Шрифт
T
T
Размер шрифта
A
A
A
Цвет
А
А
А
Интервал
Стандартный
Большой
Средний
Изображения
Выкл
Вкл

Статьи и интервью

Интервью директора Департамента стран Америки Минэкономразвития Росси Е.В. Даниловой «Вместо торговых войн – совместные инвестиции и новые проекты», РИА «НОВОСТИ», 5 августа 2009 г.

05.08.09

За последнее время Россия и страны американского континента резко активизировали свои отношения. Поездка президента РФ Дмитрия Медведева в Перу, Бразилию, Венесуэлу и Кубу, серия переговоров на высшем уровне в Москве с руководителями Аргентины, Боливии, Бразилии, Кубы, Никарагуа, Чили, визит президента США Барака Обамы в Россию, недавние поездки вице-премьера Игоря Сечина в Венесуэлу, а затем в Никарагуа и Кубу - это только верхушка айсберга. Чем вызван взаимный интерес, какие перспективы у отношений России с США, Канадой и Латинской Америкой в экономической сфере рассказала корреспонденту РИА Новости Самариной Лане директор департамента стран Америки Минэкономразвития России Елена Данилова.

- Говоря «Америка», мы привычно подразумеваем под этим географическим названием Соединенные Штаты. При этом страны Южной Америки представляет для России не меньший интерес в плане сотрудничества. В каких сферах отношения РФ и этих стран наиболее перспективны?

- Рынок стран Латинской Америки является перспективным для поставок российского промышленного сырья, удобрений, экспорта высокотехнологичных товаров и технологий, инжниринговых услуг, а также для инвестиций в различные отрасли экономики. Самым интересным сейчас является наращивание сотрудничества в области строительства объектов электроэнергетики в Чили, Аргентине, Бразилии, Колумбии, Мексике. Наиболее известна на латиноамериканском рынке энергетического оборудования компания «Силовые машины». Вместе с тем, участие в реализации ряда проектов в настоящее время прорабатывают и другие компании - «Технопромэкспорт», «Интер РАО», Корпорация «Энергомашэкспорт». Активно развивается сотрудничество в форме концессий в сфере разведки и добычи углеводородов: уже ведутся переговоры с Венесуэлой, Колумбией, Боливией, Кубой, Бразилией, Эквадором. Также рынок стран Латинской Америки лежит в сфере интересов российских производителей транспортных средств, железнодорожного оборудования, авиа- и судостроителей и других. «Вертолеты России», ОАК, Корпорация «Иркут», «Ильюшин Финанс Ко» проявляют заинтересованность в работе на рынке авиатехники стран региона. В настоящее время прорабатывается участие в поставках грузовых и легковых автомобилей «АвтоВАЗ», «КАМАЗ», «Соллерс», «Русские автобусы – Группа ГАЗ» «Транс-Альфа» в ряд стран. В частности – автобусов и троллейбусов на Кубу, в Никарагуа, Чили, Колумбию, Венесуэлу.

- Бразилия подготовила программу ускоренного роста, на реализацию которой выделит около 315 миллиардов долларов. Что в этой программе может  представлять интерес для российских компаний?

- Российским компаниям может быть интересным участие в сооружении ГЭС «Белу Монте» на реке Шинга мощность -  11,2 МВт, железнодорожной магистрали Север – Юг  протяженностью 2240 км, в разведке и разработке нефтяных месторождений на шельфе, поставке оборудования для бразильской нефтяной компании «Петробраз».

- Многие проекты, о которых вы говорите, они рассчитаны на перспективу, пройдет немало лет, пока вложенные средства начнут приносить отдачу.

- Отдача будет сразу. Нет лучшего способа стимулировать экспорт, чем участвовать в сооружении крупных объектов. Как только компания выходит на площадку, сразу же начинаются поставки необходимого оборудования, сырья, комплектующих, экспорт услуг. Разумеется, если компания планирует стать оператором автомагистрали или железной дороги, то прибыль пойдет только после завершения строительства. Во всех других случаях, активность начинается с первых дней.

- А кризис не сведет на нет все эти планы?

- Естественно, кризис сказывается. Тем не менее, страны не отказываются от поддержки инвестпрограмм, они частично сокращают расходы, но полностью свои планы не замораживают. Так, бразильское правительство заявило о том, что увеличивает на 26% финансирование программы ускоренного роста. Аргентина, которая очень сильно пострадала от кризиса, несмотря ни на что, будет поддерживать ряд программ, которые включены в антикризисный пакет. Это и понятно: аргентинский план строительства государственных объектов, который потребует инвестиций в размере более 32,6 миллиарда долларов, направлен на поддержание уровня экономической активности и занятости в стране. План предусматривает строительство и модернизацию электростанций, линий электропередач, реконструкцию и электрификацию железных дорог, строительство больниц, школ и жилья.

- А какие совместные инвестпроекты с компаниями США наиболее интересны для российских предприятий?

- Это - финансы, технологии, промышленное производство с высокой добавленной стоимостью, наука, подготовка кадров. На данный момент США вложили в российские активы 3,2 миллиарда долларов, а Россия в американские – примерно тот же объем средств или, по некоторым оценкам, даже больше. Общий объем накопленных инвестиций США в экономику РФ составил 8,8 миллиарда долларов. Сейчас в условиях кризиса на первое место выходит взаимодействие в финансовом секторе и высокотехнологическое сотрудничество. Очень интересное направление для российско-американских проектов – это внедрение и коммерциализация  научно-технических разработок на территории России. Во всем мире признается, что американцы - №1 в этой области, а у нас пока в этой сфере не очень получается.

- В США к России продолжает применяться пресловутая поправка Джексона-Вэника к закону о торговле от 1974 года. Из-за нее Россия пользуется режимом наибольшего благоприятствования не на постоянной основе, а на временной. Это не влияет на взаимную торговлю двух стран?

- С одной стороны данная поправка является неприятным анахронизмом, с другой - на нашей торговле она непосредственно не сказывается. Поправка создает некую неопределенность в наших отношениях, так как режим каждый год необходимо продлевать. Эта поправка была введена по политическим соображениям, сейчас Конгресс и различного вида лобби пытаются использовать ее сохранение для давления на Россию при решении вопросов квотирования импорта мяса птицы, различных разрешений и льгот. Но по большому счету, данная поправка – проблема США, так как именно они должны будут снять ее до завершения переговоров по присоединению России к ВТО.

- Есть еще одна страна американского континента, с которой Россия сотрудничает, но как-то очень тихо, без помпы. Как строятся наши отношения с Канадой?

- Отраслевые структуры канадской и российской экономик очень схожи, они фактически производят то, что и мы. В Канаде развит энергетический сектор, АПК и производство сельхозтехники, добыча полезных ископаемых, производство машин и оборудования, строительная промышленность (как крупных объектов, так и коттеджей). Мы делаем ставки на те же отрасли. Отсюда – низкая комплиментарность. Это создает основу не столько для взаимной торговли, сколько для взаимных инвестиций.  Так, канадцы участвуют на территории России  в добыче золота, серебра, редких металлов. Еще одно крупное направление – племенное скотоводство и закупка ряда видов дорожной и сельскохозяйственной техники.

- А нет ли здесь противоречия? С одной стороны мы пытаемся защитить наших производителей, у которых на заводах стоят нераскупленные трактора, а с другой – покупаем сельхозтехнику у канадцев?

- Противоречия нет, речь идет о той технике, которая в России не производится. Но вы правы, Россельхозбанк, который предоставляет льготные кредиты агропрому на покупку техники, сейчас эти программы ориентировал исключительно на закупку отечественных машин. Поэтому канадская сторона просит не исключать из механизмов  льготного кредитования  их техники, не имеющей аналогов в России. Недавно этот вопрос поднимался на межправительственной комиссии. Мы в свою очередь предлагаем им создавать предприятия по промсборке сельхозтехники на территории России.

- Сейчас больше говорят не о совместном сотрудничестве, а о волне протекционизма, которая ему мешает…

- Любой антикризисный пакет в любой стране предполагает укрепление конкурентных позиций национальных компаний посредством защиты рынка, стимулированием экспорта продукции этих компаний, спроса со стороны государства или населения. Поэтому мне не нравится выражение «волна протекционизма». О какой волне может идти речь, если основной массив антикризисных мер в большинстве стран связан с поддержкой финансового сектора, денежно-кредитной политикой, помощью населению и только потом идет стимулирование реального сектора? На последнем месте находятся те меры, которые могут быть причислены к протекционистским. Это,  в основном меры тарифного и нетарифного регулирования. Эффект, от таких мер, с точки зрения их воздействия на общее состояние экономики, не такой значимый.  Меры по ограничению импорта или экспортные ограничения (например, на сырье), применяемые различными странами  носят точечный характер и затрагивают, прежде всего, интересы отдельных отраслей и отдельных предприятий

- Какие протекционистские меры чаще всего встречаются в антикризисных пакетах?

- Сразу оговорюсь: протекционизм бывает разный. Есть лобовой – повышение пошлин, введение квот, запрет на ввоз или вывоз продукции. А есть и скрытый протекционизм. Например, – предпочтение отечественным производителям при госзакупках, финансовая поддержка предприятий. Ведь преференции при госзакупках, льготные кредиты, бюджетные вливания, покупка акций государством усиливают конкурентные возможности компаний. Они могут не только удерживать позиции на внутреннем рынке, но и начать внешнюю экспансию на зарубежные рынки. Переход на взаимные расчеты между странами хоть и с некоторой натяжкой, тоже можно отнести к  скрытой форме протекционизма. Стороны договариваются о том, чтобы использовать при расчетах  свои национальные валюты, фактически они таким образом договорились поддерживать двусторонний товарооборот.

- Тогда и программы по поддержке экспорта национальных производителей являются протекционистскими?

- Здесь сложнее. Госпрограммы, направленные на поддержку и страхование экспорта, если они осуществляются в соответствии с международными правилами,  протекционизмом не считаются. Весной этого года на саммите «большой двадцатки» в Лондоне страны-участницы  договорились принять меры для финансирования внешней торговли через свои агентства кредитования экспорта и поддержки инвестиций и международные банки развития. Предполагается, что общий объем средств, направляемых на эти цели должен быть не меньше 250 миллиардов долларов в текущем и 2010 годах.   ВТО призывало страны не сворачивать, а увеличивать содействие экспорту из развивающихся стран - это влечет за собой помощь мировой торговле в целом.  Хотя по сути такие программы поддержки экспорта усиливают конкурентные позиции компаний, получающих такую поддержку, и могут искажать условия конкуренции на тех рынках, куда они экспортируют свою продукцию. В целом же, пока  нельзя сказать, что на мировом рынке из-за использования странами  мер защиты своих рынков  или субсидирования отдельных отраслей произошло что-то критичное. Многие эксперты сходятся во мнении, что массированного протекционизма не случилось. С моей точки зрения, что ситуация была более острой в 2002 году, когда США ввели меры по защите своей металлургической отрасли. Тогда возник «эффект домино», поток  продукции, отхлынув от американского рынка, пошел в другие страны – Китай, Японию, Корею, которые моментально стали вводить свои защитные меры. Сейчас этого нет, есть локальные проблемы из-за попыток многих стран ограничить торговлю, но они решаются в ходе переговоров и взаимных уступок. Будем надеяться, что глобальная экономика выйдет из кризиса, не понюхав пороха торговых войн.

        

Документы