Шрифт
T
T
Размер шрифта
A
A
A
Цвет
А
А
А
Интервал
Стандартный
Большой
Средний
Изображения
Выкл
Вкл

Статьи и интервью

Интервью директора Департамента государственного регулирования внешнеторговой деятельности Минэкономразвития России Г.В. Баландиной, ИА «Прайм-ТАСС», 03.04.2008 г.

04.04.08
Интервью директора Департамента государственного регулирования внешнеторговой деятельности Минэкономразвития России Г.В. Баландиной, ИА «Прайм-ТАСС», 03 апреля 2008 г.

Вопрос: Подготовлены ли МЭРТ предложения по дифференцированию ставок экспортных пошлин на нефтепродукты? Когда они могут быть введены?
Ответ: У нас есть обращение одной из нефтяных компаний, что существующая формула расчета пошлин на нефтепродукты не стимулирует развитие глубокой переработки нефти на территории России. Мы, во-первых, эти аргументы проверяем, во-вторых, вырабатываем некий комплекс предложений по тому, как эту диспропорцию убрать, но готовых решений на сегодня нет. Мы исследуем этот вопрос с учетом механизмов взимания НДПИ, акцизов, всех факторов, которые влияют на доходность и экономику нефтяных компаний. Понятно, что экономика в условиях цены нефти свыше 100 долл за баррель несколько иная, чем была 7-10 лет назад, когда мы рассчитывали формулу определения пошлины на нефтепродукты. Поэтому необходимо провести новое исследование, экономически очень сложное.
Что будет на выходе, я пока прогнозировать не могу. У нас новые вызовы и угрозы мировой экономики, и вариант снижения цен на нефть на мировом рынке равно, как и вариант повышения цен на нефть, имеют под собой определенную логику и аргументы. Ключевой же момент нашего исследования - это вопрос о том, как создать инвестиционно привлекательные условия для развития глубокой переработки нефти в России, чтобы инвесторам было выгодно вкладывать средства в это производство, а не экспортировать сырую нефть.
Действующий в настоящее время механизм установления экспортных пошлин на нефтепродукты, существующая разница пошлин на светлые и темные нефтепродукты не стимулируют организацию строительства новых перерабатывающих мощностей, которые требуют огромных долгосрочных инвестиционных вложений.
Вопрос не простой, потому что требуется учесть факторы постоянно меняющейся мировой конъюнктуры со многими неизвестными. Его нужно исследовать по нескольким сценариям, в том числе учитывая зависимость от мировых цен на нефть, появления альтернативных источников топлива и т.д. Поэтому в рамках своего департамента я могу сказать, что мы пока еще диагноз не поставили, и каких-то решений, которые могли бы публично обсуждать, не нашли. У нас идет серьезный экономический анализ.
Вопрос: Какие изменения могут произойти в части совершенствования таможенно-тарифной политики в РФ в 2008 г, в частности по обнулению импортных пошлин на ряд товаров?
Ответ: Что касается обнуления импортных пошлин, то, когда речь идет о снижении пошлин на сырье, материалы, комплектующие, этот вопрос, как правило, не подвергается дискуссии. Понятно, что, если пошлины на компоненты ниже, чем на готовые изделия, то это является неким сигналом, неким стимулом для того, чтобы производство аналогичных товаров переносилось или организовывалось в России.
В то же время очень сложный вопрос со снижением пошлин на готовые изделия, особенно в условиях, когда отрасль российской промышленности, выпускающая аналогичную продукцию, находится не в самом успешном состоянии. Кроме того, не приведет ли такое решение к тому, что отобьет желание у инвесторов развивать производство в России?
Согласно одобренной концепции среднесрочной таможенно-тарифной политики в РФ снижение импортных пошлин на готовые изделия в РФ будет продолжаться по трем ключевым сегментам.
Первый - это снижение до нуля пошлин в целях модернизации российской экономики. Круг этих товаров понятен - это технологическое оборудование, аналоги которого не производятся в РФ. Абсолютно понятны цели и масштабы такого снижения - развитие новых производств, внедрение новых технологий. Возможно эта работа в дальнейшем не будет столь масштабна, как была в 2006-2007 гг, она будет сфокусирована на точечных отраслях и производствах.
Второй аспект появился у нас буквально осенью прошлого года на фоне резкого роста цен на отдельные виды сельхозпродукции и продуктов питания. Здесь уже речь идет о снижении пошлин по крайне узким группам товаров исключительно на временной основе и только для того, чтобы немного поднять уровень предложения и тем самым сбить аномальную ситуацию, когда резкий рост цен дестабилизирует рынок.
Третий сегмент - крайне чувствительный и для таможни, и для промышленности. Это снижение пошлин, во-первых, на готовые изделия, которые не производятся в России, но это не технологическое оборудование, во-вторых, на товары, аналоги, которых производятся в России, но не в достаточном количестве для того, чтобы насытить потребительский спрос, и, в-третьих, на товары, высокие пошлины на которые являются фактором провоцирования нарушения таможенных правил.
Я хотела бы остановиться именно на этой третьей группе товаров, регистрируемый импорт которых существенно ниже, чем объем поставок, который реально осуществляется на российский рынок. Это самый болезненный вопрос, так как затрагивает, прежде всего, такую чувствительную сферу, как легкая промышленность, которая защищается во всех странах различными барьерами. Сейчас мы видим, что в России эти барьеры не срабатывают. Учитывая действующую ставку НДС, отечественный производитель заранее не конкурентоспособен перед импортом как минимум на 18 проц. А значительный объем нерегистрируемого импорта означает, что и высокие пошлины не защищают российских производителей. А если они не эффективны, тогда встает вопрос, а зачем они нужны?
Сейчас расхождения в статистических данных, например по ввозу товаров из Китая, предоставляемых ФТС РФ и китайскими службами, составляют разы, а по некоторым позициям до 13 раз. И пока таможня не готова нам назвать комплекс неких специальных мер, которые выведут объем регистрируемого импорта на приемлемую величину, при которой можно будет говорить о том, что установленные тарифные барьеры начинают работать.
Вопрос: Но разве высокие пошлины на ввоз автомобилей не сыграли свою позитивную роль для защиты отечественного производителя?
Ответ: Высокая импортная пошлина в отношении автомобилей вводилась не только и не столько для того, чтобы защитить российское автомобилестроение, а для того, чтобы привлечь автопроизводителей в нашу страну. Сейчас нам есть, чем гордиться. Практически со всеми мировыми автоконцернами у нас заключены соглашения, и все они представлены в виде строящихся или построенных заводов в России. Да, это тот пример, когда можно говорить, что пошлина сработала. Но, на самом деле пошлина - это не единственный инструмент, который стимулирует или дестимулирует производство в России. То есть в совокупности с другими условиями она может в каких-то случаях работать, в каких-то случаях - нет. И я вас уверяю, что, скорее всего, если бы не увеличивающиеся доходы населения, а вследствие этого бум на спрос авто, может быть производители-автоконцерны только в силу того, что мы держим высокую пошлину на готовую продукцию, в Россию бы и не пришли. Стимулами стали также изменившийся инвестиционный предпринимательский климат, активность регионов, предоставление различных инвестиционных условий.
Постоянно увеличивающийся спрос - это фактор, который влияет на принятие инвестиционных решений по организации производства в России. Не учитывая этого, увлекаясь только пошлинами, мы ситуацию ни с производством, ни с диверсификацией производства, ни с переходом на инновационный путь развития не изменим. Только в совокупности эти факторы работают. Наша внешнеэкономическая стратегия должна быть продолжением внутренней экономической политики государства.
В настоящее время, несмотря на то, что в РФ сохраняется высокая пошлина на автомобили, ввоз легковых машин составляет 1/10 часть всего регистрируемого российского импорта, или 1/5 часть импорта технологического оборудования. Если весь импорт РФ по прошлому году, по данным ФТС, составил 199 млрд долл, то 21 млрд долл - это ввоз легковых автомобилей.
Вопрос: Следует ли ожидать в ближайшее время принятия решения о снижении или обнулении пошлин на самолеты, аналоги которых не производятся в РФ? Каких типов самолетов это касается?
Ответ: Складывающуюся ситуацию с российским авиапромом я оцениваю положительно. Это, на мой взгляд, удачное сочетание мер внутренней и внешней политики, которые учитывают баланс интересов, как производителя, так и потребителей. Сейчас мы говорим о том, что государство поддерживает отечественный авиапром, что у Объединенной авиастроительной корпорации есть абсолютно прозрачные планы, и она будет способна насытить потребности авиаперевозчиков по разным типам самолетов к определенному сроку и в определенном количестве. И для того, чтобы у нас сфера авиаперевозок "не просела", мы сейчас идем на временное снижение до 10 проц и даже обнуление импортных пошлин на некоторые типы самолетов, чтобы сделать российских авиаперевозчиков не менее конкурентоспособными, чем зарубежные авиакомпании.
В настоящее время мы находимся в стадии технического оформления этих принятых решений. Но, хочу еще раз подчеркнуть, что по пониженным или нулевым ставкам пошлин самолеты могут быть ввезены только на определенный срок, порядка 3-5 лет, а потом они должны будут покинуть территорию России, чтобы обеспечить спрос для отечественного производителя, который к тому времени уже сможет предоставить определенный пакет предложений. По дальнемагистральным широкофюзеляжным самолетам свыше 300 мест уже принято решение об обнулении пошлин.
Вопрос: Будет ли введен для автокомплектующих статус товара, выпущенного в свободное обращение?
Ответ: Этот вопрос технически достаточно сложный. Сегодня режим промышленной автосборки не сопряжен с адекватными нормами таможенного администрирования, и эта нестыковка проявляется самым негативным образом. Потому вопрос не в том, каким будет статус у этих автокомпонентов, а в том, насколько таможня сегодня готова технически, юридически, процедурно администрировать автокомпоненты, ввозимые в режиме промышленной сборки. В основных направлениях таможенно-тарифной политики до 2011 г мы предусмотрели комплекс мер, которые будут направлены на преодоление этого дисбаланса. Как временное решение, чтобы не ущемлять интересы инвесторов, мы согласились с тем, что таможня не будет осуществлять контроль за использованием автокомпонентов. Сейчас мы можем осуществлять мониторинг этой ситуации и реагировать в том случае, если будут злоупотребления, через инвестиционные соглашения, через описание самого режима промышленной сборки. Это было очень сложное решение. Но, когда мы на чашу весов положили привлекательность инвестиционного режима, под который мы привлекли огромное количество инвесторов для развития производств, причем производств не временных, а рассчитанных на локализацию, на то, что автопром будет локомотивом для смежных производств, для налаживания производства автокомпонентов, то перевесили эти интересы. Параллельно мы будем работать над совершенствованием таможенного законодательства РФ, чтобы создавались адекватные процедуры контроля, не отпугивающие инвестора, но и не допускающие злоупотреблений по этим режимам.
Вопрос: Поддерживает ли МЭРТ предложение ФТС об уплате экспортерами пошлины по ставкам, действующим непосредственно в момент фактического пересечения товаром таможенной границы?
Ответ: Я не видела каких-либо изменений в Таможенный кодекс, принятых по этому вопросу. На мой взгляд, эта проблема искусственная.
Я не думаю, что возможность подачи временной таможенной декларации приводит какому-то сильному искажению применения пошлин. Кроме норм Кодекса, есть решение Высшего арбитражного суда, который дает толкование этим нормам, признающее право таможенных органов не принимать временные декларации с заявленными пошлинами, если их размер ниже, чем тот, что будет действовать.
Как правило, постановление правительства о введении пошлин вступает в силу через месяц после опубликования. Если буквально читать это решение Высшего арбитражного суда, то оно признает право таможенников после опубликования постановления о введении пошлин не принимать временные декларации с более низкой ставкой.
Вопрос: Целесообразно ли в условиях, когда переговоры России о вступлении в ВТО не завершены, принимать решения о сокращении или отмене импортных пошлин на ряд товаров?
Ответ: В настоящее время переговоры по доступу на российский рынок товаров с основной группой стран-членов ВТО завершены. Я бы не стала гипертрофировать роль этого процесса в свободе правительства по маневру в таможенно-тарифной сфере, особенно в том, что касается либерализации доступа товаров на наш рынок. Один из принципов ВТО - либерализация условий торговли, поэтому если мы пошлины не повышаем, а снижаем, то это никак не может повредить вступлению России в ВТО.
Вопрос: Можно ли ожидать в ближайшее время реализации предложения МЭРТ об обнулении импортных пошлин на товары, ставки на которые составляют 5 проц?
Ответ: МЭРТ считает, и это было озвучено на правительстве РФ, что надо постепенно менять отношение к импортным пошлинам, рассматривая их не столько как источник пополнения федерального бюджета, а как инструмент регулирования рынка. Если товар не производится в РФ, то его все равно купят и при пошлине в 5-проц, и 20-проц. Эти издержки, во-первых, просто перекладываются на потребителя, во-вторых, провоцируют участников ВЭД к нарушению таможенных правил. Кроме того, есть третья составляющая - это административные издержки, связанные с взиманием такой пошлины почти 70-тысячной армией таможенников. Нужно ли нам затрачивать такие государственные усилия для этого, если на самом деле цели взимания 5-проц пошлин не совсем ясны?
Вопрос: Можно ли уже говорить о позитивном влиянии тарифных мер, введенных за последнее время с антиинфляционной целью?
Ответ: Я на самом деле не считаю, что тарифные меры сдерживают, не разгоняют инфляцию. Если этот фактор и есть, то он косвенный. Если мы говорим, что российский рынок уже зависит от глобальных рынков, и не ставится цель изолировать экономику России от этих рынков, то тогда роль внешнеторговых регуляторов несколько иная. Я думаю, что в дискуссиях о причинах, следствиях и рецептах борьбы с инфляцией никто из сегодняшних политиков России серьезно не ставит вопрос о том, что нужно заново опустить железный занавес. Этого нет. Поэтому я с грустью констатирую, что, к сожалению, Министерство сельского хозяйства, Федеральная антимонопольная служба иногда просто "хватаются" за эти инструменты. Причем я абсолютно убеждена, что они тоже понимают всю ограниченность их воздействия.
Что сегодня больше действует на инфляцию - монополизм на рынке или таможенные пошлины? Спросите крестьянина, что на него больше давит - отсутствие инфраструктуры, когда он не может сдать выращенную продукцию, или монополист, который диктует ему закупочную цену, примерно равную себестоимости, а потом ее в розницу дает по совершенно другим завышенным ценам, или импортные пошлины. Да он знать не знает, какой там импорт или пошлина, он просто знает, что свое молоко он может сдать только такому вот лицу и только по цене, которую он ему диктует. Вот в чем проблема. В том, что у нас рынки неконкурентны.
Да, мы вынуждены были пойти на резкое снижение импортных пошлин на ряд товаров, когда увидели, что цены растут, для того, чтобы увеличить предложение на рынке, для того, чтобы повысить конкурентность рынка и немножко сбить ценовое давление. Но я абсолютно убеждена, что таможенно-тарифное регулирование или все другие инструменты внешнеторгового регулирования - это дополнение к внутренним мерам, где нужно еще очень много работать для того, чтобы и предложений сельхозпродукции было достаточно, и чтобы конкуренция была свободной, и для того, чтобы малый бизнес работал, Таможенно-тарифное регулирование - это не универсальный инструмент для лечения больного, его можно рассматривать как витамин, а основное лекарство - оно в других мерах.
Проблема инфляции, все внутренние проблемы - все они в несовершенстве рынка, в недостаточном развитии производств, в перекосах сельскохозяйственной структуры, в монополизме на рынках. Это ключевая проблема, и, конечно, бороться другими методами гораздо сложнее, чем поднять пошлину или опустить ее.
В настоящее время проводится мониторинг цен на чувствительные для российского рынка товары. Он включает в себя не только анализ внешних факторов, наблюдающихся на новом витке развития глобальной экономики, но и внутренних тоже. Я бы сказала, что у нас есть положительные сдвиги в качестве принимаемых решений. Сейчас практически под любое решение правительства о пошлинах мы готовы показать аналитику и наш прогноз, как сработает та или иная пошлина. Чем дальше мы двигаемся, тем больше факторов стараемся изучить, чтобы были понятны наши цели, для чего это делается и на какой период, как это сочетается с мерами внутренней поддержки.
Вопрос: Обсуждается ли вопрос о снижении квоты на беспошлинный ввоз товаров физлицами?
Ответ: Вопрос сейчас не настолько актуальный. Я занимаюсь этой проблемой с 1993 г, и всю эволюцию взглядов, как и чем должны регулироваться правила ввоза, я знаю не понаслышке, так как непосредственно участвовала в подготовке практически всех постановлений правительства, конкретной главы Таможенного кодекса и даже предложений по изменению к ней. В чем суть проблемы? С одной стороны, мы за расширение возможности граждан России выезжать за рубеж и иностранных граждан приезжать в Российскую Федерацию. Конечно, мы хотим, чтобы российская таможня никогда бы не вернулась к "чемоданной таможне". Никому сейчас в голову не придет говорить о том, что нужно восстанавливать нормы ввоза, действовавшие в советские времена, когда можно было ввести две пары носков, а третья пара уже облагалась пошлиной, и было зафиксировано, сколько копеек за какую пару платить. Был перечень товаров, он устанавливался Совмином СССР. Поскольку была монополия государства на внешнюю торговлю, и все внешнеторговые объединения платили централизованно налоги в союзный бюджет, таможня была действительно "чемоданной". Она проверяла только пассажиров на предмет того, сколько вы везете дозволенного, а сколько недозволенного.
Сейчас же проблема заключается не в том, какая будет норма для пассажиров, а в том для каких целей гражданин везет товар. Если он везет это с целью продажи, то он обязан платить пошлину. Если он везет для себя, то он не должен уплачивать эту пошлину. Все остальные ориентиры весьма условны.

Документы