Статьи и интервью

Интервью директора Департамента корпоративного управления И.В. Осколкова «Новому ГК – "да", ограничениям для бизнеса – "нет"», РИА «НОВОСТИ»,31 марта 2011 г.

01.04.11

Горячие дискуссии по крупнейшему пакету поправок к Гражданскому кодексу, подготовленному Исследовательским центром частного права, не затихают с прошлого года. По мнению представителей бизнеса и Министерства экономического развития, российское гражданское законодательство давно заслужило крупные перемены, но отнюдь не такие, которые были предложены в ноябре 2010 года. В свою очередь, Минэкономразвития выступает со своими предложениями и изменениями, которые должны поставить во главу угла интересы развития экономики и значительно улучшить условия работы для предпринимателей. О том, какие изменения в гражданское законодательство готовит министерство, почему количество арбитражных судей должно увеличиться в разы и какой договор необходим венчурным инвесторам, корреспонденту РИА Новости Лане Самариной рассказал директор департамента корпоративного управления Минэкономразвития РФ Иван Осколков.

 

- Роспотребнадзор не так давно достаточно резко высказывался, что деятельность коллекторских агентств незаконна. На ваш взгляд, насколько это мнение отвечает реальности, и что предлагает Минэкономразвития изменить в деятельности агентств?

- Мы уже некоторое время назад подготовили законопроект, регулирующий деятельность коллекторских агентств. Концепция его не менялась, и мы рассчитываем в апреле-мае разослать проект закона в министерства и ведомства для согласования. Что касается высказываний руководства Роспотребнадзора, то мы с ними согласны в той части, что регулирование взаимоотношений физлиц с коллекторами должно быть четко прописано.

- Еще один законопроект, который наделал много шуму, но так и не стал пока законом, касается реабилитации должников-физических лиц. В каком состоянии он сейчас находится и когда может быть принят?

- У нас все готово: есть текст законопроекта, который фактически ни у кого не вызывает  замечаний, – ни у тех, кто со стороны государства смотрит на эту процедуру, у ни у тех, кто будет судить. Поддерживается проект и банковским сообществом. Если вы помните, согласно нашим предложениям, процедура реабилитации таких должников передается арбитражным судам. Это увеличивает нагрузку на них и соотвественно влечет за собой дополнительные расходы. Высший арбитражный суд поддерживает наши предложения, и представил свои расчеты по увеличению количества судей. Есть одна технологическая проблема – проблема финансирования.

- То есть Минфин отказывается выделять дополнительные средства на судебную систему?

- Мы сейчас рассматриваем проблему более широко. На наш взгляд, это не просто проблема финансирования дополнительного количества судей, которые должны судить дела в отношении граждан-должников. Это в целом проблема доступности экономического правосудия. Сейчас наша система экономического правосудия не является сильным звеном правовой системы: судьи перегружены, количество дел большое. Видимо, существующая система арбитражных судов заточена на несколько другой объем экономических взаимоотношений между экономическими агентами, между государством и экономическими агентами. Но экономика растет, и система должна расти вместе с ней и выходить на новую мощность. А это, безусловно, дополнительное финансирование, безусловно дополнительное количество судей. То есть, системе арбитражных судов нужна новая мощность, которая с запасом может покрыть потребность тех, кто пользуется нашим законодательством. Возможно, это кратное увеличение мощности арбитражей.

- В течение какого периода времени России необходимо это сделать?

- Это вопрос того, чего мы хотим от судебной системы. Если мы хотим, чтобы она по-прежнему оставалась "узким горлышком", то этот вопрос можно решать и десятки лет. А если в стране инвестиционный климат и комфортность экономических отношений ставятся на первое место, то изменения должны произойти как можно быстрее. Разумеется, это не решение одного дня: судей нужно обучать, готовить в широком смысле этого слова. Но я думаю, что в ближайшие 2-3 года изменения должны произойти. Потому что сама по себе ситуация будет только ухудшаться, количество дел с развитием российской экономики будет возрастать, соответственно будет увеличиваться и нагрузка на судей, будут растягиваться сроки ожидания судебных решений. Наверно, как вариант, должна быть рассмотрена возможность снятия с судей "технической" нагрузки виде простых дел, когда требуется фактически только зафиксировать факт, скажем, необходимости выплаты неустойки. Арифметический расчёт того, кто, кому и сколько должен по невыполненному договору, если отсутствует потребность в квалифицированном рассмотрении, не должен быть предметом отвлечения дорогостоящего внимания судьи. Эти дела должны решаться в упрощенном режиме.

- Очень много предложений по изменению гражданского и корпоративного законодательства связано с проектом создания в Москве международного финансового центра. На ваш взгляд, какие сферы законодательства нуждаются в первоочередном реформировании?

- Существует достаточное количество вопросов, решение которых необходимо, чтобы создать комфортные условия для участников финансового рынка. Эти изменения имеют отношение к инвестиционной деятельности, к деятельности на рынке ценных бумаг. Проблема в другом. Многие вопросы мы сейчас даже поставить не можем, потому что более высокого уровня нормы Гражданского кодекса лишают возможности нас это сделать. Сейчас нужно задуматься над самим Гражданским кодексом.

- Но в ноябре уже выступал со своими предложениями реформы ГК Исследовательский центр частного права… Вас их поправки не устраивают?

- К сожалению, не устраивают. В том виде, в котором поправки обсуждаются сегодня, они скорее противоречат идее МФЦ, идее инновационной экономики, модернизации, повышения инвестиционного климата и много чему полезному еще. Мы очень внимательно рассмотрели поправки, провели сотню раундов обсуждения этих предложений в рамках Рабочей группы по созданию МФЦ. Результат – консолидированное мнение тех, кто применяет закон, тех, кто заинтересован в ведении бизнеса и реализации проектов в России, о том, что предлагаемые поправки нужно не только серьёзно дорабатывать, но и серьёзно расширять с точки зрения потребности экономического оборота.

Гражданский кодекс, когда он был сформирован и впервые вступил в силу, сыграл неоценимую роль в жизни страны, но с тех пор ситуация кардинально поменялась, сейчас он нуждается в переработке, и если у нас большие планы по развитию экономики, то дальше тянуть нельзя. Экономика меняется, появляются все новые и новые форматы ведения бизнеса, нужны дополнительные возможности с точки зрения правового инструментария. Поэтому сейчас как раз время решить все вопросы, которые давно накопились по гражданскому законодательству,  поставить во главу угла не интересы отдельных экономических агентов, или групп лиц, а интересы развития экономики.

- Что конкретно вам не нравится в нынешнем кодексе?

- Нормы о свободе договора, нормы о диспозитивности в корпоративных отношениях – эти и многие другие вещи должны быть переписаны в нынешнем Гражданском кодексе. Сейчас наше законодательство исходит из того, что предприниматель – это носитель повышенного риска не только для самого себя и своих инвестиций, но и для окружающих, поэтому следует ограничить его императивными правилами, и риск для тех, кто с ним вольно и невольно вступает в отношения, таким образом, будет минимизирован. При этом ничего страшного не произойдет, если предприниматель передумает предпринимать. На наш взгляд, исходить из прямо противоположного: предприниматель должен заниматься бизнесом, ему должно быть это интересно, для него должны быть созданы соответствующие условия. Человек, решивший рискнуть, даже в форме ограниченной ответственности, заслуживает всяческой поддержки. А чтобы отношения предпринимателей между собой не наносили вреда окружающим, к примеру, потребителям, мы должны защитить права потребителей в законе о защите прав потребителей. Для того, чтобы крупный предприниматель не мог нанести ущерб мелкому, нужно качественно прописать антимонопольные нормы и следить за их исполнением. Права кредиторов во всём мире принято защищать в законодательстве о банкротстве.

Я искренне не понимаю, почему в  ГК нужно жестко прописывать компетенции органов управления в хозяйственном обществе, и как это защитит контрагентов общества. Зачем, к примеру, нужно записывать в ГК норму о пропорциональности участия в управлении в соответствии с долями в капитале общества? Мы не нашли таких примеров в законодательствах других стран и при этом мы понимаем, что конструкция хозяйственного общества теряет привлекательность для тех, кто его создает, потому что в зависимости от бизнес задач компетенции может потребоваться перераспределить, как может потребоваться сделать непропорциональным участие в управлении. Если предприниматели между собой об этом договорились – зачем им это запрещать, да ещё и делать это для всех однообразно, на уровне ГК? Получается, что законодательство ставит избыточные ограничения предпринимательской активности, на которые инвесторы и бизнесмены очень рационально реагируют, структурируя отношения между собой за рамками нашей юрисдикции. Мы знаем, что как крупные, так и не самые крупные сделки на рынке капитала сегодня заключаются не по российскому законодательству, и тенденция увода правоотношений из России усугубляется. В рейтинге Мирового банка Doing business мы теряем позиции ежегодно и сегодня находимся за рамками первой сотни экономик.

- Вы упомянули инновационную деятельность. Что нужно нашим инноваторам и венчурным инвесторам? Какие изменения в российском законодательстве упростят их жизнь и работу?

- Много нареканий со стороны венчурных капиталистов вызывает формат ЗПИФ для особо рискованных венчурных инвестиций, выделенный для них в российском законодательстве ждя осуществления коллективных инвестиций. Большинство инвесторов отдают предпочтение западным LP. Мы вместе с ключевыми участниками рынка подготовили законопроект, – он в разное время по-разному назывался, – которым предлагается создать удобную форму договора между инвесторами, позволяющую им строить отношения по очень близкой аналогии с формой LP. Сейчас этот законопроект опять-таки сдерживается готовящимися поправками в Гражданский кодекс, который в действующем виде ничего подобного не позволяет. Наиболее близкий аналог в действующем ГК – это договор простого товарищества. Мы договорились с Советом по кодификации, что на основе договора простого товарищества появится договор инвестиционного товарищества, который уже и будет соответствовать потребностям венчурных инвесторов. Но ряд серьёзных вопросов по конструкции такого договора, равно как и по кругу взаимоотношений, для которых он может применяться, остаются. Очень надеемся, что они будут решены в готовящихся рамках поправок в ГК. Вообще, это классический пример взаимодействия экономики и права: инструмент крайне необходим и ожидаем, и правовая система должна поменяться в его пользу, иначе она сама окажется не востребованной экономическими агентами, потому что такой инструмент они найдут в других правовых системах.

- То есть все упирается в реформу ГК? Готовы ли ваши предложения по его реформированию? Когда вы планируете их внести в правительство РФ?

- Согласно графику исполнения президентского поручения Правительство должно представить поправки в ГК не позднее 15 апреля. Наши предложения готовы и давно обсуждаются. Будет ещё раунд обсуждения в Правительстве.

Кроме того, у нас подготовлено много разнообразных нововведений в корпоративное законодательство, которые критически зависят от того, будут ли приняты наши предложения по Гражданскому кодексу. Например, что касается договора инвесттоварищества, то предложения мы должны внести до 1 июня, мы уже получили замечания Совета по кодификации относительно этого проекта. Но все будет зависеть от того, как пойдут поправки в Гражданский кодекс.

- А если все-таки будет отдано предпочтения пакету поправок от Центра частного права? Это решение отодвинет возможность реализации ваших предложений по корпоративному праву?

- Давайте верить в то, что приоритетами всё-таки являются инвестиционный климат и создание МФЦ, а не правовой перфекционизм на основе непроверенных теорий.

Документы