Шрифт
T
T
Размер шрифта
A
A
A
Цвет
А
А
А
Интервал
Стандартный
Большой
Средний
Изображения
Выкл
Вкл

Статьи и интервью

Интервью Директора Департамента торговых переговоров Минэкономразвития России М.Ю. Медведкова, «Frankfurter rundschau», 04.05.2007 г.

07.05.07

Франкфуртер Рундшау: Максим Юрьевич, прошло 14 лет с того момента, как Россия заявила о желании присоединиться к ВТО. Вы ведете переговоры с другими странами об условиях присоединения России уже семь лет. Вы думали, что процесс присоединения растянется так надолго?

Медведков: Нет. Когда я в 2000 году начал вести переговоры, я думал, что мы все закончим за три года. Во-первых, мы не думали, что нам придется так много менять с точки зрения законов перед присоединением к ВТО, и мы думали, что этот процесс займет меньше времени. Кроме того, мы немного переоценили готовность наших партнеров по переговорам. Если бы политические обещания, которые нам давались, были выполнены хотя бы на 50 процентов, то мы давно были бы уже в ВТО.

Франкфуртер Рундшау: Вы имеете в виду, например, обещание США убрать так называемую поправку Джексона-Вэника 1974 года?

Медведков: ... ну это такой большой пример. У нас много маленьких, просто курьезных. Одна страна  потребовала, чтобы  Россия взяла обязательства по снижению пошлин на холодильники до 0 процентов, хотя эта страна не производит холодильников. Партнеры сказали нам , что у них есть один инвестор, который возможно начнет производить холодильники на экспорт. Мы на переговоры с этой страной потратили 4 года, пока наконец они поняли, что их требования абсурдны.

Франкфуртер Рундшау: С Соединенными Штатами вы подписали в середине ноября прошлого года договор, касающийся условий присоединения России к ВТО. Сейчас Вы снова спорите...

Медведков: В действительности мы договорились с США об обязательствах по доступу на наш рынок американских товаров и услуг. Но кроме этого ведутся многосторонние переговоры, переговоры по системным вопросам, на которых регулируются, например условия для госпредприятий...

Франкфуртер Рундшау: ...или меры против предприятий, производящих пиратскую продукцию...

Медведков: ...и это тоже. Вашингтон имеет очень большой интерес к защите интеллектуальной собственности и величине будущих дотаций для сельского хозяйства.

Франкфуртер Рундшау: Вашингтон жалуется, что в России существуют десятки  заводов по производству компакт-дисков, которые выпускают пиратскую продукцию, и что Москва мало что делает, чтобы это остановить.

Медведков: Совсем наоборот. В России борьба с пиратством и с производствами приобрела уже достаточно серьезный характер. Полицейские рейды проводятся по всей стране и дают постоянно растущие результаты. В России пиратское производство сокращается. А вы  считаете, что в Германии нет пиратских компакт-дисков?

Франкфуртер Рундшау: По крайней мере не так как в России, где Министр экономразвития Г. Греф ходит по Тверской и на 200 метрах найдет 6 лавок с пиратскими дисками. Это не похоже на решительные действия.

Медведков: Думаю, через два-три года с этим будет покончено.

Франкфуртер Рундшау: Китай является членом ВТО с 2001 года, но по пиратской продукции они намного опережают Россию. Этот негативный опыт влияет на Ваших партнеров по переговорам в Вашингтоне?

Медведков: Нам об этом прямо говорят: поскольку мы с Китаем ошиблись, от вас мы будем требовать еще больше. Если страны ВТО ошиблись в переговорах с Китаем, они должны исправлять эти ошибки на переговорах с Китаем, а не с нами. Мы не готовы платить за чужие ошибки.

Франкфуртер Рундшау: Также и ЕС еще не готов дать согласие на присоединение России к ВТО, хотя в принципе уже в 2004 году был подписан договор. Какие спорные вопросы в отношениях с Брюсселем?

Медведков: ЕС хочет, например, снижения железнодорожных транзитных тарифов.

Франкфуртер Рундшау: Почему сложно об этом договориться?

Медведков: ЕС хочет, чтобы Россия применяла свой более низкий тариф на внутренние железнодорожные перевозки также  для транзитных перевозок. Например, на товары, которые из Китая идут сначала через Казахстан, потом по России, потом через Беларусь и Польшу в Германию или во Францию. В действительности, наши транзитные тарифы устанавливаются на основе многосторонних соглашений между всеми участвующими странами. И поэтому к условиям присоединения к ВТО это не имеет никакого отношения.

Франкфуртер Рундшау: Не усложняет ли Россия сама себе жизнь? Сначала Вы обещаете ЕС снижение экспортных пошлин на лес,  потом  решаете их увеличить,  на что сейчас жалуется Финляндия.

Медведков: Действительно правительство приняло решение об увеличении экспортных пошлин на лес с 1 июля. Но к этому моменту Россия точно еще не будет членом ВТО, так что мы не нарушаем ничего. Другой вопрос -  то, что будет после присоединения к ВТО. И мы этот вопрос обсуждаем.

Франкфуртер Рундшау: Министр экономразвития Герман Греф заявил, что Россия хочет еще в конце 2007 года стать членом ВТО, самое позднее - в начале 2008 года. Тогда  несколько странно, если Россия будет снимать пошлины, которые только что ввела, и вообще-то хочет оставить до 2011 года. Такие действия усиливают впечатление, что Россия поступает непредсказуемо.

Медведков: Решение принято правительством, и я не хочу его сейчас   обсуждать. Но я зайду с другой стороны -  все ли члены ВТО выполняют взятые на себя обязательства? Нет. И ЕС тоже.  Есть очень много споров в ВТО, и в том числе исков против ЕС, которые ЕС проигрывает. Это жизнь международной торговой системы. Если по серьезным причинам торговые обязательства не могут быть выполнены, может быть предоставлена компенсация, есть и другие общепризнанные способы решения такого рода проблем.

Франкфуртер Рундшау: Даже если Вы решите все спорные вопросы с США и ЕС, маленькие страны смогут заблокировать Ваше присоединение к ВТО. Как продвигаются переговоры с Грузией?

Медведков: Грузия настаивает на организации  совместных таможенных пунктов пропуска с Абхазией и Южной Осетией. С нашей точки зрения, вопрос, где и на каких условиях открываются таможенные пункты пропуска, не имеет никакого отношения к ВТО. И наши грузинские коллеги не доказали нам обратного.

Франкфуртер Рундшау: Министр экономики Грузии многократно приглашал господина Грефа в Тбилиси для переговоров. Почему Ваш министр не воспользовался этим приглашением?

Медведков: Министр прилетит, когда мы, эксперты, договоримся  о деталях, и будет подготовлен договор для подписания. Но этого пока еще не произошло. Возможно, нам удастся продвинуться вперед на следующем раунде, который может пройти в Тбилиси.

Франкфуртер Рундшау: «Ведомости» комментировали, что даже после присоединения к ВТО в России мало что изменится,  потому что Вы  позаботились о защите ключевых отраслей промышленности.

Медведков: Россия уже открыта и будет дальше открываться. Мы снижаем таможенные тарифы, на товары, которые мы сами не производим, пошлины равны практически нулю. Но есть сектора, предприятия  которых не готовы к полной конкуренции. В 90-х годах Россия практически без ограничений пустила в страну иностранные юридические компании, которые имели намного лучшие стартовые возможности по персоналу и финансам, чем только что создававшиеся российские компании.  В результате в центральной России рынок более чем на 90 процентов контролировался иностранными компаниями. Если мы сейчас без каких-либо ограничений пустим на рынок западные банки или страховые компании, история  повторится. Не может российский банк с десятилетней  историей на равных сейчас соревноваться с Дойче Банк. Мы выступаем за экономическую либерализацию, но не такую, при которой  уничтожатся российские рабочие места и компании.

Франкфуртер Рундшау: Также и Украина ведет переговоры по присоединению к ВТО. Газета "Газета" пошутила, что если Киев раньше Москвы станет членом ВТО, и Вам придется вести переговоры и с Украиной, то Вы будете переговорщиком от России по ВТО до самой пенсии.

Медведков: Мне до пенсии еще 10 лет минимум. Я глубоко уверен, что мы сможем благополучно завершить все переговоры до этого срока. Возможно даже до конца этого октября.

Документы