Шрифт
T
T
Размер шрифта
A
A
A
Цвет
А
А
А
Интервал
Стандартный
Большой
Средний
Изображения
Выкл
Вкл

Выступления и заявления руководства

Выступление Министра экономического развития РФ Алексея Улюкаева на Правительственном часе в Госдуме

16.04.14

Стенограмма выступления Министра экономического развития Алексея Улюкаева

Уважаемый Сергей Евгеньевич, уважаемые депутаты, добрый день!

Семь месяцев назад мы встречались с вами в этом зале и констатировали, что экономическая ситуация в России самая острая с 2009 года. За истекшие семь месяцев ничего утешительного не произошло и ситуация стала даже более напряжённая, чем она была прежде. К тем внутренним факторам торможения экономического роста, которые мы обсуждали довольно подробно, добавилась в высокой степени неопределенности на глобальных финансовых рынках: серьёзный отток капитала, неготовность инвесторов принимать инвестиционные решения в той острой международной обстановке, которая сложилась в последние два месяца. Экономическая ситуация нестабильна.

По итогам прошлого квартала у нас темп экономического роста меньше 1 процента - 0,8, и то, откровенно говоря, это в основном эффект базы на фоне пересчёта Росстатом экономических итогов I квартала прошлого года. Если говорить о ВВП со снятой сезонностью, то по сравнению с IV кварталом произошло снижение его примерно на 0,5 процентного пункта ВВП. Прежде всего, это связано с так называемой инвестиционной паузой, с серьёзным сокращением объёма инвестиций в основной капитал. И если в прошлом году мы говорили, что инвестиционная активность частного бизнеса сохраняется, а основной спад капиталовложений связан со снижением государственных капиталовложений, а также со снижением капиталовложений инфраструктурных компаний и, прежде всего, "Газпрома", то сейчас это снижение инвестиций частного капитала. Почти 5 процентов, 4,8 процента, - снижение инвестиций в основной капитал в I квартале этого года. На этом фоне сравнительно благоприятно выглядит ситуация с промышленным производством. За квартал у нас рост 1,1 процента. Особенно на фоне снижения промышленного производства I квартал прошлого года выглядит очень неплохо. При этом лучше ситуация в обрабатывающей промышленности, здесь примерно 2-процентный рост. Наверное, это отчасти связано с эффектом снижения курса, который повлёк за собой повышение конкурентоспособности отечественных производителей. Возможно, есть элементы импортозамещения и в целом снижения издержек, но вот такой элемент существует. И плюс продолжает работать тот драйвер экономического роста прошлого года (основной) - это потребительский спрос. У нас примерно 3,2 процента - рост потребительского спроса в I квартале этого года. Прежде всего, за счёт роста реальной заработной платы. 4,2 процента роста за три месяца этого года относительно соответствующего периода прошлого года. Но тоже не нужно обольщаться, потому что, прежде всего, это результат повышения зарплаты бюджетников в рамках реализации майских указов 2012 года. При этом зарплаты в частном секторе, столкнувшись с барьером издержек, практически перестали расти. Немножко лучше стала ситуация в области занятости. У нас на протяжении прошлого года проходило медленное повышение уровня безработицы примерно с 5,2 до 5,6 процента. И наш прогноз на этот год предполагал дальнейшее плавное увеличение незанятости примерно до 6 и 6,2 процента. Неожиданно мы столкнулись с тем, что занятость стала увеличиваться. Сейчас у нас 5,4, это лучше, чем было на протяжении всего прошлого года, а со сглаженной сезонностью 5,1 процента незанятых, это один из лучших результатов за весь период наблюдения на самом деле. Здесь нужно разбираться ещё, весьма вероятно, что это тоже временный эффект, связанный во многом с дозагрузкой предприятий на фоне повышения конкурентоспособности при снижении курсовых соотношений.

Что больше всего тревожит - конечно, отток капитала. За первый квартал этого года, по статистике Банка России, 50 миллиардов отток, по нашей статистике, 63 миллиарда. Это методология, учитывать валютный своп или не учитывать. Поквартально есть разница, по итогам года всё равно происходит выравнивание. Как ни крути, цифра очень большая, она корреспондируется со всей величиной оттока капитала прошлого года. Здесь велик удельный вес компонента, связанный с поведением населения. Примерно 20 миллиардов долларов - это конвертация депозитов или налично-денежных сбережений в валюту. Но здесь также и поведение банков и нефинансовых компаний, которое во многом связано с тем, что они столкнулись с невозможностью рефинансировать свою задолженность на глобальных финансовых рынках. При этом мы исходим из того, что даже при необострении дальнейшей ситуации, а, наоборот, при некотором смягчении ситуации наш годовой прогноз - это примерно 100 миллиардов долларов оттока, из этого мы исходим в основных оценках перспектив экономического роста. И в этой ситуации мы сталкиваемся с проблемой, когда у нас практически обнуляются инвестиции, практически обнуляется экономический рост. Вот сценарные расчёты показывают, что если не предпринимать каких-то дополнительных усилий, то мы выходим при не эскалации дальнейшей, при отсутствии санкций или какого-то дополнительного давления, мы выходим на рост примерно 0,5 процента.
Эта ситуация, конечно, чрезвычайно тревожная, и здесь мы должны сконцентрироваться на нескольких проблемах. 

Во-первых, это стимулирование экономического роста, это снятие внутренних спросовых ограничений. 

Второе - это снятие ограничений по предложению. Это, прежде всего, инфраструктурные ограничения, транспортно-энергетические. 

И третье - это стимулирование точек роста на федеральном уровне и на региональном уровне, тем более что ситуация со снижением валютного курса создаёт известные дополнительные возможности по импортозамещению и повышение конкурентоспособности экспортных несырьевых производств.

При этом безусловно мы не снимаем акценты, я ещё скажу об этом, с серьезных структурных инвестиционных реформ, но мы понимаем, что отдача от этих преобразований, достигается не в короткие промежутки времени, а то, что может сработать на интервале несколько месяцев, это, прежде всего, кредитование, замещение отсутствующего доступа к глобальным финансовым рынкам и увеличение спроса и предложений на внутреннем кредитном рынке и дополнительные инвестиционные усилия со стороны государства, государственные капиталовложения, в отличие от прошлого года, должны стать дополнительным фактором поддержки инвестиционного спроса.
В этой связи у нас, вы знаете, дискуссия относительного бюджетного правила ведется. Я хотел бы быть правильно понятым. Мне совершенно не импонирует идея отмены бюджетного правила, приостановки или даже смягчения. Мы говорим о том, что оно должно быть усовершенствовано и учитывать реалии, а именно то, что называется конъюнктурами и доходами бюджета, они не всегда таковыми являются.

Вот в этом году, по нашей оценке, примерно 900, немножко больше, 900 миллиардов долларов, рублей (виноват), 900 миллиардов рублей федеральный бюджет получит дополнительно, и это считается нефтегазовыми доходами конъюнктурными, которые мы не имеем права направить на расходы. Но это исключительно результат снижения курсовых соотношений. То есть экспертная пошлина, пересчитанная в рубли, создаёт этот дополнительный источник расходов. Это не имеет никакого отношения к ценовой конъюнктуре мировых рынков. Конъюнктура осталась неизменной, даже стала чуточку хуже. Это результат иного курса рубля. А иной курс рубля откуда взялся? А это результат оттока капитала.Вот именно этот фактор мы предлагаем учитывать. Бюджетное правило должно учитывать не только ситуацию с текущим счётом платёжного баланса, но и ситуацию с капитальным счётом. Всё, что связано с курсовой разницей не имеет никакого отношения к конъюнктуре, и даже как бы в идеологии нынешнего бюджетного правила имеет право быть направлена на дополнительные бюджетные расходы. При этом, конечно же, мы понимаем, что наша задача обеспечить эффективность этих расходов. Нельзя просто так раздавать деньги направо и налево. Но тот набор проектов, который предлагается к финансированию, он, собственно говоря, уже давно был проработан, просто подвергался сокращениям неоднократным в течение 2013 года. Мы четырежды меняли предельные размеры финансирования по федеральной адресной инвестиционной программе. Это примерно 300 миллиардов рублей, которые, мы считаем, могут быть профинансированы сейчас. Плюс, конечно, это расходы, связанные с дополнительными расходами двух новых субъектов Федерации, и ряд других позиций, конкретный перечень которых имеется. Плюс, конечно же, мы обязаны работать по тем приоритетам, которые определили для себя ранее. Мы их не отменяем, естественно, не корректируем. Точнее говоря, мы их должны корректировать в сторону ускорения принятия соответствующих решений по улучшению делового климата, по реализации наших "дорожных карт", по созданию более эффективной поддержки малого и среднего предпринимательства, о финансировании новых точек роста в регионах, о поддержке инвестиций в инфраструктуру, прежде всего, транспорта и энергетики, о поддержке несырьевого экспорта.

По поводу предпринимательского климата. Мы продвинулись на двадцать позиций в мировом рейтинге Doing Business. Это хороший результат. Особенно хорошо идёт дело в "дорожных картах" таможенного администрирования, энергетики, регистрации собственности. Мы здесь становимся одними на самом деле из мировых лидеров. Это должно благоприятно повлиять на принятие решений бизнесменами. В этом году мы распространяем действия рейтинга Doing Business. Это обычно охватывает только столицы. Мы сейчас распространяем на другие позиции. Это будет Москва и Санкт-Петербург. Кроме того, мы внедряем две региональных системы, внедряем национальный рейтинг регионов, который будет учитывать предпринимательский климат субъектов Федерации с тем, чтобы наилучшие практики, которые реализуются в регионах-лидерах, стали общедоступными, тиражировались и распространялись в других регионах.

Относительно поддержки малого и среднего предпринимательства, вы помните ситуацию прошлого года, когда мы допустили очень серьезный откат некоторыми непродуманными действиями, фактически заставили малый и средний бизнес принимать решение о выходе из легальной сферы в серую сферу и теневую, с тех пор мы смогли частично поправить эту ситуацию, когда подошли дифференцированно к расчету страхового взноса для индивидуальных предпринимателей, когда продлили до 2018 года период применения льготного совокупного тарифа страховых взносов, когда продлили действие закона о малой приватизации, дав дополнительные возможности малым и средним предпринимателям приватизировать арендуемые ими помещения, приняв закон 44-й о федеральной контрактной системе, который предполагает 15-процентную квоту для малого и среднего бизнеса в закупках за счет средств государственного бюджета. Нам удалось переломить ситуацию с сокращением количества субъектов малого предпринимательства. Но этого недостаточно. Сейчас мы работаем над тем, чтобы для малых предпринимателей, предоставлять индивидуальным предприятиям дополнительные двухлетние налоговые каникулы, для того чтобы переходить шире на систему патента, чтобы не требовать от индивидуальных предпринимателей, от самозанятых, отягощающих их, усилий по ведению бухгалтерских книг, по администрированию расходов.

Мы готовы в рамках коррекции 223-го федерального закона пойти на увеличение квоты закупок малым и средним бизнесом у государственных компаний и инфраструктурных монополий. Мы серьезно продвинулись в реализации программы финансовой поддержки малого и среднего предпринимательства. Принято решение о формировании федерального гарантийного фонда с капиталом 50 миллиардов рублей, сейчас подготовлено соответствующее постановление правительства. Мы рассчитываем, что где-то примерно в мае будет получена соответствующая лицензия Банка России, поскольку это не банковская кредитная организация по своему статусу, и с июля будут предоставляться гарантии, поскольку региональные гарантийные фонды могут давать только поручительство по своему статусу, федеральный гарантийный фонд будет давать гарантии и контргарантии, совокупный капитал федерального и региональных фондов - это 88 миллиардов рублей на сегодняшний день. Мы рассчитываем, что это позволит в течение трех лет примерно увеличить предоставление гарантий за счет этого на дополнительные 700-750 миллиардов рублей, что означает увеличение кредитного ресурса, доступного малому и среднему бизнесу, примерно на триллион 300 - триллион 400 миллиардов рублей. Одновременное предоставление соответствующих гарантий снижает цену заимствования, статистически это примерно 2,5-3 процентных пункта, что создаёт серьёзную экономию для малых и средних предпринимателей.

Что касается точек роста, это особые экономические зоны. Здесь мы совместно с коллегами вашими работаем над принятием корректировки закона об особых экономических зонах, который позволит сконцентрироваться на технико-внедренческих и промышленно-предпринимательских зонах, и создать возможность более гибко использовать эти формы. Мы готовим закон об особой экономической зоне в Крыму, двух новых субъектах Федерации, которая предполагает очень широкий спектр возможностей для нашего бизнеса с точки зрения и налоговой, и таможенного администрирования, и введения режима "удобного флага" для судовладельцев, который позволит ввести статус не только резидентов, которые осуществляют инвестиции в прямые капиталовложения, но и "портфельных" инвесторов, с учётом особенностей для законодательства о трудовой деятельности, привлечения к трудовой деятельности иностранных граждан и так далее.
Мы предполагаем, что это даст возможность для Крыма стать зоной опережающего развития, с одной стороны, и стать самодостаточной территорией, которая будет, мы надеемся, станет двумя регионами-донорами. А с другой стороны, это очень серьёзное, с нашей точки зрения, предложение по деофшоризации экономики, которое даёт возможность нашему бизнесу регистрироваться в удобной и комфортной для них ситуации, иметь хорошие условия для ведения бизнеса в российской юрисдикции.
Проблема моногородов является одной из важных для нас в условиях высокой степени неопределённости по спросу, прежде всего, по металлургии и по ряду других позиций. Мы должны поддерживать наши моногорода. У нас 49 моногородов было поддержано за последние 3 года, 80 тысяч постоянных рабочих мест было создано. Сейчас мы работаем над новой дополнительной программой. С нашей точки зрения, её финансовая оценка - это порядка 30 миллиардов рублей, которые тоже должны быть изысканы.

Кроме того, мы вместе с регионами работаем над программой территориальных инновационных кластеров, в течение ряда лет мы финансировали в размере миллиарда 300 миллионов рублей — это прежде всего текущие расходы для кластеров. Сейчас принято решение председателем правительства то, что мы не только текущие, но и капитальные затраты начинаем софинансировать. И речь идёт о том, чтобы ежегодно, начиная уже с текущего года, предоставлять финансирование в размере 5 миллиардов рублей на текущие и капитальные цели в этом направлении.

Хочу сказать, что вообще вопросы софинансирования федеральным бюджетом работы субъектов Федерации нуждаются в корректировке, мы знаем ту острую ситуацию, которая сейчас сложилась. Мы знаем о том, каков дефицит, прошлый год - это 640 миллиардов рублей, в этом году, по нашим подсчётам, может подняться до примерно 900 миллиардов рублей. Задолженность субъектов Федерации - порядка триллиона 800 миллиардов, она быстро нарастает. В этой ситуации мы должны и готовы идти на снижение доли софинансирования субъектов Федерации по реализации этих, в том числе инфраструктурных программ.

Мы продвинулись в области улучшения качества государственных услуг прежде всего по созданию системы многофункциональных центров, уже сейчас их создано почти тысяча 200, тысяча 173, вот по последней статистической оценке. Мы смогли обеспечить федеральное софинансирование усилий по строительству их, 6 миллиардов рублей в 2014 и 2015 годах на эти цели выделено. Кроме того, принято решение о том, что будет участвовать федеральный бюджет в софинансировании текущей деятельности многофункциональных центров посредством расщепления государственной пошлины и фактической таким образом оплаты тех федеральных функций, которые будут нести на себе многофункциональные центры.

Инвестиции в инфраструктуру — чрезвычайно важная вещь. И здесь мы хотим максимально использовать возможность, которую предоставляет Фонд национального благосостояния, подготовлен список из восьми, значит, проектов, с нашей точки зрения, высокой степени готовности, которые, мы рассчитываем, смогут начать финансироваться уже в этом году, это кроме известного проекта по Центральной кольцевой автодороге и модернизации железнодорожного сообщения БАМа и "Транссиба". Это, кроме того, железнодорожная ветка Кызыл-Курагино. Это, кроме того, Ангаро-Енисейский производственный кластер. Это, кроме того, программа энергетики Калининграда, Северо-Запада и несколько других проектов. Кроме этого, конечно же, средства федерального бюджета, федеральные адресные инвестиционные программы, федеральные целевые программы будут также максимально направлены на инфраструктурные проекты, работа государства и работа частного бизнеса в рамках концепции ГЧП. Мы рады, что мы тесно работаем здесь с Государственной Думой. Вот буквально, через короткое время, уже сегодня будут рассматриваться, вы будете рассматривать поправки к закону о концессиях, которые серьёзно расширяют объектность, которые могут быть использованы для концессий и позволяют распространить её от нынешней ситуации, когда практически только автодороги, ко всей публичной инфраструктуре, включая и социальную инфраструктуру. И кроме того, это собственно, законы государственно-частного партнёрства, и которые позволят дополнить те региональные законы, создадим металлургически рамочную основу для них, которые расширяют структуру форм государственно-частного партнёрства и улучшают возможность использования здесь государственной поддержки.

И, конечно, как я уже сказал, эта поддержка несырьевого экспорта. Правительство приняло соответствующую "дорожную карту". Мы создаём новый специальный инструмент, у нас неплохо работает "ЭКСАР" - агентство, которое предоставляет страховое покрытие, гарантии. Но мы должны, сейчас работаем над тем, чтобы создать центр компетенции, который объединял бы одновременно и страхование, и кредитование, потому что если для крупнейших экспортёров важно только страховое покрытие, и мы здесь обеспечиваем 100-процентное покрытие страхового риска, то для средних предпринимателей очень важно обеспечение в единстве со страховым покрытием кредита как такового. Вот эта работа - переориентация наших торгпредств на предоставление услуг и расширение системы центров поддержки экспорта в субъектах Федерации позволяет выстроить целостную систему, которая позволяет сопровождать бизнес, особенно малый и средний бизнес, те, которые не имеют собственных правовых, информационных, логистических возможностей для увеличения экспортного потенциала.

Уважаемые коллеги, спектр проблем очень большой, но время ограничено. Поэтому позвольте мне на этом остановиться.

Видеозапись выступления Министра экономического развития Алексея Улюкаева

Документы