Шрифт
T
T
Размер шрифта
A
A
A
Цвет
А
А
А
Интервал
Стандартный
Большой
Средний
Изображения
Выкл
Вкл

Новости

3 апреля 2012 г. Министр Э.С. Набиуллина выступила в Национальном исследовательском университете «Высшая школа экономики» на пленарном заседании XIII Апрельской международной научной конференции по проблемам развития экономики и общества

03.04.12

Конференция организована Национальным исследовательским университетом «Высшая школа экономики» при участии Всемирного банка и Международного валютного фонда.

 

 

Тезисы выступления  Министра Э.С. Набиуллиной

«О приоритетах долгосрочного экономического развития»

на пленарном заседании XIII Апрельской международной научной конференции по проблемам развития экономики и общества,  Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики»,

г. Москва, 3 апреля 2012 г.

 

К концу 2011 года ВВП Российской Федерации преодолел кризисное падение и достиг максимального предкризисного уровня. При этом постепенно исчерпались факторы, которые определяли восстановительный рост экономики. Сейчас необходимо определиться, как мы видим дальнейшее развитие нашей экономики, на что должен опираться экономический рост. Каких ориентиров мы сможем достичь через 10-20 лет, и какова будет цена этого? Определенно, новая модель роста не должна исчерпываться бюджетным маневром в пользу роста расходов, направленных на долгосрочное развитие. Необходим комплексный структурный, институциональный маневр или формирование новой модели экономического развития. Выбор сделан, мы объявили о переходе к инновационной модели развития, но в чем этот переход состоит, сколько лет он займет, и какие препятствия уже выявляются на этом пути?  Постараюсь ответить, хотя бы частично, на эти вопросы.   

Прежде всего отмечу, что мы исчерпали возможность роста, основанного на масштабном наращивании добычи и экспорта углеводородов. Добыча нефти в следующие 20 лет стабилизируется примерно на уровне 2011 года. Рост добычи в Восточной Сибири и на шельфе компенсирует ее падение на старых месторождениях Западной Сибири. Не в нашу пользу меняется структура рынка газа, где через несколько лет может резко усилиться конкуренция в результате роста предложения сланцевого газа. Мы можем столкнуться со снижением спроса на российский газ или даже с общим снижением цен. 

Про цены на нефть. Скорее всего, сейчас мы находимся на циклическом пике нефтяных цен. ОПЕК остается основным игроком на рынке нефти и имеет возможность увеличить предложение нефти, чтобы не повредить росту в развитых странах. По всей вероятности, к концу года, цена на нефть снизится. Долгосрочно есть потенциал выхода на рынок сланцевой нефти и возвращения Ирака, что будет ограничивать рост цен. При этом рост социальных обязательств в странах ОПЕК будет гарантией нижнего уровня цены на нефть. Долгосрочно - уровень цен на нефть в 90-110$ в ценах 2010 года комфортен как продавцам, так и покупателям. Скорее всего, цены будут находиться в этих пределах. Это для нас означает, что рост доходов от экспорта углеводородов будет ограничен.  

В этих условиях мы сможем обеспечить стабильность торгового баланса, только значительно нарастив несырьевой экспорт, как и экспорт продуктов глубокой переработки сырья – металлов, деревообрабатывающей промышленности. Речь идет о том, чтобы увеличить нетрадиционный экспорт в разы. По нашей оценке, несырьевой  экспорт должен вырасти в 2,5 раза до 2020 года и в 7,5 раз до 2030 года. Его доля в структуре экспорта повысится с 18% в 2011 году до 29% в 2020 году. Только в этом случае мы сможем сохранить неотрицательное сальдо по текущим операциям, которое достигает сейчас около 100 млрд. долларов, но при сложившихся «ножницах» между ростом экспорта и импорта может стать отрицательным уже в 2014 году. Альтернатива - порочный цикл периодических девальваций, которые будут временно сбивать рост импорта, как потребительского, так и инвестиционного.

С другой стороны, надо из страны, экспортирующей капитал, превратиться в страну, его импортирующую. А это значит - привлекательную как для отечественных, так и иностранных инвестиций. Владимир Путин в своей статье поставил задачу подняться с 120 места по инвестиционной привлекательности на 20. Это крайне амбиционная задача. Но у нас есть для этого неплохие макроэкономические предпосылки, наш рост все же выше, чем в мире, а состояние бюджетной системы выигрышно на фоне кризиса суверенных долгов в еврозоне. Дело за позитивными институциональными преобразованиями и созданием климата доверия к проводимой политике и к защите интересов инвесторов и прав собственности.

О демографии. Старение населения, безусловно, является одним из основных ограничений долгосрочного роста. Численность трудоспособного населения падает к 2030 году на 12%. Безработица уже находится на достаточно низком уровне. Таким образом, дефицит предложения на рынке труда может стать серьезной проблемой. Для компаний - это необходимость осуществления дополнительных серьезных инвестиций, связанных с заменой труда капиталом, которые они бы не делали в случае более благоприятного рынка труда. Для государства - необходимость финансировать мероприятия, смягчающие давление на рынке, улучшение качества здравоохранения, стимулирование повышения активного (работоспособного) возраста, большего вовлечение населения трудоспособного возраста в экономическую активность и т.д.

По нашим оценкам, в случае сохранения доминирования сырьевого и  топливного комплексов в структуре экономики, неконкурентоспособных институтов и проблемного инвестиционного и предпринимательского климата темпы роста экономики достаточно быстро снизятся до 2-3% в год. Эта оценка близка к прогнозам международных организаций в отношении долгосрочного роста в России. Для нас такой рост означает быструю потерю своей доли в мировой экономике и сползание на периферию мирового развития.

Переход к инновационной инвестиционно- и предпринимательски ориентированной экономике - это не вопрос одного дня. Он может занять 6-10 лет. Нам предстоят серьезные структурные и институциональные преобразования. Их макроэкономический эффект становится весомым на рубеже 2018-2020 годов. Например, если с 2010  до 2015 года доля инновационного сектора в ВВП повышается с 11 до 12-13%, то к 2020 году возможен скачок до 16%. Именно к этому сроку мы ожидаем обновления кадрового состава в корпорациях, образовательных и научных учреждениях. 

По нашим расчетам, по этому сценарию Россия может устойчиво развиваться со среднегодовым темпом роста не ниже 4,4% вплоть до 2030 года. Кажется, что это немного, но при сокращающемся трудоспособном населении никто не демонстрировал таких темпов в долгосрочной перспективе. Это означает, что доля России в мировой экономики повысится с 3,0 в 2010 году до 3,3-3,5% в 2020 году,  а к 2030 году до 3,7-4% мирового ВВП.

Сейчас производительность труда в России в среднем по экономике в 3 раза ниже, чем в США. К 2020 году мы сможем резко сократить отставание и превысить современный уровень Южной Кореи и достичь уровня Восточной Европы (Словакия, Словения), а в ряде ключевых секторов - приблизится к уровню ведущих стран еврозоны. К 2030 году средний уровень производительности труда превысит современный уровень Швеции, Дании и вплотную приблизится к уровню Германии.

Уровень доходов на душу населения возрастет с 48% от уровня еврозоны до 65-70% в 2020 году и  90-95% в 2030 году. Рост экономики будет опираться на социальные сдвиги, связанные с ростом среднего класса, активных и созидательных слоев общества. Доля среднего класса повысится 22% в 2010 году до 35% в 2020 и 46% в 2030 году.

Что стоит за этими расчетами, каковы факторы роста?

Во-первых, это научный потенциал - основа развития большинства стран-лидеров. Чтобы обеспечивать уровень науки, соответствующий требованиям сегодняшнего, а главное, завтрашнего дня, необходимо довести расходы на научные исследования и разработки до 3% ВВП. Это ориентир для нас и для большинства развитых стран. При этом достижение этого параметра возможно только при создании условий для финансирования исследований со стороны частного сектора. Если сегодня частные расходы примерно в 5 раз меньше расходов бюджета на науку, то к 2020 году необходимо, что бы они сравнялись. Эти тенденции обеспечат дополнительный потенциальный рост ВВП в период 2012-2030 годов на уровне 0,5 процентных пункта.

Во-вторых, у нас высокое качество человеческого капитала и, особенно, традиционный для России высокий уровень образования, что также являются хорошей базой для долгосрочного развития. Подготовка специалистов, которые будут конкурентоспособными в будущем, реформирование системы образования должны быть нашим приоритетом сейчас и в будущем. По нашим оценкам, расходы на образование должны увеличиться с 5% ВВП в 2010 году до 7% в 2030 году. Также необходимо, чтобы опережающими темпами росли частные расходы. Разрыв в объемах государственных и частных расходов должен сократиться с более 7 раз до менее 4 раз к 2030 году. Модернизация образования и рост его эффективности способны обеспечить дополнительный ежегодный потенциальный рост на 0,7 процентных пункта в период до 2030 года.

В-третьих, в России также сохраняется высокий потенциал роста, связанный с модернизацией и увеличением объема капитала. Плохое состояние инфраструктуры оставляет возможность стимулировать бизнес за счет развития новых инфраструктурных проектов. Определяющую роль при этом должны играть государственные инвестиции.

Необходимо также способствовать активизации частных инвестиционных проектов. На это должно быть направлено развитие государственных и финансовых институтов, которые будут служить улучшению инвестиционного климата. По нашим оценкам, для обеспечения долгосрочного роста норма накопления должна увеличиться с 20% до более 30% ВВП.

В-четвертых, я уже упоминала, что серьезным ограничением для роста экономики могут стать демографические тренды, которые ведут к ужесточению условий на рынке труда. Улучшение качества медицинского обслуживания и уменьшение болезней и смертей в трудоспособном возрасте должно существенно смягчить эти ограничения. Мы планируем резкий рост расходов на здравоохранение  с 4,6% ВВП в 2010 году до 7,3% ВВП в 2030 году. По нашим оценкам, частные расходы на здравоохранение должны будут расти быстрее государственных, но доля расходов бюджетной системы не опустится ниже 70% (сейчас 83%). В целом, эти мероприятия позволят обеспечить дополнительный рост ВВП на 0,3 процентных пункта в год.

Замечу, что инвестиции в здоровье человека, знания и научные разработки – это не только социальный фактор, элемент социального равновесия, но и важнейший фактор роста, который и делает наше развитие инновационным.

В-пятых, рост нашей производительности в 2000-е годы во многом основывался на заимствовании и адаптации существующих в развитом мире технологий, закупках высокопроизводительных машин и оборудования. Пока существует большой разрыв между качеством капитала и уровнем организации производственных процессов в России и в странах экономических лидерах, мы и дальше имеем возможность обеспечивать эффективность нашей экономики за счет заимствования существующих практик и закупки импортного оборудования. Здесь важны условия по облегчению доступа наших компаний мировым технологиям. Мы рассчитываем, что вступление в ВТО может облегчить эти процессы. По нашим расчетам вклад фактора «догоняющего развития» на периоде до 2030 года обеспечит ежегодный прирост на уровне 1,5 процентных пунктов в год, или почти треть ожидаемого среднегодового роста. Максимальный эффект будет до 2020 года, когда догоняющий рост будет обеспечивать около половины роста ВВП.

Теперь остановлюсь подробнее на шагах, которые предстоит сделать.

Во-первых, добиться кардинального улучшения инвестиционного климата и создать условия для формирования в экономике, так называемых «длинных денег». На это будет работать создание в Москве международного финансового центра, стимулирование иностранных инвесторов через Фонд поддержки прямых инвестиций, а также развитие системы инвестирования пенсионных накоплений граждан. Нужно подумать над тем, чтобы часть средств Фонда национального благосостояния вкладывать в стратегические проекты в нашей экономике и за рубежом - там, где это приносит нам необходимые технологические компетенции. При этом, безусловно, должны быть предусмотрены механизмы возврата этих средств в Фонд.

Во-вторых, обеспечить стабильность финансовой системы, оптимизировав расходы бюджета и проведя пенсионную реформу без повышения налогового бремени. Нам нельзя с 2014 года возвращаться к повышенному уровню страховых выплат. Налоговая система должна играть не только фискальную балансирующую, но и все больше стимулирующую роль.

Большая зависимость доходов бюджета от цен на нефть, безусловно, требует вернуться к бюджетным правилам, определяющим более устойчивую траекторию бюджетных расходов. Вместе с тем наличие бюджетных правил не должно мешать стимулированию экономического роста. Мы должны в ближайшее время пересмотреть структуру расходов бюджетов  бюджетной системы, совершить бюджетный маневр. Приоритет в финансировании расходов федерального бюджета должен отдаваться расходам в области здравоохранения, образования, развития инноваций и науки - то есть, тем расходам, которые непосредственно влияют на развитие и повышение качества человеческого капитала. Кроме того, развитие инфраструктуры также должно быть одним из основных направлений государственных расходов. Это позволит создать необходимые условия для развития экономики и привлечения частных инвестиции.

Разрабатываемые в настоящий момент меры в области модернизации расходной части бюджета, должны отвечать главному требованию - создание сильной и конкурентоспособной экономики.

Очень важны социальные расходы бюджета, прежде всего направленные на повышения зарплат учителям, врачам, ученым. Без увеличения престижности этих профессий будет невозможно обеспечить переход к инновационному развитию. 

Кроме того, необходимо резко увеличить эффективность бюджетных расходов. В рамках новой структуры бюджета необходимо рассмотреть направления оптимизации расходов и повышения их эффективности. Прежде всего, это может касаться численности госслужащих, оптимизации и повышения госзакупок, а также расходов в части обороны и безопасности. Кроме того, возможное направление оптимизации связано с реформированием пенсионной системы.

В-третьих, формирование нового формата частно-государственного партнерства, обеспечивающего прозрачность и проработанность с бизнесом, профсоюзами и гражданским обществом всех вопросов экономической политики. Этому служит сложившаяся система консультаций с бизнес ассоциациями и профсоюзами при принятии важнейших решений, создаваемая сейчас система оценки регулирующего воздействия, а также проект Большого правительства. Надо по-новому институционализировать работу с экспертным сообществом, чтобы принятие всех важнейших решений имело глубокую экспертную проработку.

В заключение остановлюсь на том, что важнейшим институциональным изменением стало то, что дальнейшее развитие российской экономики идет в рамках Таможенного союза и Единого экономического пространства - «тройки», включающей наряду с Россией, Беларусь и Казахстан.

Эти страны также имеют долгосрочный потенциал роста, превышающий рост мировой экономики. В целом мы ожидаем, что мировая экономика будет увеличиваться на периоде 2012-2030 годов в среднем на 3,3% в год. Этот рост будет связан с увеличением веса быстро растущих экономик азиатского региона. Темп роста в Китае и Индии хоть и замедлится после 2020 года до 4-5%, но будет существенно опережать рост развитого мира, где усилятся ограничения связанные со старением населения. Так, в странах еврозоны, где демографические проблемы станут наиболее острыми, средние темпы экономического роста не превысят на периоде до 2030 года 1–1,5%.

В этих условиях ожидается, что Беларусь и Казахстан смогут увеличивать объем экономики на 4-4,5% в год. Интеграционные процессы и объединение рынков позволят существенно повысить вес нашего региона. Совместно доля стран Таможенного Союза вырастет в мировом выпуске с 4,3 % в 2011 году до 5,3-5,5% в 2030 году.

Создание ЕЭП дает новый импульс процессу либерализации условий для ведения бизнеса на объединенном рынке трех стран, открывает дополнительные возможности для улучшения инвестиционного климата и привлечения зарубежных инвестиций. Дальнейший вектор интеграции определен президентами в Декларации о Евразийской экономической интеграции и предусматривает выход на более высокий ее уровень - создание Евразийского экономического союза - мощного наднационального объединения, обладающего международной правосубъектностью, обеспечивающего более тесную координацию экономической и валютной политики. Являющегося центром интеграционных процессов, конкурентоспособным интеграционным объединением в глобальной экономике и одним из потенциальных «полюсов» современного мира.

Значительный прогресс  в торговых отношениях стран Содружества связан  и с созданием многосторонней зоны свободной торговли в рамках СНГ, которая начнет действовать с этого года, и станет одним из главных генераторов развития регионального экономического сотрудничества. 

К настоящему времени созданы важнейшие предпосылки для расширения числа участников ЕЭП за счет присоединения к «тройке» ближайших партнеров по ЕврАзЭС и СНГ. По мере вызревания соответствующих экономических и других условий будет осуществляться поэтапный перенос нормативной правовой базы ЕЭП на другие области сотрудничества с целью формирования общего экономического пространства в формате СНГ. 

Задачу выстраивания внешнего контура интеграции предстоит решать через скорейшее вступление в ВТО всех участников Таможенного союза и углубление сотрудничества ЕЭП с Европейским союзом. Одним из инструментов реализации этой задачи может стать  создание и развитие общеевропейской зоны свободной торговли с элементами реальной интеграции и выходом, в перспективе, на создание большого Евразийского пространства от Атлантики до Тихого океана.

Россия может стать локомотивом Евразийского пространства и, вместе со своими партнерами, одним из самых динамичным регионов мировой экономики.

 

Документы