Шрифт
T
T
Размер шрифта
A
A
A
Цвет
А
А
А
Интервал
Стандартный
Большой
Средний
Изображения
Выкл
Вкл

Статьи и интервью

Интервью начальника отдела доступа на внешние рынки Департамента торговых переговоров Минэкономразвития России В.О. Никишиной "После присоединения к ВТО автоматически должны быть сняты все количественные ограничения против российских товаров", Интерфакс, 01.11.2007 г.

01.11.07

- Вероника Олеговна, какие ограничительные меры в настоящее время действуют в отношении российских товаров? Какой ущерб, по оценке министерства, наносят эти меры российским компаниям?

- По состоянию на 24 октября 2007 года 19 стран (Австралия, Аргентина, Белоруссия, Бразилия, Венесуэла, Индия, Казахстан, Канада, Китай, Мексика, Перу, республика Азербайджан, республика Туркменистан, республика Узбекистан, США, Таиланд, Турция, Украина, ЮАР), а также ЕС применяют защитные меры в отношении российских товаров, ущерб от которых составляет порядка $2 млрд.

В настоящий момент в отношении российских товаров действуют 75 мер без учета Белоруссии, в том числе: 45 антидемпинговых пошлин, 8 защитных пошлин, 4 квотных ограничения, 3 ограничения по ценам, 1 ограничение по номенклатуре, 1 запрет на импорт, 2 дополнительных налога, 2 тарифные квоты, 3 санитарных и фитосанитарных меры, 2 технических барьера, 4 акциза (на дискриминационной основе). Белоруссия применяет в отношении российских товаров 11 мер. Таким образом, всего по состоянию на конец октября насчитывается 86 ограничительных мер.

Кроме того, в настоящее время проводятся 9 антидемпинговых расследований, 1 специальное защитное расследование, а также 13 пересмотров действующих антидемпинговых мер.

- Какова динамика количества ограничительных мер, применяемых против российских компаний за последние годы?

- У нас был пик ограничений в 2001 году. С 1992 года, когда ограничений было 13, до 2001 года они увеличивались по нарастающей, достигнув 126 антидемпинговых мер в 2001 году. С 2002 года количество антидемпинговых мер начало сокращаться.

В первую очередь, это было связано с тем, что количество товаров, которые были ограничены, достигло своего максимума. Мы фиксируем продолжающие свое действие меры, и общее количество их стало уменьшаться. Эффект от активной работы российских экспортеров, которые стали себя достаточно грамотно вести, в том числе и в процедурных вопросах, привело к тому, что число ограничений снизилось до 86.

- Каких результатов удалось добиться министерству в этих вопросах?

- В 2005 году нам удалось предотвратить введение, либо отменить действие ограничений в других странах в отношении российской продукции на сумму $425 млн, в 2006 году - на $600 млн, за январь-сентябрь 2007 года - на $300 млн.

- В каких странах действуют максимальное число ограничений против российских товаров. Какие компании несут из-за этого наибольшие убытки?

- Максимальное количество ограничительных мер на сегодня действует в ЕС - 15 мер, на Украине, в Белоруссии и в США - по 11 мер, в Мексике и в Китае - по 6 мер в Турции - 5 мер, в Индии и Перу - по 3 меры.

В основном меры действуют против поставок химической и металлургической продукции. Например, в Китае действуют ограничения по поставкам химической и нефтехимической продукции, в Мексике - металлургической продукции, в США - в отношении поставок ядерных материалов, удобрений, стали и спортивного и охотничьего оружия.

- Какие ограничения в отношении российской продукции действуют в странах СНГ?

- Что касается стран СНГ, то из всех стран Содружества антидемпинговыми мерами против нас борются только Украина и Казахстан. Все остальные страны СНГ нас ограничивают другими инструментами - либо нетарифными, либо административными барьерами.

Самым обсуждаемым и болезненно действующим на большой ассортимент товаров является дифференцируемая ставка акциза, которая действует, в частности, в Узбекистане, Азербайджане, Казахстане. Это означает, что ставка акциза на ввозимые товары в несколько раз превышает ставку акциза на аналогичные товары отечественного производства, что делает заведомо неконкурентоспособными эти иностранные товары. Речь идет как о размере разницы в ставках, так и о перечне тех товаров, на которые такой дифференцируемый акциз вводится. Если в Казахстане есть всего 2 товара, на которые действует дифференцируемый акциз - это алкоголь и табачные изделия, то в Узбекистане это очень широкая номенклатура - в частности и автомобили, и краски.

На наш взгляд, проблема связана в первую очередь с тем, что наша двусторонняя база со странами СНГ является недостаточно современной, не отражает современные тенденции в международной торговле, что дает возможности для ее использования и трактования этих положений странами по-разному. Там очень много ссылок на национальное законодательство, а так как национальное законодательство допускает такие вещи, то ограничения и вводятся.

Проблема еще в том, что у нас нет нормальной процедуры разрешения споров на двустороннем уровне, мы можем только предъявлять друг другу претензии, но дальше этого дело не идет.

- Может вынести обсуждение этих вопросов на уровень СНГ или ЕврАзЭСа?

- В данном случае органы СНГ и ЕврАзЭС не очень помогают, потому что и они эти вопросы не могут решить. Фактически все сводится к тому, что ведутся двусторонние переговоры, эти вопросы поднимаются на межправительственных комиссиях. В отдельных случаях дело доходит до того, что как крайний аргумент вводятся ответные меры. Но действительно четкой и понятной процедуры разрешения споров, которая бы носила обязательный характер для обеих сторон - ее, к сожалению, пока нет.

- После подписания весной торгового соглашения с Белоруссией удалось ли решить все проблемы?

- К сожалению, нет. С момента подписания соглашения - с 23 марта 2007 года - Белоруссия уже отменила 16 мер из 38, которые мы выявили на начало года и которые нарушали двусторонние соглашения.

Но проблема опять же заключается в том, что у нас очень большой пакет двусторонних соглашений с Белоруссией, нормы которых иногда даже противоречат друг другу. И, поэтому, вводя то или иное ограничение, Белоруссия зачастую ссылается на возможность, предоставляемую одним соглашением, а мы указываем на дискриминационность, ссылаясь на другое соглашение.

Белоруссия считает, что некоторые ограничения не являются дискриминационными и планирует их сохранить. Мы считаем, что это не так, и наша дискуссия продолжается, а рассудить нас некому.

- Какие наиболее проблемные вопросы остаются с Белоруссией?

- Например, вопрос доступа к госзакупкам. Это один из самых серьезных проблемных вопросов, по которому у нас разное понимание с Белоруссией. В российском законодательстве есть норма, которая предоставляет иностранным компаниям из любой страны равные права с российскими, при условии, что российским компаниям предоставляются равные условия при госзакупках в этой стране. Мы предоставляем белорусским компаниям равные права в доступе к госзакупкам, а Белоруссия нам - нет. По сути, в Белоруссии действует преференциальный режим для своих производителей. Кроме того, остаются серьезные разногласия по поставкам в Белоруссию табачных изделий, рыбы и морепродуктов. Учитывая, что у России с Белоруссией - зона свободной торговли, введение каких-либо ограничений, в том числе квот, запрещено. 23 марта, подписав двусторонне соглашение, Белоруссия обязалась отменить эти квоты. В результате Белоруссия заменила квоту эквивалентной, на наш взгляд, мерой - введением специального импортера по табаку и нескольких специальных импортеров по рыбе.

Кроме того, сохраняется и ряд других ограничений на пути российского экспорта в Белоруссию. Например, поставки российской сельхозтехники и автобусов - предмет нашей серьезной обеспокоенности.

- Какие страны не признают Россию страной с рыночной экономикой и проводят, по сути, дискриминационные расследования при введении ограничительных мер?

- Нас до сих пор не признали страной с рыночной экономикой три государства - Мексика, Австралия и Аргентина. В этих странах введены антидемпинговые меры против российских компаний после проведения расследований, не соответствующих реальному положению дел.

В Мексике и Аргентине речь идет об антидемпинговых мерах в отношении российского горячекатаного и холоднокатаного проката, бесшовных труб, в Австралии - в отношении нитрата аммония.

- После присоединения России к ВТО, какие ограничения перестанут действовать автоматически, а какие могут быть отменены по требованию России?

- После присоединения к ВТО автоматически должны быть сняты все количественные ограничения. В частности, прекратят действие квоты по стали, которые есть в ЕС. Кроме того, должны быть отменены ограничения по экспорту нитрату аммония в США, а также появится возможность пересмотреть антидемпинговую пошлину на поставку урана в США.

У нас также появится возможность оспорить меры ЕС, которые введены в результате использования при расследованиях т.н. энергетических корректировок себестоимости производства в России ряда товаров, что не будет соответствовать нормам ВТО. Здесь, в первую очередь, имеются в виду антидемпинговые пошлины на российские удобрения в ЕС.

- Как компании могут защитить себя от ограничительных мер против своей продукции?

- Компании должны повышать квалификацию своих сотрудников, отвечающих за эту сферу, и не надеяться, что это обойдет их стороной. В случае начала расследования необходимо сразу уведомить наше министерство, а также заполнить вопросник уполномоченного за расследование органа. Пассивная позиция экспортера при проведении расследования в 99% случаев приведет к введению запретной пошлины.

Государство играет активную роль, но важно, чтобы компании сразу обращались к нам. Бывают случаи, когда остается всего несколько дней до окончания расследования, а компании только начинают обращаться к нам с просьбой - выручайте.

Важно также, чтобы была корпоративная поддержка. Расследование по одному товару основывается обычно на тех же принципах и аналогичных расчетах, что и по ряду других товаров. Поэтому в наших интересах по возможности предотвращать введение таких мер, чтобы не возникало невыгодных прецедентов.

Документы