Шрифт
T
T
Размер шрифта
A
A
A
Цвет
А
А
А
Интервал
Стандартный
Большой
Средний
Изображения
Выкл
Вкл

Выступления и заявления руководства

Министр экономического развития Алексей Улюкаев выступил с докладом на пленарном заседании Государственной Думы

08.10.14

Ответы на вопросы

 

Уважаемый Иван Иванович, уважаемые депутаты, добрый день!

Позвольте начать с краткой характеристики сегодняшней экономической ситуации.

Мы до сих пор вот по статистике восьми месяцев идём чуть лучше, чем было написано в прогнозе. У нас сейчас 0,7 процента рост ВВП. Напомню, по прогнозу мы должны за год уложиться не менее чем в 0,5 процента. Это результат, прежде всего, чуть лучших динамик в реальном секторе.

Напомню, год назад в это время мы говорили о том, что промышленное производство, его динамика находится в отрицательной плоскости, особенно динамика обрабатывающей промышленности.

В этом году ситуация чуть лучше. Динамика промышленного производства 1,3 процента к соответствующему периоду прошлого года. Динамика обрабатывающей промышленности 2,2 процента к соответствующему периоду прошлого года. И особенно, конечно, сельское хозяйство, 4,9 процента роста. Правда, и в прошлом году оно тоже было не в отрицательной, а в положительной плоскости, но в четыре раза меньше по динамике. Вот это та база, которая позволяет нам немножко продвигаться вперёд.

Это связано отчасти с объективной ситуацией, отчасти с ситуацией в области курса образования, снижение курса национальной валюты, снижение импорта позволяет нашему производителю немножко выигрывать здесь конкуренцию.

С другой стороны я надеюсь, что это отчасти связано с теми мерами, которые мы предприняли в части, прежде всего, контроля тарифов естественных монополий, которые позволили снизить нагрузку издержек на российский бизнес.

Дополнительным свидетельством этого является совершено иная динамика финансового результата деятельности предприятий. Если в прошлом году по итогам восьми месяцев у нас было примерно 20-процентое снижение прибыли предприятий финансового результата, то в этом году мы имеем некоторый рост, 9,8 процента роста. Это означает, что издержки стали немного меньше и предприятия немного задышали.

Ну, конечно, мы не можем обольщаться этими цифрами, потому что всё-таки интегральный показатель, рост ВВП, крайне низкий и это, прежде всего, определяется плохой динамикой инвестиций. И вот это тот базовый показатель, по которому наша динамика этого года существенно хуже, чем было даже в прошлом неудачном году. У нас сейчас минус 2,6 процента инвестиций в основной капитал и корреспондирующая с этим динамика строительства минус 3 процента. В прошлом году был хоть маленький, но плюс по этим... Очень маленький минус по этим показателям, теперь он довольно большой.

Это в свою очередь связано с тремя базовыми обстоятельствами. Мы столкнулись, наша экономика столкнулась с тремя фактически циклами одновременно.

Это частично нисходящая ветвь делового цикла, снижение конъюнктуры, спросовые ограничители.
Во-вторых, это мощные структурные ограничения, которые связаны с высокими издержками предприятий, о которых я уже говорю: это тарифы, это давление заработной платы, это высокие издержки на логистику, транспортировку товаров, доведение их до потребителей.

И это косвенные или трансакционные издержки: это налоговое и квазиналоговое бремя. Под квазиналоговым бременем я имею в виду различного рода экологические, природоохранные платежи, платежи за особо опасные условия производства, по сертификации и различному контролю и так далее.

По разным оценкам вот эти трансакционные и косвенные издержки составляют 35-40 процентов в общем объёме издержек предприятий. И когда мы говорим о том, что нам нужно выйти из этой ситуации, это, прежде всего, всё-таки помочь предприятиям делать инвестиции.

Если мы говорим о том, что финансовый результат их несколько улучшился, если мы говорим о том, что динамика кредитования нехорошая, и цена конечного заёмщика плохая, но в целом рост кредитного портфеля вполне приличный у нас в этом году, порядка 15 процентов в год. Это означает, что нам нужно помочь предприятиям сделать выбор в пользу инвестиционного развития, это, прежде всего, создание удобных, комфортных инструментов для инвестирования.

И сейчас мы считаем базовым из этих инструментов – это инструмент проектного финансирования. До сих пор а почему инвестиционные проекты плохо кредитовались, плохо финансировались? Очень понятно, горизонт длинный, риски большие, банки считают их для себя обременительными и создают большие резервы. С другой стороны, залога ещё нет, предприятие ещё не создано, его рыночная стратегия не определена. В этих условиях проектное финансирование было крайне затруднительно.

Сейчас мы пошли на то, что создали специальную нормативно-правовую конструкцию проектного финансирования. Сейчас принято постановление правительства об этом, и приняты нормативно-правовые акты Банка России, которые позволяют для целей инвестиций в размере от миллиарда до 20 миллиардов рублей в отрасли материального производства на длительные сроки до 10 лет привлекать финансирование с ценой для конечного заёмщика – ключевая ставка Банка России плюс 1 процент, то есть не свыше 9 процентов по сегодняшним нормативным нормам. Притом что банки-кредиторы могут фондировать эти кредитные требования в Банке России под ставку – ключевая минус 1 процент, то есть примерно под 7 процентов, что даёт им маржу в 200 базисных пунктов, позволяет работать, с другой стороны, позволяет заёмщику иметь такую цену ресурса на весь длительный цикл своего инвестиционного проекта, которая позволяет ему этот проект реализовать.

Для того чтобы снизить риски, которые здесь возникают в плане необеспеченности реальными активами этих проектов, принято решение о том, что 25 процентов стоимости кредита будут гарантироваться специальными кредитами, гарантиями Правительства Российской Федерации, которые будут отдельной строкой с особыми условиями, сформулированные в приложениях к закону о бюджете текущего года, который вы будете рассматривать.

Имеется в виду, что на первом этапе будет объём гарантий определён, мы предлагаем 30 миллиардов рублей. Соответственно, это позволяет обеспечить выдачу в 2015 году сумму до 120 миллиардов рублей при таком же лимите Банка России по рефинансированию на цели реализации долгосрочных проектов. Мы сейчас говорим о том, что это будут проекты, прежде всего, в промышленности и сельском хозяйстве, некоторые из них уже подготовлены.

Чрезвычайно важен и такой инструмент как использование средств Фонда национального благосостояния, это уже в более крупные проекты, прежде всего, инфраструктурной направленности, которые позволяют расширить наши главные инфраструктурные ограничения по скорости доставки грузов, по транспортной комфортности, железные дороги, шоссейные дороги, порты, аэропорты, трубопроводы, энергетические сети.

И здесь хочу вам доложить, что мы в рамках той нормативной базы, которую создали за истекший год, сейчас уже отобрано пять проектов, которые утверждены к финансированию. Это финансирование начнётся по этим пяти проектам уже в этом году: это центральная кольцевая автодорога, это железная... модернизация железнодорожного пути БАМа-Транссиба, это добыча угля и железнодорожная логистика Кызыл-Курагино в Республике Тува, соединение её с магистралью Транссиба. И это проект в области так называемых интеллектуальных сетей, сокращение потерь в энергосетях примерно на 15 процентов. И проект ликвидации цифрового неравенства, то есть развитие широкополосного Интернета в малых и средних городах России.

Кроме того, в высокой степени готовности находится также проект энергетического оформления БАМа-Транссиба, проект Московского авиационного узла, то есть это и взлётно-посадочные полосы в трёх аэропортах, рулёжки, аэронавигационное оборудование, а также средства сообщения аэропортов с Москвой. И один проект Росатома по строительству атомной электростанции.
Паспорта четырёх из этих проектов уже подписаны, по остальным они будут подписаны в ближайшее время. Это означает, что больше 800 миллиардов рублей будет в близкое время профинансированы из средств Фонда национального благосостояния. А я хочу напомнить, что по нормативной базе не более 40 процентов от проекта могут оттуда финансироваться. То есть 800 миллиардов из фонда – это означает, что общий объём этих проектов не меньше двух триллионов рублей.

Это очень серьёзный задел на будущее инвестиционное развитие. Если мы к этому добавим газопровод "Силы Сибири", строительство которого началось в прошлые месяцы, мы увидим, что наши надежды на то, что инвестиции в следующем году выйдут в положительную плоскость, имеют под собой реальное экономическое, реальное финансовое основание.

Это касалось средне-крупных проектов, от миллиарда 20 - первое, второе касалось крупных, но есть и более малые и средние проекты инвестиционные. Для работы с ними мы завершили создание системы, национальной гарантийной системы, создание небанковской депозитной кредитной организации - Агентство кредитных гарантий, которое заработало в июне этого года. Мы создали абсолютно с нуля эту организацию, команду создали неплохую, нормативную базу. И теперь у нас те гарантийные фонды, которые имеются в субъектах Российской Федерации, опираются на единый стержень, имеют общую методологию, а, самое главное, имеют возможность те поручительства, которые они выдают, прогарантировать в агентстве. А агентство, являясь небанковской кредитной организацией, кроме того, что может давать поручительство, может создавать и прямую гарантию, что чрезвычайно важно для многих заёмщиков.

На сегодняшний день агентство заключило договора с крупнейшими нашими банками, кому будут помогать кредитовать малый и средний бизнес, - это Сбербанк, ВТБ-24, Россельхозбанк. На 1 октября выдано 32 гарантии на общую сумму порядка миллиарда рублей. И мы надеемся на быстрое наращивание гарантий. В нашем плане за четыре года выйдет на 350 миллиардов рублей гарантий, что позволит увеличить кредитный портфель для малого и среднего бизнеса, но, в основном, среднего бизнеса, на сумму порядка 870 миллиардов рублей. И здесь тоже речь идёт, прежде всего, об инвестиционных проектах: это и сельское хозяйство, и переработка, и так далее.

Очень важен вопрос, конечно, о контроле тарифов естественных монополий, о которых я уже сказал, что в этом году нам это очень помогает улучшить финансовый результат работы предприятий. Мы стремимся к тому, чтобы ограничить рост тарифов естественных монополий уровнем не свыше инфляции предшествующего года.

В этом году по ряду причин нам не удалось выдержать эту линию, прежде всего, в области тарифов по грузоперевозкам железнодорожного транспорта. Тариф РЖД будет повышен на 10 процентов.
Это связано с большим фискальным разрывом компаний. Мы надеемся, что этот год будет единственным, когда это правило будет нарушено, и со следующего года мы снова вернёмся к такому тарифообразованию, которое позволяет существенно снизить нагрузку на наши компании.

Одновременно мы стараемся уйти от перекрёстного субсидирования и обеспечить более приемлемые условия с точки зрения темпов роста инфляции.

Понятно, что если мы говорим о том, что важнейшим ограничителем с точки зрения структуры издержек производства является несоответствие между ростом оплаты труда и производительностью труда, то нам нужно не столько контролировать оплату труда, сколько поддерживать производительность. В этой связи подготовлен план мероприятий в области повышения производительности труда и на микроуровне, на уровне предприятий, и на макроуровне, на уровне национальной системы производительности труда, узловыми звеньями которого является создание Фонда промышленности, который будет выступать фактически кредитором последней инстанции для крупных промышленных проектов. Хочу вас проинформировать, что принято решение, в проекте закона о бюджете, который вы будете рассматривать, предусмотрены суммы.  16 миллиардов рублей на 2015 год и последующие для финансирования Фонда промышленности. Причём, мы надеемся, что он заработает без раскачки, потому что он создаётся не на пустом месте, а на базе Фонда технологий, который существовал и до этого.

Кроме того, план повышения производительности труда предполагает меры в области повышения доступности займов, это то, о чём я говорил, проектное финансирование, это создание налоговых льгот для вновь создаваемых предприятий. Система, при которой формирование инфраструктуры для вновь создаваемых предприятий может оплачиваться непосредственно инвестором, но потом ему будут компенсироваться его затраты из тех налогов, которые в последующие периоды будут собираться. И в этой связи есть предложение о том, что 2 процента налога на прибыль, который поступает в федеральный бюджет, могли бы быть направлены именно на это, на компенсацию затрат инвесторов на формирование инфраструктуры.

Кроме того, это формирование кластера современных, экономически эффективных рабочих мест, это обеспечение большей мобильности рабочей силы через механизмы арендного жилья.

Это механизмы профессионального развития работников, составления соответствующих справочников наилучших технологий, и так далее.

Отдельно стоит вопрос с уязвимым блоком наших предприятий, которые находятся в так называемых моногородах. Сейчас формируется фонд развития моногородов, значит, под эгидой Внешэкономбанка, где сформирован соответствующий проектный офис. Этот фонд развития будет формировать совместно с территориями финансирование инфраструктуры, то есть этих же самых производственных инновационных кластеров, промышленных парков, инкубационных парков, где можно было бы абсорбировать излишнюю рабочую силу с тех градообразующих предприятий моногородов, которые находятся под риском.

В этом году у нас пять моногородов, которые уже включены в программу и начнут, начинают получать финансирование из фонда. А затем у нас, по плану, 32 миллиарда рублей на трёхлетку, с 2015 по 2017 годы, предусмотрено, если вы, конечно, поддержите это решение, для того чтобы в большом количестве моногородов такую инфраструктуру создавать и тем снимать социальные риски высвобождения рабочей силы, и одновременно формировать новые полюсы производства современной высокотехнологичной продукции.

И наконец третье, о чём хотел сказать, это наши непростые глобальные условия, тот риск, под который поставлены наши внешнеэкономические связи, наши финансовые связи, механизмы введённых санкций, которые имеют явно политическую природу, экономически никак не обоснованы. Важнейшим здесь для нас риском является риск закрытия финансовых рынков, собственно это риск уже материализованный, на сегодняшний день глобальные финансовые рынки для наших заёмщиков закрыты. Это означает, что до конца 2015 года суммы порядка 160 миллиардов долларов должны будут рефинансированы за счёт внутренних источников.

Понятно, что эта цифра немного завышена, потому что она включает в себя внутригрупповые расчёты, внутригрупповые компании, фактически происходят просто проводки через внешние рынки. Но всё равно, я думаю, что реалистичная оценка - это не менее 90 миллиардов долларов, которые должны быть изысканы из внутренних источников. Это означает дополнительный спрос на кредитование со стороны российских банков, но спрос на кредитование для банков означает спрос со стороны банков на капитал и на ликвидность. В этой связи чрезвычайно важны меры по повышению капитальной базы российских банков.

В этой связи было принято решение о том, что выданные прежде субординированные кредиты 2009 года могли быть конвертированы в капитал. Это уже сделано для банка ВТБ, для Россельхозбанка, и постепенно будет делаться для остальных банков - участников этой системы.

Кроме того принято решение о конвертации депозитов, которые размещал Фонд национального благосостояния в валюте во Внешэкономбанке также в капитал.

Кроме того будет дополнительная капитализация Внешэкономбанка на сумму 30 миллиардов рублей. Это предусмотрено тоже в 2015 году. И дополнительная капитализация Россельхозбанка тоже на 10 миллиардов рублей в 2015 году, что позволяет, применяя обычный коэффициент 10, увеличить выдачу новых кредитов соответственно, на 300 миллиардов в случае Внешэкономбанка, на 100 миллиардов в случае Россельхозбанка и на соответствующие позиции в области других банков.

И, конечно же, ликвидность, которая прежде всего через рефинансирование Банка России, а также через размещение депозитов Минфина в этих банках будет доставляться для того чтобы фондировать кредитную активность российских банков.

Мы разрабатываем программу импортозамещения. Надо сказать, что не было счастья, да несчастье помогло, то, что вот этот вызов, который санкционный режим нам предоставляет, мы должны на него отвечать. И диверсификация импорта, и диверсификация экспорта, и создание новых производственных мощностей, которые замещают соответствующие ресурсы. Этому, конечно, помогает изменение курсовых соотношений, которое позволяет нашим производителям выигрывать конкуренцию у импортёров. Тем не менее такого рода проекты подготовлены по промышленности, перечень этих проектов подготовлен и по промышленности, и по сельскому хозяйству. Мы особо обращаем внимание на то, чтобы импортозамещение ни в коем случае не было системой консервации устарелых технологий. То есть мы должны замещать даже не столько уже готовые товары, потому что готовый товар - это конечный товар целой цепочки. Сначала были сделаны НИОКРы, были осуществлены капиталовложения, и в готовый товар уже, в цены всё это включено. Мы должны прежде всего обеспечить импортозамещение именно технологий. А это означает дополнительные требования ко всей системе наших, в том числе, государственных закупок.

Сейчас 44-й федеральный закон позволяет нам это делать. И вы знаете, что у нас есть два режима. Один режим, который даёт возможность российским производителям иметь 15-процентную льготу по цене относительно иных поставщиков. И есть режим, который позволяет осуществлять госзакупки по ряду позиций товарных исключительно у российских поставщиков. Важно также распространить эти возможности на закупки, которые осуществляются не в интересах бюджета, а в интересах компаний с государственным участием. Это 293-й закон. Он там не содержит прямой нормы, но мы через директивы  государства советом директоров этих компаний такие решения принимаем и можем в дальнейшем принимать.

Чрезвычайно важны меры по поддержке экспорта. Потому что вот те даже санкционные меры, обратите внимание, они сконцентрированы вокруг именно тех секторов, где наши позиции экспорта не самые лучшие. Это военно-техническое сотрудничество, это нефтегаз. Поэтому здесь всё то, что мы делаем для реализации мер поддержки нецелевого экспорта, прежде всего... А я напомню, что мы поставили себе задачу - на ближайшую трёхлетку иметь не меньше 6 процентов роста несырьевого экспорта. Для этого мы выстраиваем новую систему поддержки. Мы сейчас объединяем в одну группу и предоставление страхового и гарантийного покрытия и кредитования. То есть у нас есть агентство "Иксар", которое представляет страховое гарантийное покрытие. Уже в прошлом году было на 76 миллиардов рублей оно предоставлено, в этом году мы рассчитываем выйти совокупно на объём до 200 миллиардов рублей. Это позволяет поставлять нашу авиационную технику, позволяет поставлять наше энергооборудование в большое количество стран. Теперь мы к этому добавили "Росэксимбанк", которые будут вместе. Я хочу вам доложить, что уже первая сделка совместная, когда предоставлено и страховое покрытие, и кредитование экспорта, уже осуществлена.

Мы рассчитываем также на то, что в 2015 году дополнительно на 10 миллиардов рублей этот центр поддержки экспорта и кредитных гарантий и страховок будет профинансирован. Вчера об этом было принято принципиальное решение. И это позволит существенно нарастить здесь обороты. Очень важно, конечно, и то, чтобы финансовая поддержка экспорта сопрягалась с её организационной поддержкой. Это система наших торгпредств.

Сейчас подготовлено 400 примерно паспортов для тех товаров, тех компаний российских, которые через наши торгпредства выходят на зарубежные рынки. Сейчас будет заключен трёхсторонний регламент между Министерством экономического развития, Внешэкономбанком и предприятиями, по которым Внешэкономбанк будет предоставлять в рамках вот этих паспортов внешнеэкономических сделок, будет предоставлять специальное кредитное покрытие на предэкспортную подготовку - это покрытие в рублях и, при необходимости, экспортную подготовку.
За неимением времени не могу остановиться на большом количестве других работ, которые уже ведутся.

Хочу сказать, что уверен, что всё это позволит нам всё-таки преодолеть этот затяжной спад и в следующем году выйти на уровень 1,3 процента роста по ВВП и в перспективе 2017 года примерно до 3 процентов, что является, видимо, в нынешних условиях приемлемым уровнем.

Спасибо большое.

Документы