Шрифт
T
T
Размер шрифта
A
A
A
Цвет
А
А
А
Интервал
Стандартный
Большой
Средний
Изображения
Выкл
Вкл

Статьи и интервью

Статья Статс-секретаря — заместителя Министра Олега Фомичёва в газете "Ведомости": "Суть дела: Межведомственное взаимодействие хромает"

13.09.13

Очень часто ставится, на мой взгляд, не совсем корректный вопрос, что правильнее развивать: качественное предоставление услуг традиционным способом, в том числе с посещением гражданином присутственных мест (которые сейчас мы трансформируем в многофункциональные центры), или ускоренное развитие электронных услуг. Однако это не альтернатива, а две тесно дополняющие друг друга задачи. Вообще, в идеале эти два способа должны отличаться только интерфейсом. То есть человек либо сам приходит, либо заполняет форму на портале госуслуг. А следующий за этим процесс должен быть практически идентичен. Отличия, которые останутся (и из-за чего, собственно говоря, МФЦ и необходимо развивать), продиктованы тем, что у нас в обозримой перспективе будет ряд категорий населения и ряд услуг, для которых будут нужны бумаги. Потому нужны, что некоторые юридически значимые документы существуют только в бумажном виде и единовременно перевести их в формат электронного документа невозможно.

Существующая система государственных услуг должна переформатироваться в востребованную модель, ориентированную на определенную категорию пользователей в зависимости от пола, возраста, социального положения и т. д. Понятно, что электронные услуги станут востребованы молодыми социально активными гражданами, а традиционный способ — людьми старшего возраста и социально не защищенными гражданами: у них более ограниченный доступ к современным информационным технологиям и к интернету.

Но при этом есть часть проблем, которая должна решаться инвариантно. Речь идет о способах предоставления услуг. Есть две крупные проблемы: контроль качества и контроль за изменениями в системе предоставления госуслуг. Эти две вещи сдерживают в первую очередь перевод услуг в электронный вид и оказание услуг через ЕПГУ. В меньшей степени они сдерживают МФЦ, потому что операционный офис МФЦ все равно находится в госорганах, где чиновники работают с бумагами и могут спокойно продолжать это делать. Это обстоятельство будет влиять на сроки предоставления госуслуги, но качество может вырасти в МФЦ и без перевода в электронный вид (хотя мы понимаем, что в перспективе электронная форма обслуживания и в бэк-офисе безальтернативна).

Теперь исключительно про электронные услуги. Здесь у нас еще много непринятых решений. В настоящее время электронные услуги можно получить через ЕПГУ. На федеральном портале есть возможность получить и региональные услуги через ссылку «Получение услуг всех федеральных органов исполнительной власти». Но задача, которая до сих пор не решена, — обеспечение массовости. У нас 4 млн пользователей портала госуслуг. Но динамика, которая планировалась при запуске этого портала, в разы превышает достигнутые сейчас значения. У этой проблемы есть две составляющие. Первая: достаточно узкий набор способов получения простой или усиленной электронной подписи. Предлагается расширять возможности их получения за счет «Почты России». Со своей стороны, мы предлагаем сделать возможным получение электронной подписи для доступа к ЕСИА. Это позволит нам охватить всю территорию Российской Федерации. Мы несколько раз обращались в Минкомсвязи и, хотя официального ответа пока не получили, в очной форме, можно сказать, нас поддержали.

Другая проблема связана с самим порталом госуслуг и с тем, что у нас переведено сейчас в электронную форму: возможность реального получения госуслуг в электронной форме через ЕПГУ. Это второй фактор, сдерживающий желание граждан работать с порталом. После первого всплеска оптимизма: «Ура, у нас появился ЕПГУ, теперь можно получать услуги в электронном виде!» — люди туда зашли, покопались и поняли, что на самом деле все не так хорошо, как им сначала казалось.

По электронным услугам в 2012 г. (на портале было опубликовано более 57 000 региональных и 717 федеральных услуг) мы провели мониторинг. Если посмотреть, какие услуги у нас действительно оказываются в электронном виде, то вывод неутешительный. На сегодня реально не существует ни одной юридически значимой государственной услуги, которая предполагает совершение каких-то юридически значимых действий — выдачу документа, изменение статуса гражданина и т. д., — переведенных в электронную форму. В том виде, под которым обычно понимают электронную услугу, не осуществляется ни одной. Все предоставляемые на портале услуги носят информационный характер.

При этом, если говорить о приоритетных, наиболее востребованных услугах, то достаточно небольшой их набор покрывает от 70 до 90% всех обращений граждан и его можно в ручном режиме переводить в электронный вид. В этом списке такие услуги, как государственная регистрация прав на недвижимое имущество и сделок с ним, государственная регистрация юридических лиц, выдача санитарных эпидемиологических заключений и регистрация авто- и мототранспортных средств, регистрация граждан по месту пребывания и по месту жительства, ну и ряд других. Проблема — в отсутствии единой методологии, реальных действий системного интегратора (которым, на наш взгляд, должен стать Минкомсвязи), чтобы каждую услугу отдельно переводить в ручном режиме в электронный вид. Сами электронные услуги ниоткуда не появятся, это очень сложный бизнес-процесс. Потому что в каждой госуслуге есть целый ряд сценариев, и по ним может быть задействован целый ряд федеральных органов исполнительной власти. Все значимые юридически действия между ними тоже должны быть переведены в электронный вид, и все это должно быть отражено в нормативной базе.

Результаты предоставления государственных услуг в виде электронных документов тоже должны быть вписаны в законодательную нормативную базу. И по каждой электронной услуге этот процесс очень сложный, его нужно выстраивать от начала и до конца. Федеральные органы власти в одиночку с этим не справятся однозначно, потому что каждая электронная государственная услуга — это сложный межведомственный проект, у которого должен быть, по сути, главный конструктор, отвечающий за перевод услуги в электронную форму, что называется, «от и до». Те успешные примеры в сфере предоставления государственных услуг в электронном виде, которые сегодня есть, оказываются самим [одним] органом госвласти на основе информации, которой он располагает. Я имею в виду госуслуги, которые оказывают Росреестр и ФНС. Эти две «истории успеха» основаны на том, что все находится в руках самих ведомств и они имеют возможность внутри выстроить соответствующие управленческие процессы.

Теперь о проблемах, с которыми сталкиваются ведомства при переводе своих услуг в электронный вид. Про одну часть я уже сказал. Вторая часть связана непосредственно с ЕПГУ и обусловлена в какой-то степени действиями операторов. Потому что, например, Росаккредитация более полугода ожидала размещения своих сервисов на портале. А это значит, что, поскольку у органа власти есть закрепленные требования о предоставлении каких-то услуг в электронном виде, он вынужден создавать параллельную систему на собственном портале. А это очень негативно сказывается на общей концепции, в соответствии с которой должна быть все-таки единая точка входа в систему получения электронных государственных услуг, чтобы не заставлять гражданина искать по сайтам разных ведомств — кто и какие услуги оказывает.

Очень остро стоит и проблема качества информации, размещенной на ЕПГУ. У ведомств меняются адреса приема населения, графики работы, форма заявлений. Эти изменения происходят достаточно часто и не отображаются на едином портале. В этом смысле ни у нас, ни у граждан нет уверенности, что информация, которая в данный момент представлена на ЕПГУ, является актуальной и самой последней и что исходя из опубликованных там форм документов можно, уже придя в госорган, получить соответствующую услугу.

Для чего я про все это говорю. Вернусь к началу своего выступления — ключевым проблемам контроля качества и контроля за изменениями в системе госуслуг. Узкие места, о которых я потом говорил, обусловлены в значительной степени отсутствием у нас этих двух видов контроля. По контролю качества определенные действия уже сделаны. В соответствии с постановлением № 1284 [правительства РФ от 12 декабря 2012 г. «Об оценке гражданами эффективности деятельности руководителей территориальных органов федеральных органов исполнительной власти (их структурных подразделений) с учетом качества предоставления ими государственных услуг, а также о применении результатов указанной оценки как основания для принятия решений о досрочном прекращении исполнения соответствующими руководителями своих должностных обязанностей»] запущена система мониторинга качества госуслуг. Она заработала с 31 марта 2013 г. и объединила информацию о качестве оказанных услуг через разные каналы, включая sms, телефонные опросы, инфоматы. Но и тут есть небольшая проблема: до сих пор эта система не интегрирована с ЕПГУ. То есть качество услуг, оказанных на ЕПГУ, здесь не отражается.

Теперь про Систему межведомственного электронного взаимодействия. СМЭВ является «хребтом», основной инфраструктурной вещью, которая должна обеспечить качество и одновременно контроль за изменениями в системе предоставления электронных госуслуг. Эта система развивается, и здесь Минкомсвязи решает очень серьезные задачи. В том числе создание новых сервисов, системы маршрутизации, буферизации запросов и т. д. Это те проблемы, с которыми у нас не «взлетел» СМЭВ (1.0). Сейчас они в системе, условно названной СМЭВ (2.0), решаются. В то же время эксплуатация уже показала ряд идеологических недостатков. Мы начали с Минкомсвязи их обсуждение, потому что, если мы хотим в полной мере задействовать СМЭВ при предоставлении услуг в электронном виде, нужно разрешить целый ряд проблем. Первое: отсутствие синхронного развития правовых актов и информационных систем. Это та самая проблема, связанная с контролем за изменениями. По общему правилу информационная система и технологии должны создаваться в рамках действующего законодательства. А законодательство у нас широкое и включает в себя не только законы и постановления правительства, но и акты отдельных ведомств. В этом смысле у нас нет сейчас системы, которая позволяла бы предотвратить несанкционированные изменения алгоритма оказания госуслуги любым из участников этого процесса без оповещения других участников этого процесса. У нас даже на уровне одного ведомства, как правило, существуют две категории, так же как и в правительстве, — одни проектируют информационную систему, вторые занимаются нормативной базой. Но если на уровне правительства эти процессы более или менее координируются (хотя тоже с определенными нареканиями), то на уровне федеральных органов исполнительной власти таких механизмов нет. А это значит, что блок ответственных за «нормативку» в федеральных органах может, не оповестив свое IT-подразделение, принять или поменять регламент оказания госуслуги — ведь формально они как бы не отвечают за доведение этого всего до электронной формы. Плюс к этому за последний год произошло три глобальных переформатирования СМЭВ. Это привело к тому, что участники, которым нужно наладить взаимодействие, фактически дезориентированы. Мы понимаем, что необходимость в этих изменениях, наверное, была, но по факту сложилось так, что, не доделав одно глобальное изменение, ведомства начинают делать другое, не менее глобальное. И система, что называется, не «взлетает». В настоящий момент модель согласования «точка — точка» межведомственного взаимодействия уже показала свою несостоятельность. Эта модель, в принципе, работоспособна только на федеральном уровне, а на региональном она не работает. Поэтому, если мы хотим иметь эффективное электронное правительство, нам нужно в рамках новой СМЭВ (3.0) сделать многоточечную систему согласования и контроля изменений.

http://www.vedomosti.ru/newspaper/article/528901/mezhvedomstvennoe-vzaimodejstvie-hromaet#ixzz2ekUsZ1H6

Документы