Министерство экономического развития
Российской Федерации

Минэкономразвития России

Русский English
 

Брифинг Министра экономического развития РФ Алексея Улюкаева по итогам трехсторонних консультаций на министерском уровне Россия-Украина-ЕС

01 декабря 2015 г.   Версия для печати
Поделиться ссылкой

Добрый день, уважаемые коллеги!

Я только что вернулся с наших трехсторонних переговоров с министерской встречи Европейского Союза-Украины-России, посвященной возможности снятия озабоченности, которая есть у России в связи с рисками для ее предприятий от имплементации этого Соглашения.

Такая работа идет у нас уже давно. Это была уже наша 5-я министерская встреча. Проведено больше 10 встреч экспертов. И сегодня тоже встреча была достаточно позитивная. Я провел двустороннюю встречу с комиссаром по торговле Мальмстрем и состоялись две трехсторонних сессии.

Если бы этот разговор и те позиции, которых мы достигли, государствами принимались год назад, я считал бы, что мы движемся хорошо. Но поскольку у нас остался месяц, то, конечно, ситуация по-прежнему вызывает озабоченность.

Мы рассмотрели несколько вариантов возможного соглашения. С нашей точки зрения, то что было подготовлено коллегами из ЕС, не приемлемо. Прежде всего, по той причине, что такой документ не носит юридически обязывающего характера, это заявление о готовности сторон находить развязки проблем по мере того, как будет выявляться реальный ущерб. Мы говорим, что поздно решать проблему, когда ущерб уже появился, надо создать ситуацию, которая не позволит появляться этому ущербу. И поэтому мы говорим о том, что должна быть сформулирована юридически обязывающая конструкция, где каждая страна имела бы свои обязательства.

Проблема в том, что имплементация этого соглашения предполагает местами изменения правового поля. И степень обязательств, которые взяла на себя Украина перед Россией в наших двусторонних и многосторонних соглашениях в рамках СНГ, снижается. От нас хотят, чтобы мы согласились со степенью снижения обязательств, но при этом сохранили наши обязательства по преференциальной торговле  в сфере нетаможенных тарифов. Мы считаем, что это несправедливо и экономически ущербно. Поэтому мы представили свои предложения, свою версию этого документа, в котором учли многое из того, что предлагают наши европейские коллеги. И внесли механизм все-таки обязательности. Сначала мы договариваемся о принципах, об обязательствах, которые стороны принимают, а потом уже утверждаем рабочие группы, которые мониторят, отслеживают, как эти риски материализуются или не материализуются, и выносят решение.

И значит, какой мы предложили конкретный механизм. Механизм состоит в том, чтобы стороны имели трехстороннюю систему информационного обмена в таможенной области, области таможенного администрирования, которая позволяла бы отслеживать происхождение товаров и закрывать возможности третьих стран подпадать под преференциальный торговый режим между Россией и Украиной. Мы предложили сохранение системы тех  соответствий, с которыми сейчас экспортеры российские работают на украинском рынке и параллельное функционирование двух систем стандартов, тех стандартов, которые украинские коллеги сейчас у себя  внедряют, -  европейские стандарты, и тем, которым они обязаны следовать в соответствии с соглашением СНГ -  ГОСТы, чтоб они имели параллельное хождение, чтобы хозяйствующие субъекты могли выбирать. И то же самое, примерно, в области санитарного  и фитосанитарного контроля.

Кроме того, мы им предложили решение в области энергетики, о сохранении параллельного функционирования этой системы между Украиной и Россией, формулировки, которые обеспечивают приемлемый инвестиционный климат для компаний российских и украинских, не ухудшение его, не применение мер, дискредитирующих их инвесторов.

Со многим из этого наши коллеги согласились. Тем не менее, пока приемлемого документа нет и мы в совместном нашем заявлении по итогам встречи уполномочили продолжить работу экспертов российских, на экспертном уровне и на министерском уровне, но, поскольку времени остается мало, нужны какие-то экстраординарные усилия, для того, чтобы  добиться в этой связи согласия. Тем не менее, мы считаем, что эта работа будет вестись на основе того проекта, который мы предоставили, коллеги взяли дополнительную паузу, для того, чтобы на какие-то позиции они уже отреагировали, а для каких-то взяли  дополнительную паузу для изучения, но все должны понимать, что изучать можно сколько угодно, но после 1 января 2016 года придется изучать другие  экономические реальности.

Вот такие были итоги нашей работы. Кроме этого, у меня были сегодня двусторонние встречи с вице-премьером Бельгии и с вице-премьером Люксембурга. Очень позитивная повестка подготовки  нашего заседания Межправкомиссии, которая будет в феврале, и активизации  наших инвестиционных и торгово-финансовых проектов.

Вопрос: Можно ли, резюмируя ваши слова, делать вывод о том, что пока Россия, ЕС и Украина еще не договорились, и Россия, скорее всего, введет продовольственное эмбарго?

Алексей Улюкаев: Россия, Украина и Европейский Союз не договорились, но к продовольственному эмбарго это не имеет никакого отношения. Это два совершенно разных правовых сегмента. Продовольственное эмбарго не имеет никакого отношения к санкциям против Российской Федерации, к которым Украина присоединилась в августе этого года, и оно не имеет отношения к тому, как мы работаем в области  соглашения об имплементации  зоны свободной торговли

Здесь речь идет о другом. О том, что если до 1 января соглашение не достигается, Россия всего-навсего приводит в соответствие тот объем обязательств, который у нее есть перед  Украиной, с тем, которые будет нести Украина перед Россией. Украина уменьшает свои обязательства в области технического регулирования и так далее. Россия уменьшает свои обязательства в области преференциального торгового режима и вводит обычный торговый режим, наибольшего  благоприятствования, режим того промышленного тарифа ЕврАзЭС, который у нас свободен.

Вопрос: Правильно мы понимаем, что режим продэмбарго вводится при любом развитии событий, независимо от проводимых вами переговоров? Второй уточняющий вопрос по поводу отмены ЗСТ …То есть вы договорились и дали поручение экспертам в течение какого-то срока подписать это взаимообязывающий документ, или вы еще будете что-то проводить? Не совсем понятно, что нас ожидает в декабре. 

Алексей Улюкаев: Значит, фатальных обязательств по продэмбарго нет. Оно связано не с ходом переговоров о зоне свободной торговли, а с санкционным режимом. Это первое. Второе - эксперты будут работать, но дата следующего министерского  обсуждения не назначена. Поэтому весьма вероятным является развитие событий, при котором 1 января 2016 года мы так и не получаем соглашение, и непреференциальный торговый режим вводится.

Вопрос: Сегодня вышло постановление Правительства по Турции: введено продовольственное эмбарго в отношении Турции, но оно почему-то поменьше, чем в отношении Евросоюза, там меньше позиций. Почему было принято такое решение? Насколько это решение в отношении Турции повлияет на инфляцию в России в ближайшее время и первой половине следующего года?

Алексей Улюкаев: Постановление Правительства подписано, оно разработано в соответствии с указом Президента. Это рамочная основа специальных экономических мер, которые в случае агрессии вводятся, конкретизируются в части торговли товарами. Указ говорит о визовом режиме, о туристических обменах, о транспорте и т.д.

Действительно, они конкретизируются в области продовольственных товаров. Но опять-таки нет никакой параллели с тем продэмбарго, которое было введено в прошлом году относительно стран Европейского союза, США, Японии, Австралии, Канады. Потому что там были ответные меры на санкции. Поэтому они включили фронтально все сельскохозяйственные товары. Здесь речь идет об иной комбинации мер. Турция не присоединялась к санкциям. Она выступила как агрессор, поэтому набор мер такой, какой мы посчитали уместным в данном случае, стараясь, с одной стороны, чтобы это было чувствительно для страны, допустившей недружественные агрессивные действия, с другой стороны, минимизировать риски для российских производителей и потребителей. В том числе тот риск инфляции, который Вы упомянули.

Что касается того, материализуется ли риск инфляции или нет, это зависит от того, насколько быстро мы сможем заместить те объемы продовольствия, которые поставляются из Турции, товарами из третьих стран или российского производства. Это задача непростая, вполне посильная. С производителями этой продукции на Ближнем Востоке и Северной Африке и других частях мира мы ведем соответствующую работу. Я сейчас не могу сказать, насколько быстро удастся это сделать.

Вопрос: Алексей Валентинович, скажите, пожалуйста, как долго могут продлиться эти санкции по отношению к Турции? Там срок открытый. И второй вопрос – есть два важных проекта: «Турецкий поток» и станция «Аккую». Означает ли приостановка деятельности Межправительственной комиссии заморозку по данным проектам. Если нет или да, то, какие риски несут эти санкции?

Алексей Улюкаев: Первое. Эти меры, действительно, носят временный характер. Об этом говорит сам закон о социально-экономических мерах - ввести временные ограничения. Видимо, временность определяется тем, исчез источник опасности для суверенитета и целостности государства и прав, и свободы граждан, или нет.

Поэтому, я не исключаю того, что эти ограничения могут быть дифференцированы: какие-то раньше, какие-то позже. Например, то, что связано непосредственно с безопасностью граждан, которые, находятся на территории Турецкой Республики в туристических поездках. Или, например, визовый режим. Может быть, они будут больше действовать, чем ограничения товарной продукции на территории РФ. Это мои предположения. Конечно же, у Правительства РФ нет желания вечно ограничивать. Мы понимаем, что любые экономические ограничения касаются людей в конце концов, и мы бы хотели, чтобы они действовали короткое время. Но это зависит не только от нас.

Что касается крупных инвестпроектов. То тут пока решения об их замораживании срочном, отсрочивании, прекращении финансирования не принималось. Поэтому мы исходим из того, что они будут действовать в том виде, в каком  действовали на момент их принятия.

Вопрос: В этом постановлении говорится о прекращении действия Межправкомиссии, и многие источники, эксперты делают вывод, что если общение в рамках Межправкомиссии замораживается, то приостанавливаются и переговоры по турецкому потоку, по АЭС.

Алексей Улюкаев: Здесь нет никакой причинно-следственной связи Межправкомиссия – это одно, а работа хозяйствующих субъектов, в этом случае речь идет о компании Газпром,  Росатом, никоим образом не попадает под эти ограничения. Это совершенно разные треки, и это вовсе не означает, что все хозяйствующие субъекты прекращают свои отношения.

Вопрос: Консолидация инвестпроектов продолжается?

Алексей Улюкаев: Еще раз. Они не замораживаются каким-то решением Правительства. Как дальше будут работать хозяйствующие субъекты  - это от них зависит. Правительство их не замораживало.

Вопрос: На трехсторонних переговорах Вы о чем-то договорились сегодня? Вы можете конкретно сказать, на какой теме остановились: что Вы будете делать, что не будете делать?

Алексей Улюкаев: Например, стороны согласились с тем, что Россия и Украина будут поддерживать благоприятный инвестиционный климат для соответствующих компаний из России и Украины. Это наше предложение не вызвало отторжение.

Вопрос: Когда эксперты продолжат работу над соглашением Россия – Украина?

Алексей Улюкаев: Я надеюсь, они сейчас этим занимаются. У нас не названо даты следующего совещания экспертов или следующих встреч, но работа по этому вопросу проводится в плотном режиме прямо сейчас.

Вопрос: Как вы считаете, вы сказали, что влияние опосредованное на инфляцию может быть, если мы оперативно не заместим турецкие фрукты и овощи. Как вы считаете, это может повлиять на ограничение решения ЦБ по ключевой ставке и ожидать ли изменений в ней на ближайший финансовый год?

Алексей Улюкаев: С моей точки зрения, это не должно оказать никакого влияния на политику Банка России, потому что политика ЦБ традиционно на них ориентирована и связана с тем, как монетарный фактор влияет на базовую инфляцию. Кампании, связанные с коротким шоковым предложением, должны в ситуации учитываться, а это и может быть коротким шоковым предложением. Что касается того, может ли понизиться ставка или не может, я считаю, что может.

 


Файлы
   
© Официальный сайт Минэкономразвития России.
Свидетельство о регистрации СМИ Эл № ФС77-61745 от 30 апреля 2015 г.
  • 125993, ГСП-3, Москва, А-47, ул. 1-я Тверская-Ямская, д. 1,3
  • 115324, Москва, Овчинниковская наб., д. 18/1
  • 109012, Москва, ул. Красная Пресня, дом 3, стр. 1