Шрифт
T
T
Размер шрифта
A
A
A
Цвет
А
А
А
Интервал
Стандартный
Большой
Средний
Изображения
Выкл
Вкл

Статьи и интервью

Интервью заместителя директора Департамента имущественных и земельных отношений Минэкономразвития России А.И.Ивакина "Нет необходимости бежать и оформлять участок в собственность", радио "Маяк", 04.07.2007 г.

04.07.07

"Нет необходимости бежать и оформлять участок в собственность"

Пока кто-то вспахивает грядки, сажает цветы, фрукты и овощи, другие пытаются эту землю оформить  в свою собственность. Для вторых - сегодняшняя программа. В гостях «Маяка» заместитель директора департамента имущественных и земельных отношений, экономики и природопользования Министерства экономического развития и торговли Андрей Ивакин.

Ведущая - Елена ЩЕДРУНОВА: Андрей Иванович, вот для начала, чтобы народ понял, что ему можно и дальше спокойно сажать цветы, овощи и фрукты, вот кому не нужно ничего оформлять и вообще задумываться о том, что такое дачная амнистия, кадастр и так далее?
 
ИВАКИН: Прежде всего хочется сказать самое главное, что все обладатели земельных участков, все собственники или граждане, у которых есть право постоянного бессрочного пользования или пожизненного наследуемого владения, являются законными собственниками.
 
И никакой обязанности срочно бежать и оформлять, переделывать старые документы на новые не  существует. То есть закон гарантирует, что такие собственники, владельцы будут ими являться независимо от того, пойдут они на переоформление по новым правилам или не пойдут.
 
Это очень важно, чтобы все понимали, поскольку мы получаем много писем, где нас спрашивают: почему мы обязаны что-то переоформлять в срочном порядке.
 
Вот теперь давайте разберемся, что такое вообще оформление прав, из чего оно состоит и у кого с оформлением все в порядке. Есть граждане, у которых земельные участки находятся на праве собственности, и на руках такие граждане имеют свидетельства о регистрации права нового образца. Естественно, с такими земельными участками можно спокойно совершать сделки, и никаких дополнительных затрат, связанных с межеванием, с кадастровым учетом, с регистрацией прав уже не потребуется.
 
Когда эти свидетельства нового образца появились?
 
ИВАКИН: Ну я боюсь соврать и назвать точно эту дату. С момента вступления в силу Закона о регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним.
 
Хотя бы цвет бумажки тогда скажите, потому что некоторые у нас различают документы по цвету. Звонят и говорят: а вот у меня розовенькая такая бумажка. Не помните, какого цвета эти свидетельства?
 
ИВАКИН: Нет, там нет ярко выраженного цвета, это не те самые розовые и синие свидетельства, которые выдавались раньше на землю. Но это ситуация, когда действительно были проведены все необходимые работы: проводилось межевание земельного участка, проводился кадастровый учет, и теперь этот участок зарегистрирован в собственности.
 
Ну, хотя бы какие-то ключевые слова, которые написаны в этом документе, вы можете назвать?
 
ИВАКИН: Ключевое слово - это право собственности и кадастровый номер.
 
Но помимо того, что может возникнуть земельный спор с соседом, я так понимаю, что вот это межевание нужно проводить еще в том случае, если вы хотите продать свой участок. Получается, что без этого вы его не продадите. Так?
 
ИВАКИН:  Вот смотрите, межевание - это как раз и есть работы, которые определяют координаты границ земельного участка. То есть оно проводится в тех случаях, когда такие координаты не определялись и в кадастр не вносились.
 
Я пытался сейчас объяснить, зачем такие координаты нужны, потому что действительно многие не понимают. И мы часто получаем встречный вопрос: если стоит забор или растет кустарник, зачем еще нужно определять местоположение границ, если мне и так понятно, где она проходит.
 
Но физическая граница - это граница, которую можно изменить. Тогда возникает действительно спор. Таких споров у нас очень много. Если вы представляете себе хорошо, что такое земельный участок, то иногда смещение границ на несколько сантиметров - это потеря 10-20 квадратных метров земли, это очень значительная потеря. Поэтому сейчас споры по границам - достаточно частое явление.
 
Я думаю, что люди готовы устанавливать точные границы своих участков, они двумя руками «за». Возникает только один вопрос: почему это так дорого? Почему на этом кто-то делает деньги, и весьма большие? И что может сделать государство, чтобы это все-таки не было таким грабительским и неподъемным для очень многих делом?
 
ИВАКИН: Действительно, можно сказать, что организации, которые предоставляют услуги по определению границ участков по межеванию, сегодня пользуются тем, что когда собственнику нужно участок продать, он готов заплатить деньги большие. Потому что потребность в межевании возникает только при необходимости совершить сделку с земельным участком.
 
Здесь, кстати, важно отметить, что если не проведено межевание, то участок переходит по наследству, то есть отсутствие межевания не является препятствием перехода земельного участка по наследству.
 
Исключение составляют участки, которые находятся на праве постоянного бессрочного пользования, это право по наследству не переходит. И также не переходят земельные участки, в отношении которых право в документах вообще не указано. Ну это отступление от главного вопроса.
 
Теперь что касается высоких цен. Действительно, мы проводили небольшие исследования, и оказалось, что себестоимость работ по межеванию намного меньше, чем сама цена.
 
А вы в этом сомневались еще до исследований?
 
ИВАКИН: Ну, знаете, все требует подтверждения и доказательства. Поэтому это сложная задача, которую мы пытались решать по частям. Во-первых, вы знаете, что год назад законом о дачной амнистии, который сейчас, возможно, многие критикуют, субъектам дано право устанавливать максимальные цены на работы по межеванию. И больше чем в 20-ти регионах такие расценки установлены.
 
Я подчеркиваю фразу: максимальные. Не минимальные, а максимальные, то есть потолок устанавливают.
 
ИВАКИН: Да, чтобы не завышали эти цены. Во-вторых, мы  постарались разобраться, в чем же причина таких высоких цен. И на наш взгляд, здесь много факторов появляется. И монополия на этом рынке, которая ничем не объясняется, кроме как, может быть, каким-то сговором землеустроительных организаций с кадастровыми. Это  абсолютно непрозрачная процедура кадастрового учета, когда можно отказать в кадастровом учете абсолютно по любым основаниям.
 
Кадастр - это чье ведомство, кому подчиняется?
 
ИВАКИН: Это федеральное агентство.
 
Федеральное агентство земельных отношений, понятно. Так надо с агентством тогда разбираться, видимо.
 
ИВАКИН: Ну разбираться нужно и с агентством, и с законами. Вот сегодня принят в третьем чтении Закон о кадастре, в которым мы постарались настолько детально регламентировать каждое действие чиновника кадастрового ведомства, что, мы по крайней мере надеемся, что возможность необоснованных отказов сокращается в десятки раз.
 
То есть человеку нужно не только документы нужные собрать, но еще вот этот новый закон почитать, чтобы говорить на одном языке с чиновником? А главное, чтобы еще чиновник этот закон прочитал на месте?
 
ИВАКИН: Да. И на одном языке с чиновником, и на одном языке с организациями, которые предоставляют межевые услуги. Но, наверное, и это не самое главное. Потому что действительно не граждане виноваты в том, что они получили земельные участки без точных границ.
 
По большому счету, это вина государства. Государство должно было сначала потратить деньги на определение границ, а потом раздавать участки в собственность.
 
Но поскольку этого не произошло, теперь есть законные основания из федерального бюджета, из областных бюджетов выделять деньги целевым методом на то, чтобы, по крайней мере, для дачных и  садовых товариществ (я сейчас не говорю про индивидуальные жилые дома в населенных пунктах) оказывать финансовую поддержку и проводить землеустроительные работы комплексно. Допустим, для целого товарищества единовременно.
 
Это, во-первых, намного дешевле, если землеустроительные работы проводятся в отношении всего товарищества сразу. Во-вторых, это снижает риски споров по границам.
 
Вы сказали, что есть законные основания, то есть законодательство есть. А кто-нибудь уже воспользовался этим законным основанием, какие-нибудь местные власти? Есть такие примеры положительные?
 
ИВАКИН: К сожалению, похвастаться такой практикой я не могу. У нас нет информации пока от регионов. Хотя для того, чтобы у регионов появились такие законные основания, соответствующие записи были сделаны еще в законе о дачной амнистии. Сейчас мы прорабатываем вопрос о том, чтобы сделать эксперимент совместно с кадастровым агентством в каком-то регионе - за счет федеральных средств сделать межевание нескольких садовых товариществ.
 
То есть показать пример?
 
ИВАКИН: Конечно. Нужно показать пример. Нужно показать, как это работает, что это на самом деле можно сделать очень дешево и очень быстро.
 
Кому-то повезет. Пишите в МЭРТ, может быть, все-таки выберут вашу заявку и придут к вам сделают за счет федерального бюджета. Вопрос, чтобы только потом другие региональные власти тоже этому примеру последовали.
 
А как-то можно стимулировать местные власти к тому, чтобы они этим занимались?
 
ИВАКИН: Сложный вопрос, я на него, наверное, не смогу вам ответить, как стимулировать местные власти правильно вести политику на местах. Но я еще раз хочу повторить, что межевание не является обязательным. Потребность межевания возникает при необходимости совершить сделку.
 
И еще очень важный момент. Закон о кадастре, который сейчас принят в третьем чтении, содержит норму, которая разрешает совершать сделки без межевания. Это совершенно новая норма в законодательстве разрешает совершать сделки с земельным участками в отсутствие точных границ, в отсутствие работ по межеванию, когда координаты границ земельного участка не известны.
 
Это означает, что если у вас есть свидетельство старого образца, вы можете продать такой участок, но новый собственник будет тратить деньги на межевание, когда ему потребуется.
 
И может получить большие проблемы с соседями.
 
ИВАКИН: Совершенно верно. Это очень большие риски.

Документы