Шрифт
T
T
Размер шрифта
A
A
A
Цвет
А
А
А
Интервал
Стандартный
Большой
Средний
Изображения
Выкл
Вкл

Выступления и заявления руководства

Алексей Улюкаев выступил на расширенном заседании Генерального совета Общероссийской общественной организации «Деловая Россия»

05.04.16

Добрый вечер уважаемые друзья, коллеги!

Я вспомнил слова В.И.Ленина, который обращаясь к аудитории говорил, что сильно виноват перед рабочими России, что не разъяснил вовремя то-то и то-то… И слово «рабочий» - правильное слово. Действительно, рабочий класс он создает  новую стоимость. И здесь, в этом зале присутствуют те, кто создают новую стоимость. На самом деле, развитие и процветание нации  - это возможность создавать новую стоимость. Или она есть, или ее нет. К сожалению, в последние годы по ряду причин как внешних, так и внутренних, как фундаментальных, так и субъективных, мы не преуспели в этом.  И тем выше ожидания, тем серьезнее задачи.

Я хотел бы оттолкнуться в этом выступлении от двух позиций. Позиция первая – это удивительный разрыв между нарастанием возможностей, в том числе финансовых, и отсутствием мотивации для их использования. Очень простые цифры и факты – рост прибыли в экономике на 53% в прошлом году и очень хороший прогноз в этом году. Конечно, 53% не повторится, но прогноз очень хороший. 20% роста – гарантировано. При сокращении числа убыточных предприятий растет доля прибыли прибыльных предприятий, - то что является основой для получения фискального и бюджетного результата.  В целом, финансовая работа компаний, которая материализуется в росте депозитов в банках, остатков на расчетных счетах  и не материализуется в принятии решений об инвестициях, путей финансирования и так далее. Это означает, что те кто хотели бы и могли принять эти решения не получают необходимую информацию, необходимого сигнала о том, что соотношение между рисками и возвратом в их капитал сейчас таково, что нужно принимать эти решения. Хотя глобально оно именно таково. Я думаю, потому что цена активов, имею ввиду все активы, начиная от цены труда – сейчас цена труда  в России не выше, чем в Китае, - и заканчивая ценой наших крупнейших предприятий, которые, в том числе, предполагаются к предложению на рынке традиционных сделок, такова, что и соотношение цены компаний – одно из лучших в мире. Ресурсы – недороги, активы -  недороги, любой бизнес план, который может быть построен, говорит о том, что надо бы инвестировать, но многие не инвестируют. Это означает, что они, то есть Вы оцениваете внеэкономические риски как высокие. Начиная от фискальной нагрузки, мы говорим, что у нас она не высокая, по международным меркам. Здесь надо сделать, по крайней мере, две ремарки. Первое, сравнивать себя не со странами Европейского Союза или США, а с нашими соседями – странами бывшего СССР или Восточной Европой,  странами развивающихся рынков, которые решают сходные с нашими проблемы. И мы видим, что у нас выше, чем у них.

И второе, то что написано в Налоговом кодексе, оценивая фискальную нагрузку в целом - совокупность самых разных налогов и сборов – экономических, транспортных, по безопасности и так далее. Мы понимаем, что есть твердое обязательство Президента и Правительства о моратории на увеличение налоговой нагрузки. Но он ограничен по времени. И все хотят понимать, а что же будет после этого. Потому что серьезные инвестиционные проекты, конечно же, не вписываются в рамки трехлетнего горизонта, когда есть обязательства по неувеличению этого бремени, должны опираться на более далекий горизонт планирования. Во-первых, горизонт планирования – это, значит, мы переходим к тематике закона о стратегическом планировании, набора стратегий, которые должны быть «оселками» и для государственных служащих, и для бизнеса. Для того, чтобы понять, какой будет деловой климат в будущем, в каком соотношении между целями и набором ресурсов для их достижения, и как можно себя позиционировать в этой структуре соотношения между ресурсами и целями. Поэтому стратегия рождает целеполагание, которое дает возможность выстроить набор «дорожных карт». Таким образом минимизировать ресурсо-затраты на пути реализации этого целеполагания – то, что мы должны представлять, начиная с ноября этого года, когда должны представить первую базовую нашу стратегии социально-экономического развития, территориального, пространственного, отраслевых развитий, что, конечно же, будет способствовать обеспечению большей прозрачности, транспарентности принимаемых решений.

Второе – это нормативная среда, в которой происходит работа. Это второй тезис, от которого я хотел оттолкнуться. На совещании у Президента в прошлую среду я презентовал тот набор законодательных инициатив Правительства (19 позиций), источником которых являются 2-3 вещи. Первая -  позиции Правительства в плане обеспечения социальной стабильности и экономического развития на 2016 год. И второе - встречи Президента с вами – Деловой Россией, РСПП и другими объединениями, по результатам которых были одобрены соответствующие поручения. И есть еще небольшое количество долгоиграющих предложений, которые также были в свое время инициированы встречами с деловым сообществом, но уже, в том числе, имеют законодательную историю.

Все эти инициативы направлены на улучшение предпринимательского климата, в части поддержки малого и среднего бизнеса, изменение критериев отнесения компаний к возможности работать по упрощенной системе налогообложения в части стоимости основных фондов, дохода, меры, связанные с результатами в области контрольно-надзорной деятельности, меры, касающиеся земельных, имущественных отношений, меры, касающиеся поправок закона о финансовом оздоровлении, государственных закупок и расширения возможности для малого-среднего бизнеса принимать участие и в целом определения арбитража между 44 и 223 законами, которые, по сути, предлагают разные требования для закупок бюджета или квазибюджетных – то есть в интересах компании с государственным участием.

Этот широкий спектр позиций, принятие которых, как нам представляется, может и должно серьезно повысить степень уверенности в предсказуемости делового будущего, финансово-экономической среды, в которой принимается решение об инвестициях. И была некоторая дискуссия, в итоге которой Президент поддержал наше предложение, и мы рассчитываем, что сейчас, в очень короткие сроки - в этом месяце, те из предложений, которые (из 19 позиций примерно четверть) уже находятся в Государственной Думе, но требуется принятие решений о поправках ко второму чтению. Остальные должны быть представлены в Правительство и после этого предложены депутатам для того, чтобы могли быть приняты в эту сессию, и принести результат уже в ближайшем будущем.

С нашей точки зрения, очень важный блок повышения этой прозрачности, предсказуемости принятия решений, потому что мы находимся в ограниченной ситуации. В ситуации, когда одна модель экономического развития, приказала «долго жить», а другая находится в стадии формирования, становления. Это другая модель, которая основана на трансформации внутренних сбережений во внутренние инвестиции, на поддержании не увеличивающихся издержек производства, на предпочтении инвестиций и выхода на внешние рынки. Для чего сейчас есть, действительно, уникальное окно возможностей, в связи с тем, что издержки наши по ограничениям курсовой политики серьезно снизились. Вот какая удивительная ситуация.

Я неоднократно об этом говорил, хочу еще здесь, в этой аудитории повторить, что уже 9 месяцев экономика находится в состоянии, что называется «standby», готовности двигаться стартовать в некой нерешительности. В течение этого периода времени мы постоянно наблюдаем некоторое колебание - от плюс 0,1% до минус 0,1%, соответственно роста или спада - в терминах ВВП, промышленного производства. При том, что финансовая стабильность обеспечена, и девальвационные, и  инфляционные ожидания находятся на низком уровне, и, на мой взгляд, здесь сильно беспокоиться не о чем. Инфляция к соответствующему периоду прошлого года сейчас 7,4% - это один из лучших результатов в нашей истории. Впереди, конечно, еще некая волатильность будет, но все-таки понижательного тренда.

Мы видим, что высокий интерес к риску начинает просыпаться. Об этом говорят размещение корпоративных долгов, которые в последнее время очень активно идут. Рынок давно не видел такого количества размещений на вполне комфортных условиях и видно, что \оценивает перспективы финансовые достаточно положительно. Потому что и государственные обязательства, облигации федерального займа, размещаются сейчас с доходом не меньше 9%, если мы сравним облигации с фиксированной и с плавающей доходностью, увидим, что рынок ориентируется на инфляцию порядка 7%, не выше. И спред между государственными обязательствами и корпоративными долгами порядка 100-150 базисных пунктов. Посмотрите исторически, в лучшие наши годы, он таким примерно и был. Значит рынок тоже оценен  в целом  приемлемо, а размещения главное большие, с этой необходимой доходностью. То есть те средства, большие остатки которых были, начинают потихоньку находить применение. Пока прежде всего, на групповом рынке, меньше - на рынке банковского кредитования. Отдельный разговор, почему это так, это связано и с регуляторикой, и с требованиями по созданию резервов, по оценкам рисков, и т.д. Это длинный разговор, который можно продолжать, если к этому будет интерес.

Валютационный рынок, рынок долгового финансирования лишен такого рода проблематики, поэтому первый отзывается на этот вызов, на то что ресурсы есть и нужно искать каналы их правильного применения. Важно конечно, чтобы государство в своей политике поддерживало те тенденции и не препятствовало им. И я считаю, что, конечно же, механизмы такой поддержки есть и в старой монетарной политике, старой бюджетной политике. Государство не может придумать новые тенденции. Нельзя ситуацию спада вдруг развернуть в подъем или наоборот. Но государство и экономическая политика должна видеть естественно появляющиеся ростки роста и поддерживать их. Этим сигналом, конечно же, было бы существенное снижение ставок в экономике. Очень интересно, ведь бизнес самостоятельно эти ставки снижает. Вот сейчас скрывает доходности по тем различиям корпоративных долгов, о которых говорят, она ниже, чем ключевая ставка банка России – это очень важный сигнал. В обычной практике такого не бывает. Правда же? В рыночной практике такого не бывает, чтобы ключевая ставка была 11%, а на размещении - 10,3%. А сейчас такое есть. Они среднесрочные и долгосрочные - это на 3-5-7 лет размещения. Поэтому это очень серьезный и важный сигнал.

И вторая, это, конечно же, инвестиционная активность государства, через те механизмы, которые у нас есть. Это и механизмы поддержки малого и среднего бизнеса – Корпорация МСП, и соответствующий банк, механизмы поддержки экспорта, инвестиций, проектного финансирования и так далее.

Мы отработали инструмент  с нашей точки зрения, и с точки зрения банковского сообщества, которое предоставляет  ресурсы, и с точки зрения сообщества, которое получает  их для реализации проектов. Это качественный,  работающий эффективный механизм. Конечно же, держать его через соответствующие лимиты Центрального Банка, объемы бюджетных гарантий, конечно чрезвычайно важно и необходимо.

С набором, который говорит о том, что видим, испытываем для инвестирования и поддерживаем инвестиции, о том, что мы готовы поддержать выход на внешние рынки, через механизмы Российского экспортного центра, через Внешэкономбанка механизмы, механизмы ЭКСАРа, Россельхозбанка и так далее. Это вот то, что мы стараемся  использовать, для того, чтобы развивать правильные и качественные сигналы.

Вот это окно возможностей, которое сейчас реечное. Разрыв положительный в  издержках, конечно же, мы будем поддерживать через аккуратную политику индексации тарифов естественных монополий, массовый аудит их издержек. Мы очень сильно продвинулись по Российским железным дорогам, вместе привлекли аудиторов.  Мне кажется очень неплохой проект аудиторский и  серьезного результата уже добились на первом этапе реализации этого проекта существенного сокращения операционных издержек  и детальных затрат. И сейчас мы видим, что опережающие индикаторы -  погрузка на  железной дороге, грузоотправления, - оказываются в положительной плоскости.  Это во многом реализация тех мер, снижение издержек для грузоотправителей, а это в свою очередь опережающий индикатор для  оценки института экономического роста. Если посмотрим на опережающие индикаторы: отгрузка +2 за февраль и март, отпуск электроэнергии на промышленные цели – у нас положительный. PMI оценки менеджеров  по закупкам  еще до 50% не добрались, но в целом 48,3% -  как у большинства экономик мира. Это говорит о многом позитивном.

Конечно же, чрезвычайно важно, снижение не только фискального, но и  административного давления, то, что мы говорили по поводу механизмов  не только  фискальных, но и надзорных каникул. Сейчас мы завершили подготовку законопроекта о контрольно-надзорной деятельности - многострадальный законопроект. Речь шла о квалификации тех видов контрольно-надзорной деятельности – отраслевого контроля и мы шли по этому пути для практических целей с учетом большого количества согласований и позиций разных ведомств, инстанций. Наверное, это было избыточно амбициозной задачей, сейчас мы подготовили более локальный, компактный законопроект, который позволяет эти разногласия, развилки пройти. Он уже готов, его доложили Президенту, и рассчитываем уже в эту сессию внести  в Государственную Думу. Конечно же, и для малого, и для среднего бизнеса очевидна максимальная польза этих процедур, которые касались бы не только плановых, но и внеплановых проверок, которые ставили бы задачи и KPI соответствующих структур по сокращению их количества, обеспечивали бы качественный реестр проверок и позволяли бы сформировать механизм рискоориентированного  надзора, сфокусированный на  профилях риска. Там, где он понятен и ощутим, механизм мог бы  реализовываться, там этого риска нет, можно было бы обходиться без такого мощного давления на бизнес через контрольно-надзорные органы. Мы считаем, что это чрезвычайно важно и мы этот механизм реализуем.

Конечно же, он очень важен для малого и среднего бизнеса, поэтому в том наборе инициатив этому посвящено достаточно большое место, которое касается, в том числе, и условной аренды, и возможности различного редактирования деятельности. Мы имеем немалый инструмент, не разобщенный, - нужно максимально идентифицировать их задачи и способы их реализации.

Понятно, что мы действуем в очень непростом внешнем окружении. Санкционные механизмы вносят неопределенности в процесс принятия решений. Тем не менее, во внешнем измерении внешнеэкономичсекой деятельности у нас есть большие возможности. Сейчас мы пытаемся их поставить на службу нашего бизнеса. Я имею в виду и использование специальных механизмов сопровождения работы экономической деятельности, инвестиционных лифтов, экспортных лифтов, которые бы позволяли тем компаниям, которые сегодня являются еще потенциальными экспортерами, фактически перейти с потенциальной категории в фактическую. Мы создаем сейчас торговые дома – это совместная деятельность Российского экспортного центра и системы Торгпредств, которые будут предоставлять сервисные услуги для бизнеса по выходу на внешние рынки.

Вообще, должен сказать, что есть серьезные переломные моменты в отношении европейских партнеров, прежде всего. Мы возобновили деятельность почти всех наших межправкомиссий, деятельность которых была заморожена последние два года. Мы принимаем здесь серьезные решения в части реализации инвестиционных проектов, оказания поддержки торговли, стараясь использовать те интеграционные форматы, которые у нас есть: не только те, которые устоялись, например, Евразийское экономическое сообщество, но и новых.

Мы недавно проводили сессию Министров экономического развития ШОС, где договорились о том, что этот формат указан будет более широко. Там будут представлены лидеры мирового роста, как Китай. Пакистан и Иран - является наблюдателем. Огромный мощный потенциал, с которым мы будем выходить сначала на разработку непреференциального, но с возможностью преференциального торгового режима, на снятие торговых барьеров. Мы рассматриваем вопрос о зоне свободной торговли для того, чтобы наш бизнес мог выходить на новые большие рынки, которые гораздо шире, чем наш. Мы видим, что объемы не сырьевого экспорта растут не так, как нам хотелось бы. Но тем не менее планка в 6% годового роста, которая была принята в дорожной карте развития экспорта, в основном, выдерживается, и мы уже довольно неплохо представлены на новых рынках.

Это сочетание возможностей приобретает внешнеэкономическая деятельность. Институты развития, механизмы поддержки инвестиций, поддержки роста дают другую картину с точки зрения соотношения между спросом, предложением, ресурсами и потенциалом роста.

Конечно же, во многом, по-прежнему, наши прогнозы, оценки ближайшего будущего зависят от конъюнктуры рынков. Сейчас она находится в лучшей стадии, чем это было недавно. Если мы посмотрим консенсус-прогноз аналитиков и энергетических, и инвестиционных, и банковских, то увидим, что ожидания по основным товарам нашего экспорта сейчас лучше, чем были еще недавно. Но дело даже не только в этом. Дело и в оценках по движению капитала. Посмотрите, что происходит: в 6 раз скатился отток капитала. Это отток, а не приток скатился разительным образом. Это тоже оценка, которая в перспективы нашего развития выставляется международным деловым сообществом.

Сочетание этих механизмов, мне кажется, позволяет рассчитывать на то, что мы в этом году окончательно выйдем из ситуации экономического спада, и с 2017 года сможем двигаться по траектории подъема. Но, конечно, же эти ожидания невозможны без того, чтобы вы каждый раз принимали решения, которые позволяют экономике идти вперед и увеличивать количество рабочих мест, налогооблагаемую базу.

Документы