составлять свой план действий на случай еще более низких цен, если нефть упадет ниже 30 долларов?

- Первое, мне кажется, пересматривать бюджет преждевременно. Потому что высокая степень неопределенности волатильности рынков, и не нужно без нужды дергать бюджетополучателей, потому что они заключают контракты, реализуют проекты, стройки и так далее. Здесь нужна более осторожная, взвешенная политика.

Второе, мы, конечно же, в своих расчеты должны включить разные варианты. Поэтому сейчас мы прорабатываем, как возможные уточнения нашего базового варианта прогноза, с учетом той дополнительной информации о котировках нефтяных, которые сейчас есть, и прогноза динамики. Мы готовим такой стресс-тестовый сценарий, для того, чтобы быть готовыми к любой неожиданности, включая и то, что в течении целого года продлится полоса экстремально низкой цены.

Мы сейчас готовим даже расчеты на уровне 25 долларов за баррель. И этим, мне кажется, мы должны себя обезопасить от любых неожиданностей, быть готовыми и с точки зрения бюджета, и с точки зрения регуляторики. Для того, чтобы государственные учреждения, бюджетополучатели, бизнес-компании и граждане прошли этот непростой период спокойно и без больших потерь.

- Понятно, что из-за таких экстремально низких цен на энергоносители может увеличиться дефицит бюджета. Какой может быть эта величина, и за счет чего нам придется экономить средства?

- В стресс-тесте, который исходит из сохранения в течение всего года экстремально низких цен на нефть, мы рассматриваем вариант, когда бюджетный дефицит может увеличиться до 7-7,5 процентов ВВП. Сейчас в законе о бюджете зафиксирована цифра 3%, то есть увеличение на 4% этой величины. Соответственно, в случае наступления этих негативно-радикальных условий, обстоятельств, могут быть предложены меры, связанные как с дополнительным финансированием дефицита от внешних и внутренних заимствований, так и с активизацией программы приватизации.

Во-первых, реализации того плана приватизации, который существует, и откладывался долгое время, исходя из низкой конъюнктуры цен активов российских. Имеет смысл сейчас подойти к этому более ответственно, принимать более системные решения.

Во-вторых, необходимо подумать о дополнительном расширении круга приватизационных активов, в частности, наших крупнейших банков с государственным участием – таких как Сбербанк, банк ВТБ и некоторые другие привлекательные активы. Кроме того, конечно же, эта мера связана с дополнительным ростом собираемости и в сфере налогового, таможенного администрирования. Это иные меры по мобилизации доходов. И, наконец, это использование возможностей для привлечения средств. У нас есть иные государственные активы, которые не относятся к государственным, тоже могут быть реализованы. Но это все меры, рассчитанные на экстремальное развитие событий. Надеемся, что они не будут востребованы.

- От цен на энергоносители хотелось бы перейти к ситуации с российской валютой, поскольку вслед за нефтяными котировками рубль в ходе первых торгов этого года тоже существенно снизился на Московской бирже. И вот многие инвестбанки сейчас публикуют свои прогнозы по рублю и интересный прогноз у Nomura банка. Они достаточно точно неоднократно его предсказывали, и говорят, что в 2016 году рубль будет укрепляться, что в принципе совпадает с прогнозами по энергоносителям, о которых вы уже говорили. Есть ли действительно основания для того, чтобы кроме энергоносителей укреплялся еще и рубль?

- Первое. В начале этого года, несмотря на экстремальное снижение цен на нефть, снижение курса рубля было относительно незначительным, меньшим по амплитуде и очень спокойным. Помните декабрь 2014 года? Примерно такая же динамика курсовая сопровождалась паникой – паникой рынков, паникой населения, набегом вкладчиков на банки и т.д. Сейчас ровным счетом ничего такого не происходит, потому что очень плавно корректировка, меньше по амплитуде, чем корректировка нефтяных цен. Это означает, что есть иные факторы, которые влияют на платежный баланс, состоящий из двух частей: текущий счет на который больше всего влияет конъюнктура основных наших экспортных товаров, капитальный счет – движение капитала. То что мы уже видели по 2015 году, сокращение дефицита капитального счета. И, видимо, в этом году ожидается дальнейшее снижение дефицита капитального счета, становятся более привлекательными относительно дешевые российские активы, улучшается ситуация на фондовом рынке, уменьшается объем задолженностей наших компаний и необходимость ими выплачивать соответствующие суммы своим кредиторам. Все это позволяет рассчитывать на то, что есть действительно существенные шансы на некоторое укрепление рубля. Я напомню, что в базовом прогнозе он исходит из курса 63 с небольшим рубля за доллар. Стресс-тестовый анализ дает другие величины – 80 и даже за 80. Но мне и многим аналитикам кажется, что и нефтяная конъюнктура будет стабилизироваться, и курс рубля, который имеет еще некоторый потенциал к снижению, но в близкой перспективе будет баланс больше в пользу его укрепления.

- В условиях такой волатильности рубля и довольно непростой экономической ситуации стоит ли ожидать, что все-таки удастся каким-то образом увеличить  потребительский спрос, который сейчас, к сожалению, падает? Что правительство намерено делать в этой ситуации?

- Увеличение потребительского спроса связано с тремя вещами. Первое, это, собственно говоря, номинальные доходы - это доходы бюджетников, и тех,  кто работает в корпоративном секторе. Все обязательства по заработной плате бюджетников будут исполнены. В бюджете это защищенные статьи, которые не подлежат сокращению, и лимиты по которым доводятся в полном объеме.

Второе, это инфляция. Мы исходим из того, что инфляция будет снижаться, она уже снижается, динамика понижательная очевидна. Она не такая быстрая как хотелось бы, как мы ожидали, но она очевидна. И мы, конечно же, исходим из того, что в этом году инфляция будет измеряться однозначной цифрой, и будет меньше десяти. Где-то во 2-3 квартале мы войдем в этот тренд. Это означает, что соотношение для реальных доходов будет улучшаться.

Наконец, третье. Это  сберегательное поведение населения. В 2015 году мы видели, что население предпочитало не тратить, а сберегать. Темпы роста банковских депозитов примерно 15% в прошлом году составили. Гораздо выше темпы роста кредита, чем темпы роста доходов и так далее. Люди создавали такую подушку безопасности.

Конечно же, будет очень много зависеть от того, как они в этом году будут оценивать эти риски. И если станет понятно, что риски ослабевают, то этот спрос 2015 года, который был отложен именно потому, что люди формировали подушку безопасности, может быть предъявлен на рынки, что позволит увеличить объем розничного товарооборота, товаров и услуг.

Документы