Шрифт
T
T
Размер шрифта
A
A
A
Цвет
А
А
А
Интервал
Стандартный
Большой
Средний
Изображения
Выкл
Вкл

Статьи и интервью

Интервью Торгового представителя Российской Федерации в Королевстве Испания А.С. Рубинчика ,"В ЧАСТНОМ БИЗНЕСЕ НУЖНО РУКОВОДСТВОВАТЬСЯ И ИНТЕРЕСАМИ ГОСУДАРСТВА", газета "Газета", 21.05.2007 г.

21.05.07

Интервью Торгового представителя Российской Федерации в Королевстве Испания А.С. Рубинчика ,"В ЧАСТНОМ БИЗНЕСЕ НУЖНО РУКОВОДСТВОВАТЬСЯ И ИНТЕРЕСАМИ ГОСУДАРСТВА", газета "Газета", 21.05.2007 г.

Константин Смирнов

Недавно в Испанию приехал новый российский торгпред - Алексей Рубинчик. Это назначение заинтересовало "Газету". На госслужбу вернулся известный "сахарный" предприниматель. Свидетельств о том, что его бизнес в кризисе, нет. Возникли подозрения, что это еще одно доказательство того, что частному бизнесу становится в России неуютно. В интервью редактору отдела экономической политики Константину Смирнову (в свое время он вместе с Рубинчиком трудился на сахарной ниве) новый торгпред утверждает, что поворот в его карьере полезен не только государству, но и частному бизнесу

- Вы начинали свою карьеру на госслужбе. Занимались внешнеэкономической деятельностью сначала в ГКЭС СССР, затем МВЭС России. Потом отдали 15 лет сахарному бизнесу. Означает ли ваш переход на госслужбу, что государственный бизнес является сейчас и более стабильным, и более перспективным, чем частный?

- Это мое собственное решение, продиктованное осознанием взаимозависимости интересов государства, общества и бизнеса. Зачастую даже в частном бизнесе нужно руководствоваться и интересами государства.

Работая в сахарном бизнесе, я это хорошо уяснил и старался не терять связь с государственными интересами. Вспомните, мы с вами в начале 1990-х годов работали в одной из частных структур, которая занималась организацией поставок кубинского сахара в обмен на российскую нефть. Вот пример прямой связи частных и государственных интересов. Или, как сейчас модно говорить, частно-государственное партнерство.

- Как правило, интересы бизнеса и власти соединяют после ухода с госслужбы, а не наоборот.

- В МЭРТ и раньше приходили специалисты из частного бизнеса. Собственный опыт работы в предпринимательских структурах пригодится для понимания внутренних и внешних проблем российского бизнес-сообщества. Думаю, и мой опыт пригодится здесь для создания оптимальной среды взаимодействия государства и бизнеса. Задачи, которые сейчас стоят перед торговыми представительствами и перед всем МЭРТом, - это создание условий успешной работы российского бизнеса во всех его сферах.

- Почему создавать эти условия вы решили в Испании?

- Испания близка к России по многим параметрам. Она долгое время имела изолированную экономику с огромным присутствием государства. Здесь была очень жесткая система планирования и управления. Франкистскому режиму принадлежали не только крупные инфраструктурные монополии, но и крупнейшие предприятия в ведущих отраслях. Этим она очень похожа на Россию времен социализма. Однако испанцы успешно прошли путь от плановой экономики к рыночной, причем бескризисно. Да, безусловно, была поддержка со стороны Евросоюза, но Испания - большая страна. И одних евроденег для удачно проведенной диверсификации экономики явно бы не хватило. Кроме того, Испания своего рода плацдарм для прорыва на рынки других членов ЕС. Например, есть возможность укрепиться в испанском энергосекторе. Испанцы приступили к новому этапу приватизации своих крупнейших госэнергокомпаний. У того же "Газпрома" появляются шансы добраться до местных сбытовых подразделений.

- Но Еврокомиссия выступает против энергомонополизма, особенно "Газпрома".

- Однако возможности для прорыва российских компаний на европейские энергорынки продолжают существовать. Есть определенные подвижки с Германией, Италией, Бельгией. Что же касается Испании, то она хотя и твердо защищает интересы своих производителей, но меньше других членов ЕС выдвигает какие-либо политические претензии к России. К тому же попасть в хорошо структурированную экономику Германии гораздо сложнее, чем в испанскую, в которой продолжаются структурные реформы. Поэтому ниш для российского бизнеса в Испании гораздо больше, чем в других европейских странах.

- 80% российского экспорта в Испанию - энергоносители. Разве это не красноречиво свидетельствует о том, что остальные российские товары в Испании особо и не нужны?

- Возможности могут быть разного плана даже в машиностроении. Совместно мы можем использовать испанские технологии в России с последующим экспортом продукции в ту же Испанию. Например, сейчас испанцы готовы конкурировать с фирмой Otis в реструктуризации одного из российских заводов, производящих грузопассажирские лифты. Или, например, испанцы давно предлагают ОАО РЖД сотрудничать в производстве пассажирских вагонов. Лучше продавать алюминий не болванками, а в виде корпусов новых вагонов. Но пока переговоры с ОАО РЖД, к сожалению, ни к чему не привели.

Существует определенный интерес российского бизнеса к металлургическому бизнесу в Испании - крупнейшему в ЕС. Так что Испания - действительно окно для российского бизнеса в Евросоюз.

И не только. Испания - это и плацдарм в Латинской Америке. В этом регионе проводится колоссальное количество тендеров, которые по накатанной дорожке выигрывают испанские фирмы. Российские компании могут этим воспользоваться. Дело в том, что наши специалисты в свое время работали во многих латиноамериканских странах - Кубе, Колумбии, Венесуэле, Аргентине. И их опыт, особенно в энергетике, может быть востребован испанцами. Например, далеко не каждый победитель тендера может справиться с прокладыванием трубопровода в сложных геологических условиях. Российские же спецы с этим справятся. Поэтому возможность получить субподряд весьма велика. А это только начало. Затем, используя испанский плацдарм, российский бизнес сможет восстановить утраченные в Латинской Америке позиции, а затем и их приумножить.

- Есть ли интерес у испанцев к сотрудничеству с Россией в области Киотского протокола?

- Испанцы очень заинтересованы в совместном использовании российской квоты на выброс парниковых газов в счет коммерческого долга России. Они предлагают довольно интересные схемы обоюдовыгодного решения этого вопроса. Сокращения выбросов в Испании можно достигнуть лишь за счет очень больших капиталовложений в усовершенствование систем очистки. Гораздо меньше денег потребуется, если их вложить в российское промпроизводство. Расчет в том, что за гораздо более скромные средства можно уменьшить вредные выбросы в земную атмосферу в рамках части испанской квоты. Это их выигрыш. Наш - не только погашение части коммерческой задолженности, но и бесплатное приобретение современных очистных систем, что позволит сэкономить еще часть национальной квоты для, например, ее последующей перепродажи третьей стране. Как известно, интерес к российским квотам выброса парниковых газов есть и у Дании.

Однако в России пока не апробирован механизм распределения квот. Как только его примут - сразу можно садиться за стол переговоров.

- Какие, на ваш взгляд, не только чиновника, но и бизнесмена, барьеры в первую очередь препятствуют экспорту российских товаров и капиталов в ЕС, включая Испанию?

- Во-первых, не подписано соглашение о взаимозащите инвестиций. Видимо, необходимо получить одобрение Брюсселя. Но надо активнее убеждать испанцев и еврочиновников.

Во-вторых, у испанцев отлаженная система гарантирования и поддержки экспорта государством. Это огромный толчок для бизнеса. В России этого пока нет. Схемы давно известны, но банк развития только создается. А пока российские компании сильно рискуют, вкладывая деньги в экспортные проекты.

В-третьих, не хватает определенной государственной стратегии. Государство поддерживает развитие частного бизнеса, но оно должно более четко формулировать задачи и цели развития бизнеса в той или иной отрасли или в отношениях с той или иной страной.

- Готовы ли испанцы идти в российские инвестпроекты, включая рискованные, например на Северном Кавказе?

- Испанцы, несмотря на свой темперамент, - осторожные бизнесмены и скорее будут дуть на воду, чем ввязываться в рискованные проекты. Тем более что у них уже был неудачный опыт знакомства с российскими инвестреалиями в начале 1990-х годов. Тогда испанцы строили сотрудничество на полусемейных отношениях с испанской диаспорой в Россией. И зря. Многие потеряли в России деньги. К 1997 году ситуация вновь наладилась, но в 1998 году грянул дефолт.

Впрочем, сейчас заметно резкое увеличение потока инвестиций в Россию. Они к 2006 году увеличились в разы по сравнению с 2001 годом. Хотя это пока еще недостаточно высокий результат из-за низкого стартового уровня (в 2001 году испанские инвестиции в России составляли всего лишь 13,2 млн евро). Большое количество испанских фирм готовы работать как с нашим торгпредставительством, так и с компаниями в России. Это можно заметить по огромному потоку заявок и предложений от испанских фирм. Этим нужно обязательно воспользоваться.

Например, одна из местных агрофирм только что попросила найти в России партнера в сфере свиноводства.

- Будем есть русский "хамон"?

- А почему нет? Во всяком случае, я им найду подходящих партнеров.

- А как вы будете это делать?

- Никаких политических препятствий для развития двусторонних экономических отношений уже не существует. Не хватает бизнес-информации. Процесс узнавания замедлен. Нас еще оценивают как страну с коррупцией, отсутствием демократизации в экономике. И одна из задач торгпредставительства - показать местной бизнес-элите, как изменилась Россия. Это могут быть инвестиционные форумы - как мини- (российско-испанский, российско-немецкий и т.д.), так и крупные, наподобие июньского форума в Санкт-Петербурге. Мы должны показывать испанцам реальные проекты.

Существует, например, Федеральное агентство по особым экономическим зонам. Если грамотно использовать его возможности, то объемы иностранных капиталовложений в России могут возрасти в разы.

Впрочем, речь идет не только об инвестициях в Россию. Отечественные капиталы все интенсивнее занимают ниши за рубежом. Однако пока их производственная часть (речь не идет о вложениях в недвижимость) ограничивается бывшими союзными республиками и странами Восточного блока. Задача торгпредставительства - увеличить приток российских инвестиций в Испанию. И мне, как специалисту, хорошо знающему внутренние законы бизнеса, здесь, как говорится, и карты в руки.

Ведь часто как бывает: приезжают российские предприниматели в поисках местного партнера. И сами не знают, что конкретно им нужно. Спрашиваю: "Вам нужен кредит под закупку нового оборудования?" "Неплохо бы", - отвечают. "А может быть, надо найти опытного партнера, знающего, как наладить оборудование, и имеющего рынки сбыта?" - "Еще лучше". Но при этом нужно понимать, что зарубежного партнера придется пустить в собственный огород, то есть поделиться долей капитала и допустить к оперативному управлению. А к этому многие российские бизнесмены не готовы. Вот и присылают на инвестфорумы "коммерческих туристов", руководителей среднего звена, способных лишь к презентации своего проекта.

Реальный инвестдиалог возможен только тогда, когда приезжать за рубеж будут люди, принимающие решения. А испанцам есть что предложить. Испания, например, имеет колоссальный опыт строительства как дорог, так и отелей. У Москвы проблема трех- и четырехзвездных гостиниц. А у Испании - опыт управления отелями во всем мире.

- Вы наверняка познакомились с российскими бизнесменами, давно обосновавшимися в Испании. Используете ли вы их возможности в налаживании российско-испанских отношений?

- Пока российские инвесторы больше вкладываются в недвижимость в курортной зоне. Но те, кто уже здесь давно (а это наиболее активная часть нашего бизнеса), готовы предлагать реальные схемы двустороннего сотрудничества. Например, многие российские бизнесмены активно участвуют в местном ресторанном и туристическом бизнесе. Недавно группа российских бизнесменов создала координационный союз российской диаспоры. Это является огромной поддержкой не только для эмигрантов, но и для всех российских граждан, интересующихся опытом и возможностями Испании.

***

Биографическая справка

Рубинчик Алексей Семенович, торговый представитель Российской Федерации в Королевстве Испания

Родился 19 декабря 1954 года.

В 1977 году окончил с красным дипломом МГУ им. М.В. Ломоносова.

В 1977-1980 годах - аспирант кафедры "Экономика зарубежных стран" МГУ, защитил кандидатскую диссертацию по теме "Энергетическое хозяйство Румынии".

В 1980-1984 годах - экономист аппарата советника по экономическим вопросам посольства СССР в Румынии.

В 1984-1988 годах - эксперт Управления по экономическому сотрудничеству с соцстранами (сотрудничество с Кубой) Министерства внешнеэкономических связей СССР.

В 1988-1993 годах - начальник экономического отдела, и.о. заместителя торгового представителя СССР на Кубе.

В 1993-1994 годах - заместитель начальника Главного управления по сотрудничеству со странами Латинской Америки Министерства внешнеэкономических связей РФ.

В 1994-1997 годах - заместитель генерального директора "МЕНАТЕП импэкс".

В 1997-2003 годах - гендиректор торгового дома "Роспрод".

В 2000-2004 годах - президент ЗАО "Русагро".

С декабря 2006 года - торговый представитель Российской Федерации в Королевстве Испания.

Документы