Шрифт
T
T
Размер шрифта
A
A
A
Цвет
А
А
А
Интервал
Стандартный
Большой
Средний
Изображения
Выкл
Вкл

Статьи и интервью

Азер Талыбов: Госуправление должно конкурировать с лучшими мировыми практиками

11.07.18

О перспективах российско-китайских торговых отношений, повышенных таможенных пошлинах США и спорах в ВТО, а также о переезде Минэкономразвития в "Москва-Сити" в интервью ТАСС в рамках Международной промышленной выставки "Иннопром" в Екатеринбурге рассказал замминистра экономического развития Азер Талыбов.

— Вы сегодня открыли очередное Российско-китайское ЭКСПО, которое проходит в этом году в рамках "Иннопрома". В целом, на ваш взгляд, насколько хорошо развиваются наши торгово-экономические отношения с Китаем?

— Российско-китайские отношения развиваются достаточно динамично. Мы сегодня открыли уже пятое по счету Российско-китайское ЭКСПО вместе с моей китайской коллегой, замминистра коммерции КНР Гао Янь. Мы имели возможность ознакомиться с экспозициями ведущих российских и китайских компаний. И должен констатировать, что состав участников как с российской, так и с китайской стороны достаточно представительный. В целом, если давать оценку нашему товарообороту, то за прошлый год он составил $87 млрд. В этом году он достаточно динамично развивается и позволяет нам поставить для себя некий ориентир $100 млрд. Это достаточно амбициозная задача. Но мы со своей стороны делаем все, чтобы добиться такого уровня товарооборота.

Рост торговли возможен по таким наиболее перспективным отраслям, как сельское хозяйство, промышленное производство, автомобилестроение. И здесь имеют большое значение такие совместные мероприятия, как сегодняшний ЭКСПО, Межрегиональный российско-китайский форум, который мы сегодня тоже открыли. Они закладывают прочную основу для подобного рода диалогов, призваны как раз для того, чтобы собрать бизнес-объединения, деловые круги, представителей органов государственной власти для решения основных важных вопросов.

Конечно же, первым и основным вопросом в подобного рода дискуссиях является вопрос снятия торговых барьеров, которые существуют на рынках обеих стран, инвестиционных барьеров, и здесь предстоит большая работа. Мы находимся в постоянном взаимодействии с нашими китайскими партнерами, у нас есть соответствующие дорожные карты, которые последовательно реализуются. И здесь мы видим достаточно большую перспективу для того, чтобы создать больше возможностей для бизнеса обеих стран, больше взаимодействовать на новом качественном уровне.

Все это в конечном итоге должно привести ровно к тем количественным и качественным показателям, о которых я ранее сказал.

— У нас достаточно позитивно развиваются отношения с Китаем, но мир сейчас сотрясают торговые войны, крупные страны и объединения стран вводят друг против друга пошлины. США ввели повышенные пошлины по целому ряду позиций…

— Уже было принято соответствующее постановление правительства, в соответствии с которым утверждены повышенные ставки ввозных таможенных пошлин в отношении некоторых товаров происхождением из США. В частности, это некоторые виды строительно-дорожной техники, нефтегазовое оборудование, инструменты для обработки металлов, для бурения скальных пород, в том числе оптоволокно попало в этот перечень. Мы на самом деле не видим проблем для внутреннего рынка с точки зрения их замещения, потому что существуют альтернативные источники поставки данных товаров. В том числе сегодня мы можем говорить о том, что у нас есть и российские производители, которые указанную продукцию могут соответствующим образом заместить. После вступления в силу постановления к этим товарам происхождением из США будут применяться пошлины в размере от 25 до 40%. Такой наш ответ.

— Как вы сказали, это не повлияет на наш внутренний рынок, соответственно, проводились ли с российскими компаниями консультации, чтобы минимизировать ущерб для нашей экономики?

— Конечно, при выработке соответствующего решения мы провели консультации с органами власти, представителями деловых кругов, бизнес-объединений. В рамках этих дискуссий мы и выработали этот список товаров. Поэтому рисков для нашей российской экономики в связи с введением повышенных таможенных пошлин мы не видим.

— Как власти относятся к заявлениям Трампа и американской администрации, которые грозят вообще выйти из ВТО, таким образом поставить под угрозу весь тот порядок, который сложился в международных торговых отношениях, как это может в целом повлиять на мировую экономику и есть ли какой-то выход из этой неприятной для всех ситуации?

— Хороший вопрос, на самом деле. Но я хотел бы обратить внимание, что, по последним сообщениям из Вашингтона, Трамп опроверг слухи о возможном выходе США из ВТО. Здесь нужно объективно подходить к ситуации. Но если такое решение будет реализовано, конечно же, это скажется на всей мировой экономике. США является крупным экономическим игроком и важным торговым партнером для многих стран — членов ВТО. А вы знаете, что правилами ВТО регулируется порядка 97% мировой торговли товарами и услугами, ВТО является единственной организацией, формулирующей правила торговли на многостороннем уровне. И устанавливая соответствующие единые, предсказуемые правила для всех участников мирового рынка, система является неким стабилизирующим фактором. Поэтому эффективность таких правил, если такой крупный экономический игрок, как США, не будет им следовать, естественно, снизится. В этом мы видим определенные риски. ВТО — это уникальная площадка для формирования единых правил игры. И торговые войны — это нарушение этих правил. Поэтому разрушение самой системы ВТО, по нашему мнению, конечно же, может привести к хаосу. И в практическом применении это означает усиление волатильности мирового рынка, непредсказуемость торговой политики как таковой и ухудшение условий для ведения бизнеса. Конечно же, как следствие, это приведет к ухудшению инвестиционного климата и, соответственно, к притоку капитала со всеми вытекающими оттуда последствиями для бюджетов экономик, которые в этой системе окажутся. Однако участие США в ВТО далеко не определяющий фактор эффективности системы ВТО в целом.

При этом мы считаем, что основным потерпевшим в случае, если США выйдет из ВТО, станут сами Соединенные Штаты Америки. Потому что американские компании, ориентированные на экспорт, больше не смогут рассчитывать на благоприятные условия на внешних рынках, которые гарантируют правила ВТО. И не смогут рассчитывать на ту предсказуемость применяемого к ним регулирования, а это основополагающий фактор при принятии тех или иных инвестиционных решений.

Поэтому — подводя такой итог — конечно же, это нас сильно настораживает, но тем не менее мы для себя уже сейчас ведем некую подготовительную работу; если подобное решение состоится, мы будем к этому готовы.

— По американским санкциям Россия подала иск в ВТО. Как долго может продолжаться этот процесс рассмотрения в ВТО?

— Хотел бы уточнить. Россия подала иск в ВТО в отношении дополнительных пошлин США на сталь и алюминий. Данные меры США не являются санкциями, как и не являются мерами по защите национальной безопасности США.

Споры в ВТО длятся, как правило, около двух — двух с половиной лет. На первых этапах темпы, как правило, зависят от истца, и всегда нужно разное время, чтобы подготовить перевод спора на рассмотрение третейской группы. Все зависит от результатов первоначальных консультаций. Длительность спора также зависит от того, запрашивает ли какая-либо из сторон апелляцию. И в текущих условиях это существенный фактор, поскольку из-за неконструктивной позиции наших американских партнеров в апелляционный орган не переизбираются судьи. Это приводит со своей стороны к задержкам в рассмотрении споров. В этих условиях предсказать длительность рассмотрения споров в ВТО на данном этапе достаточно сложно. Но мы прилагаем все необходимые усилия со своей стороны для того, чтобы российская позиция была услышана и объективно рассмотрена.

— Что касается внутренних тем. Переезд министерства в "Москва-Сити" на какой сейчас стадии? Планируется, что туда приедут три ведомства, — есть вариант, что у нас появится крупный хаб?

— В настоящее время в соответствии с решениями президента и правительства РФ реализуется проект по созданию правительственного комплекса. В этот правительственный комплекс — предполагается — переедут Министерство экономического развития, Минпромторг и Минкомсвязь России. А также речь идет о том, что в составе комплекса окажутся такие подведомственные организации, как Росаккредитация, Росстандарт и Росстат. Переезд запланирован на вторую половину 2018 года, но у нас нет такой точной даты, когда переезд должен произойти; мы туда переедем, как только весь комплекс будет готов и все сервисы будут налажены. Конечно же, это будет новая организация пространства, пространство, построенное по принципам open space, и здесь тоже будут реализованы новейшие технологии.

Говоря о переезде, я бы хотел, чтобы мы прежде всего не говорили о том, что это простое перемещение. На самом деле это часть нашего глобального плана в части оптимизации государственного управления, усовершенствования и внедрения современных стандартов управления, которые имеют своей целью два основных фактора — это скорость и качество принимаемых решений. Вы знаете, в настоящее время существует достаточно сложная бюрократическая машина, которая не позволяет зачастую вырабатывать быстрые и качественные решения. Причины на самом деле банальные: время, которое мы теряем на различного рода согласования, невозможность в условиях жесточайшего графика согласовать какие-то позиции. Здесь мы будем применять проектный принцип управления, когда для решения конкретных задач будут формироваться проектные команды. С учетом нового размещения органов исполнительной власти у нас будет возможность достаточно оперативно вырабатывать решения, и здесь качество и результативность этой работы будет поставлена во главу угла.

Второе, на что я хотел бы обратить внимание, — это те возможности, которые нам предоставят информационные технологии. Комплекс оснащается по последнему слову техники, и там будет реализован полный комплекс возможностей, связанный с проведением видео-конференц-связи, удаленной работы, взаимодействия с регионами, будет создан ситуационный центр, который позволит в оперативном режиме решать те задачи, на которые ранее уходили недели.

— А насколько ускорится документооборот? Есть какие-то количественные показатели, на которые вы хотите выйти?

— Мы последовательно, все три министерства, на протяжении последнего года реализуем комплекс мероприятий, направленный на полноценное, практически 100-процентное внедрение электронного документооборота, систем планирования, систем проектного управления, которые концентрируют проектные группы на решении соответствующих задач. Мы для себя установили определенные точки синхронизации, к которым мы должны прийти к моменту этого переезда. И в этом мы видим большой потенциал для достижения именно результативности наших действий.

Мы недавно проводили у себя анализ, насколько быстро проходит идея путь от обсуждения до реализации. И вот пока, если стоит задача подготовить изменения в федеральное законодательство либо выпустить соответствующий акт правительства, этот процесс может растягиваться на 360 дней. Это, конечно, неприемлемо в наших условиях, когда решение необходимо принимать мгновенно. Вот на это в том числе и нацелена трансформация государственного управления. Задача амбициозная, до этого ее никто никогда не реализовывал, но мы знаем об успешных проектах, созданных другими государствами. И здесь мы понимаем, что наше госуправление должно конкурировать с лучшими государственными практиками, которые существуют в мире, например применяющимися в скандинавских странах, в Юго-Восточной Азии. Хочу вам сказать, что эффективность подобного рода решений в мировой практике доказана. Нам необходимо пройти свой путь в том числе по этому направлению.

— Уже решено, что будет с тем имущественным комплексом, который все эти министерства и ведомства оставят в центре Москвы?

— Реализация данного проекта осуществляется АО "Дом.РФ", которое в дальнейшем передаст данные объекты недвижимости в казну РФ. А те здания, которые сегодня занимают министерства, должны быть переданы "Дом.РФ" для вовлечения в хозяйственный оборот через механизмы 161-ФЗ. То есть "Дом.РФ" вовлекает это имущество в коммерческий оборот как агент правительства. Вместе с тем в настоящий момент по этому перечню зданий, которые на первоначальном этапе планировалось вовлечь в хозяйственный оборот, есть разные точки зрения. Изначально мы планировали, что все эти объекты будут вовлечены в коммерческий оборот, но решение в конечном итоге останется пока за правительством. Пока окончательного решения нет.

— Вы говорили о том, что это решение должно повысить эффективность работы. Что будет происходить с подразделениями, поддерживающими работу министерств, есть ли возможность их оптимизировать?

— Мне очень приятно, что вы такой вопрос задаете, потому что, как только происходит соответствующего рода трансформация, сразу возникает вопрос: а те дублирующие функции, которые у каждого федерального органа исполнительной власти есть, будут ли они сохранены или же это очевидная точка оптимизации? Конечно же, ответ очевиден. Да, мы будем их оптимизировать, да, мы будем синхронизировать эту работу. И предполагается, что все административно-хозяйственные и обеспечивающие функции будут переданы в полномочие единого оператора центра поддержки, который будет обеспечивать деятельность всех вышеупомянутых органов исполнительной власти. Мы видим достаточно большой потенциал и экономический, и с точки зрения результативности, и применения единых стандартов для сотрудников всех министерств и ведомств. Конечно же, там большой потенциал для улучшения и для эффективности. Сотрудники, которые переедут в этот единый правительственный комплекс, будут обеспечиваться по единым стандартам. При этом важно отметить, что сегодня в разных министерствах ситуация разная. Я не хочу сказать, что она сильно отличается, но она просто разная. И с точки зрения тех возможностей, которые соответствующие службы им предоставляют. Здесь мы предполагаем, что нам удастся за счет консолидации определенной добиться лучшего качества, при этом пойти на существенную экономию бюджетных средств, которые мы сегодня тратим для выполнения наших текущих функций.

— Вы уже считали возможный экономический эффект от этой оптимизации и как может сократиться численность поддерживающего персонала трех министерств?

— В части сокращения численности поддерживающего персонала я бы говорил очень осторожно, потому что любая трансформация в начале своего пути предполагает в каких-то местах напряжение сил и средств для того, чтобы выработать единые стандарты, перевести всех на единую систему обеспечения. И в первоначальном периоде мы ни о какой оптимизации в текущем формате не говорим. На последующих этапах такая оптимизация возможна, но мы к ней будем подходить очень осторожно, исходя из того кадрового потенциала, который у нас есть. Мы свой кадровый потенциал ни в коем случае не хотим растерять, мы хотим, чтобы все сотрудники нашли свое новое предназначение и место работы внутри системы — будь то министерство либо центр поддержки, где соответствующие кадры будут востребованы. В последующем будем давать дополнительные сервисы по сути для наших — здесь уместно применить слово — клиентов, фактически этими клиентами будут государственные и гражданские служащие, работающие в этом правительственном комплексе, а центр поддержки будет обеспечивать эти сервисы по определенному стандарту. В международной практике это называется SLA-стандарт (это формальный договор между заказчиком услуги и ее поставщиком, содержащий описание услуги, права и обязанности сторон, а также согласованный уровень качества предоставления данной услуги — прим. ТАСС), когда вам предоставляется услуга, точно описанная во времени, в качестве, и вы ее всегда можете оценить. И здесь мы видим достаточно большой потенциал улучшения этих обеспечивающих функций, которые будут реализованы в рамках правительственного портала.

При этом я здесь еще на что хотел обратить внимание — что это все мы сейчас ведем в экспериментальном режиме, и если этот эксперимент окажется удачным, а у меня в этом нет сомнений, то я не исключаю, что он может быть распространен и на другие органы исполнительной власти для повышения эффективности этих обеспечивающих подразделений и повышения эффективности бюджетных расходов, которые идут на эти цели.

— Можно ли его рассматривать как модельный проект, на который потом этот подход будет распространен не только на федеральном уровне, но и вглубь — на региональном?

— Безусловно. Регионы достаточно активно перенимают федеральную практику. Но я хочу сказать, что сейчас некоторые регионы применяют — и я этому очень рад — абсолютно передовые технологии в области государственного управления, в области управления в целом. И мы иногда даже берем и черпаем опыт у них. Поэтому это дорога с двусторонним движением. Здесь слабый подтягивается к сильному, сильный делится опытом с тем, кем этот опыт востребован. Я не исключаю того, что и на федеральном, и на региональном уровне централизация обеспечивающей функции — это то направление, по которому в ближайшие пять лет все будут двигаться. Мы в этом году совместно с Федеральным казначейством проводим эксперимент в одной из наших подведомственных организаций — Росаккредитации, у которой функции финансового обеспечения были выведены полностью в Федеральное казначейство. И по прошествии полугода я могу сказать, что несмотря на то, что проект сталкивается с некоторыми сложностями, тем не менее я считаю его достаточно перспективным, и мы сегодня уже видим экономический эффект от его реализации. Например, этот опыт Росаккредитации мы уже закладываем в свои планы в рамках правительственного квартала в "Москва-Сити", там будет та же самая схема отчасти реализована.

Беседовал Максим Филимонов

Документы