Министерство экономического развития Российской Федерации
Министерство экономического развития Российской Федерации
Eng
Документы
Доклад министра экономического развития России М.Г. Решетникова на Пленарном заседании Государственной Думы Российской Федерации 09.02.2021
9 февраля 2021 12:30

Дата: 9 февраля 2021

Источник: Минэкономразвития России

О поддержке МСП в условиях изменившейся экономической ситуации,вызванной распространением новой коронавируснойинфекции.
Слайд №2. О поддержке МСП в условиях изменившейся экономической ситуации,вызванной распространением новой коронавируснойинфекции.
Слайд №3. О поддержке МСП в условиях изменившейся экономической ситуации,вызванной распространением новой коронавируснойинфекции.
Слайд №4. О поддержке МСП в условиях изменившейся экономической ситуации,вызванной распространением новой коронавируснойинфекции.
Слайд №5. О поддержке МСП в условиях изменившейся экономической ситуации,вызванной распространением новой коронавируснойинфекции.
Слайд №6. О поддержке МСП в условиях изменившейся экономической ситуации,вызванной распространением новой коронавируснойинфекции.
Слайд №7. О поддержке МСП в условиях изменившейся экономической ситуации,вызванной распространением новой коронавируснойинфекции.
Слайд №8. О поддержке МСП в условиях изменившейся экономической ситуации,вызванной распространением новой коронавируснойинфекции.
Слайд №9. О поддержке МСП в условиях изменившейся экономической ситуации,вызванной распространением новой коронавируснойинфекции.
Слайд №10. О поддержке МСП в условиях изменившейся экономической ситуации,вызванной распространением новой коронавируснойинфекции.
Слайд №11. О поддержке МСП в условиях изменившейся экономической ситуации,вызванной распространением новой коронавируснойинфекции.
Слайд №12. О поддержке МСП в условиях изменившейся экономической ситуации,вызванной распространением новой коронавируснойинфекции.
Слайд №13. О поддержке МСП в условиях изменившейся экономической ситуации,вызванной распространением новой коронавируснойинфекции.
Слайд №14. О поддержке МСП в условиях изменившейся экономической ситуации,вызванной распространением новой коронавируснойинфекции.
Слайд №15. О поддержке МСП в условиях изменившейся экономической ситуации,вызванной распространением новой коронавируснойинфекции.
Слайд №16. О поддержке МСП в условиях изменившейся экономической ситуации,вызванной распространением новой коронавируснойинфекции.
Слайд №17. О поддержке МСП в условиях изменившейся экономической ситуации,вызванной распространением новой коронавируснойинфекции.
Стенограмма выступления

Председательствует Председатель Государственной Думы В.В.Володин.

Коллеги, переходим к рассмотрению вопроса под номером 2 нашей повестки. О поддержке малого и среднего предпринимательства в Российской Федерации в условиях изменившейся экономической ситуации, вызванной распространением новой коронавирусной инфекции, а также о причинах резкого роста цен на продовольственные товары и мерах, направленных на выполнение требований Федерального закона "Об основах государственного регулирования торговой деятельности в Российской Федерации".

Доклад Министра экономического развития Российской Федерации - Максима Геннадьевича Решетникова.

Пожалуйста, Максим Геннадьевич.

Уважаемые коллеги, мы инициировали рассмотрение данного вопроса. В рамках заслушивания доклада будет возможность задать вопросы от фракций, ну и также фракции сформулируют свою позицию по этому вопросу, имеют возможность выступить.

Пожалуйста.

Решетников М. Г., Министр экономического развития Российской Федерации.

Уважаемый Вячеслав Викторович, уважаемые коллеги. За прошедший год экономика страны продемонстрировала большую устойчивость, чем оценивалось изначально и уже можно говорить о том, что в целом Россия прошла 2020 год лучше, чем многие другие крупнейшие экономики. Свою роль в этом сыграло и то, как принимались решения о введении санитарных ограничений, эти полномочия были переданы на уровень регионов и, соответственно, они вводились тогда и в том объеме, который был необходим.

Более того, бизнес показал высокую адаптивность к работе в новых условиях. Это проявилось и в переводе сотрудников компаний на удаленный режим работы и в соблюдении санитарных ограничений, и в запуске собственных программ защиты персонала.

Ну и, конечно, главное – это повлияли оперативно принятые по поручению президента меры, направленные на поддержку граждан и бизнеса.
Так были приняты решения одновременно смягчающие бюджетную и денежно-кредитную политику.

Председательствующий. Коллеги, послушайте докладчика. Шум в зале.

Решетников М.Г. Эти направления взаимно усилили друг друга.

Банк России в 2020 году снизил ключевую ставку, были развёрнуты крупные программы субсидирования из бюджета процентов по кредитам бизнесу и по ипотеке. В результате рост кредитов экономики превысил 9 процентов.

Важный вклад в поддержку экономики также внесло существенное смягчение бюджетной политики. В условиях снижения доходов в 2020 году бюджетные расходы не сокращались, а увеличивались. Бюджетные расходы федерального бюджета выросли на 25 процентов.

Благодаря всем этим мерам самые уязвимые категории населения и те, кто потерял работу, были поддержаны социальными выплатами. Объём социальных выплат за счёт бюджетов всех уровней превысил 16 процентов в прошлом году. В результате вклад этих выплат в общий рост реальных денежных доходов населения составил 3,6 процента. Производство в обрабатывающих отраслях по итогам года превысило уровень 2019 года, сельское хозяйство показало полтора процента роста, восстановилась строительная сфера. Удалось также добиться существенной поддержки инвестиций. Мы оцениваем их сокращение на уровне 4,3 процента, и это в текущих условиях хороший результат.

В совокупности оценка вклада антикризисных мер поддержки в рост экономики составляет 2,5 процентных пункта. Иными словами, не будь принятых мер, спад экономики составил бы не 3,1 процента, как это оценивает Росстат сейчас, а превысил бы 5,5 процента.

При этом особенностью этого кризиса стало то, что в экономике поддержка потребовалась не финансовому сектору и крупнейшим предприятиям, а малому бизнесу и отраслям, ориентированным на внутренний спрос.

Когда мы встречались в прошлый раз в мае, для поддержки бизнеса уже был задействован широкий спектр инструментов. Это были и прямые выплаты, и отсрочки по налогам и страховым взносам, по арендной плате, был введён мораторий на проверки, автоматом были продлены лицензии. И те вопросы и предложения, которые здесь прозвучали, и те, которые нашли отражение в постановлении Думы, оказали важное влияние на разработанные и реализованные во втором полугодии меры.

Наиболее масштабными и востребованными из этих мер оказались программы поддержки кредитования. Так программа ФОТ 0, программа на выплату заработной платы с субсидируемыми процентами, поддержала 1,2 миллиона рабочих мест. Под защитой программы уже последующей ФОТ 2.0, это кредиты под ставку 2 процента с последующим списанием, при условии поддержания занятости, под защитой этой программы на сегодняшний момент находится 5 миллионов 360 тысяч рабочих мест.

Была также востребована кредитная программа с процентной ставкой под 8,5 процента, при этом сначала мы упростили требования к заёмщикам, а с этого года также снизили и максимальную ставку до 7 процентов. По новым условиям с начала года уже заключено 1 тысяча 300 кредитных договоров на общую сумму 65 миллиардов рублей, то есть буквально за несколько прошедших недель.

Также докапитализировали почти на 2 миллиарда рублей региональные гарантийные организации и почти на 15 миллиардов рублей микрофинансовые организации. Упрощённые требования к заёмщикам этих организаций действуют в том числе и до конца этого года.

При реализации мер поддержки дискуссионным стал вопрос по ОКВЭДам как ключевым критерием для получения помощи компаниям, то есть идентификация их вида деятельности. Не все обращали должное внимание на необходимость актуализировать эти ОКВЭДы, поэтому дали возможность микро и малому бизнесу получить кредитную поддержку по программам ФОТ 0 и ФОТ 2.0 не только по основному, но и по дополнительному видам деятельности, что существенно расширило доступ малого бизнеса к этим программам.

Частные детские сады, школы, организации в сфере отдыха и оздоровления детей включили в реестр социально ориентированных некоммерческих организаций и также предоставили доступ к большинству видов поддержки.

Параллельно анализировали различные источники сведений, которые можно было бы использовать для определения видов деятельности, но они или не позволяют это сделать автоматически, или, к сожалению, не охватывают весь спектр бизнеса, направлений бизнеса.

В конечном итоге, корректно идентифицировать свой бизнес могут только сами предприниматели, что многие уже и сделали: за 2020 год число компаний, которые уточнили свои виды деятельности, превысило 220 тысяч компаний и это в два раза больше, чем в 2019 году.

И, конечно, в новых программах поддержки мы будем уже опираться именно на эти актуализированные виды деятельности и тем самым компании, которые своевременно провели уточнение, также получат доступ к государственным механизмам поддержки.

Инструмент идентификации бизнеса может понадобиться нам в любой момент. Сегодня мы видим: малый и средний бизнес ещё не до конца восстановился в таких сферах, как общепит, культура, спорт, гостиничный бизнес, поэтому по поручению президента, совместно с бизнес-сообществом правительство сейчас прорабатывает дополнительные адресные меры поддержки.

При этом вместе с налоговой службой в декабре прошлого года мы запустили новый механизм – единый реестр субъектов МСП - получателей поддержки, где будет собрана вся поддержка, оказываемая конкретному субъекту МСП, будь то федеральный бюджет, будь то поддерживаемые государством кредитные программы или программы поддержки регионов Российской Федерации.

Уже сейчас мы видим, как сохраняется занятость в тех компаниях, которые взяли кредиты и к концу года сможем, что называется, в онлайн-режиме видеть, какие меры востребованы больше или меньше и корректировать их.

Уважаемые коллеги, в конце прошлого года мы столкнулись с ещё одним вызовом – ускорением инфляции и ростом цен на ряд продуктов, в первую очередь продовольственных товаров, социально значимых продуктов первой необходимости.

Какие факторы на это повлияли. Ну, во-первых, это динамика валютного курса. Первая волна ослабления рубля в полной мере проявилась к концу осени, когда восстановился потребительский спрос и на этот фон наложилась вторая волна, поэтому перенос в цены валютного курса оказался сильнее и сконцентрировался на ноябре-декабре.

Во-вторых – рост цен на мировых рынках. Увеличились закупки крупнейших стран-импортёров продовольствия по зерну, по кукурузе, по сое. Мы видим кратное увеличение закупок с целью формирования дополнительных запасов в этих странах. Изменились и прогнозы урожая в некоторых регионах мира.
Кроме этого свою роль сыграла и ультрамягкая денежно-кредитная политика во многих странах, в том числе скупка центральными банками финансовых активов. Все эти средства в конечном итоге сформировали большой спекулятивный капитал. Он пришёл на рынок биржевых товаров, разогрел спрос, в результате чего волатильность на мировых рынках, то есть колебание цен, увеличение цен существенно возросло.

При этом Россия - крупнейший экспортёр ряда сельскохозяйственных товаров. В целом у нас открыта экономика, отношение экспорта к ВВП 25 процентов, что является крайне высоким показателем для крупных экономик, плюс сказывается и отсутствие экономических границ в рамках Евразийского экономического союза. То есть у экспортёров всегда есть возможность вывозить наши товары в Европу через Белоруссию, в Китай – через Казахстан, соответственно, используя уже национальный режим наших соседей. Поэтому мы ощущаем столь сильное влияние тенденций на мировых рынках на свою экономику.

По поручению президента правительство ещё в прошлом году приняло ряд мер, направленных на стабилизацию цен. Во-первых, Минпромторгом и Министерством сельского хозяйства были заключены соглашения с производителями и торговыми сетями об ограничении цен поставки на два вида товаров, которые подорожали в наибольшей степени - на подсолнечное масло и на сахар. Эти соглашения действуют в течение I квартала.

При вашей поддержке оперативно были внесены поправки в закон о торговой деятельности. Правительство сможет самостоятельно устанавливать и установило параметры для регулирования цен на социально значимые продовольственные товары. Но, конечно, мы исходим из того, что подобный инструмент – это экстренный инструмент и должен приниматься очень точечно для отдельных случаев.

В стабилизации же цен мы делаем ставку на механизмы экономического регулирования. Мы поддержали переработчиков сахара льготными кредитами. По подсолнечному маслу и сое были введены экспортные пошлины, мукомолам и хлебопёкам предусмотрели субсидии из бюджета, ввели квоты на экспорт зерновых и вывозные пошлины на пшеницу.

Все эти меры были приняты в конце ноября – в декабре прошлого года. Но продовольственная инфляция на мировых рынках в конце прошлого года и в начале этого года особенно ускорилась. Цена российской пшеницы с октября по декабрь выросла на 20 процентов, а в начале января еще прибавила 10 процентов. Поэтому в этом году были увеличены пошлины на пшеницу.

Я напомню, что в декабре мы установили квоту в 17,5 миллиона тонн по четырем крупнейшим зерновым культурам, и с 15 февраля до 30 июня была введена пошлина 25 евро. В начале января она была изменена на пошлину с 1 марта 50 евро. Но в то же время этих мер, мы тоже понимаем, на тот момент было недостаточно. И, чтобы в дальнейшем предотвратить влияние мировых цен на внутренние рынки, был создан стратегический механизм, так называемый зерновой демпфер. Он включает в себя плавающую пошлину, привязанную к экспортным ценам на зерно, а также второй элемент, предусматривающий, что все средства, которые будут получены от этой экспортной пошлины, будут направлены обратно в регионы, с тем чтобы регионы довели все эти деньги до производителей зерна.

Чтобы механизм заработал, правительство приняло три постановления. Первое постановление, которое вступило в силу 5 февраля, обязывает экспортеров зерновых представлять информацию на биржу о ценах по экспортным контрактам. Тем самым мы приступили к формированию собственного национального индикатора стоимости зерна, на который будем опираться в наших экономических расчетах и в наших экономических решениях.

Второе. Устанавливает формулу расчета плавающей экспортной пошлины и правила ее применения для расчета ставок. Эта формула учитывает изменение экспортных цен на зерновые за неделю. Их в виде индикаторов Министерство сельского хозяйства начнет публиковать с 1 апреля. Чтобы рынок адаптировался к новым правилам, одновременно с индикативной ценой будет также публиковаться и расчетная ставка пошлины. В последнюю майскую неделю будет рассчитана и опубликована ставка экспортной пошлины, по которой механизм начнёт работать со 2 июня, до этого времени будет действовать экспортная пошлина в 50 евро за тонну пшеницы. Далее экспортные пошлины будут рассчитываться и устанавливаться еженедельно.

Третье постановление принятое – это порядок возврата средств в регионы, возврат… вся собранная пошлина будет возвращаться в регионы пропорционально объёму производства зерна, и соответственно регионы будут доводить эти средства уже до конкретных сельхозпроизводителей.
При этом, несмотря на то, что Россия – крупнейший в мире экспортёр пшеницы, в стране до сих пор нет биржевого индикатора экспортных сделок. Вот мы начали его формировать, но в то же время остро стоит задача организовать полноценные торги на базе российской биржи. Президент эту инициативу на прошлой неделе поддержал, и мы рассчитываем, что наличие биржевых индикаторов позволит сельскому хозяйству активнее привлекать кредиты, будут развиваться механизмы фьючерсных торгов, значит, будет активно расти торговля.

Вместе с тем продолжаем мониторить ситуацию с ценами, не только на базе данных службы статистики, но и учитываем оперативный ежедневный мониторинг цен, который проводит Федеральная налоговая служба на основе данных контрольно-кассовой техники. Министерствам в настоящее время определены зоны ответственности за те или иные товары и продукты. Минпромторг и Минсельхоз следят, как исполняются соглашения… как исполняют соглашения производители и розничные сети. Ну, и в работе также участвует Федеральная антимонопольная служба активно.

Уважаемые коллеги, несколько слов хотелось бы сказать о ближайших задачах, на что хочу обратить внимание. По нашей оценке, без принятия дополнительных мер темпы экономического роста на горизонте до 2030 года составили бы в среднем 2 процента в год. Соответственно мы, перед нами стоит задача выйти на темпы 3 процента и выше. За счёт чего мы планируем это сделать?

Ну, во-первых, основа нашего экономического развития – это устойчивый рост доходов населения, его вклад в ускорение роста экономики с… больше половины. Для этого реальные доходы должны расти темпами не ниже 2,5 процента в год. Поэтому сейчас крайне важно как можно скорее восстановить докризисную занятость. И это та задача, которую в первую очередь ставит перед нами президент. Обеспечить снижение непроизводительных издержек и рост производительности труда в экономике и на этой основе – рост заработных плат. Программы поддержки предпринимательства и дополнительные меры по поддержке занятости, которые сейчас принимаются, должны содействовать восстановлению и трудовых доходов, и доходов предпринимательских.

Второй фактор ускорения роста – это запуск нового инвестиционного цикла. Его вклад в ускорение роста ВВП на горизонте до 2030 года составит около трети. Здесь набирает темп, реализуется активно механизм соглашения о защите поощрения капиталовложений. Этот механизм, соответствующий закон был принят вами в прошлом году. В настоящий момент уже заключено 26 соглашений общим объемом инвестиций 1 триллион рублей, которые предполагают создание 21 тысячи рабочих мест. И заключение соглашений, интерес инвесторов крайне большой, поэтому мы находимся только в начале пути.
Большой системный задел в прошлом году был сделан по новым финансовым инструментам, по инфраструктурным облигациям, по так называемым вечным облигациям, и плотно развиваем механизм "зеленых" облигаций – это новые инструменты финансирования.

Важное место в запуске нового инвестиционного цикла отведено реформируемым институтам развития. Они должны активнее привлекать частные инвестиции в те проекты, которые традиционно финансировались из бюджета.

Коллеги, мы с вами понимаем, что весь рост экономики в конечном итоге идет в регионах. Поэтому в этом году стоит задача перезапустить инвестиционный стандарт, усилить работу территорий опережающего развития и в особенности особых экономических зон.

При вашей поддержке был принят крайне важный закон в прошлом году о комплексном развитии территории. Считаем его перспективным инструментом для ускорения развития и городских центров, и агломераций. Уже сейчас этот закон дает регионам необходимые механизмы и существенно сокращает время, необходимое для развития инфраструктуры, обновления жилищного фонда городов, преображения депрессивных зон и общественных пространств.
Третий фактор увеличения темпов роста, на который приходится от 10 до 15 процентов, это увеличение экспортного потенциала. Для сырьевого неэнергетического экспорта развиваем инфраструктуру по принципу "одного окна" на базе "Российского экспортного центра". Стоит задача также донастроить деятельность межправкомиссий и торгпредств.

По энергетическому экспорту системно строим работу, чтобы отвечать на глобальные вызовы, в первую очередь на так называемые углеродные инициативы, на пограничный корректирующий углеродный механизм со стороны Евросоюза. Для нашей экономики это чревато возможным замедлением темпов роста на энергоресурсы, изменением структуры этого спроса, и в особенности, конечно, это будет касаться рынков угля.

Чтобы нивелировать эти риски, мы ведем собственную климатическую повестку. Сформирована Стратегия низкоуглеродного развития, подготовлен законопроект об ограничении выбросов парниковых газов. Мы здесь выбрали мягкую модель регулирования, без налогов и обязательных платежей – так, как это просила наша промышленность, с тем чтобы поэтапно формировать новые рынки углеродных единиц и привлекать инвестиции в климатические проекты.

Готовим, как я уже сказал, инфраструктуру для запуска "зеленых облигаций". Министерство энергетики реализует план по развитию водородной энергетики, Минпромторг – электротранспорта, Минприроды активно занимается темой поглощающей способности наших лесов и других экосистем. Всё это даст возможность повысить энергоэффективность экономики и конкурентоспособность экспорта так, чтобы он соответствовал всем международным требованиям. Многие наши экспортеры, которые могут попасть под действие углеродного налога, готовы уже сейчас заниматься "зелеными" проектами, поэтому мы одновременно работаем по линии международных организаций и коммуникаций, чтобы снижение выбросов СО2 в нашей стране было признано и корректно учтено на международном уровне.

Вячеслав Викторович, я заканчиваю, если позволите, ещё минуту.

Председательствующий. Добавьте минуту.

Решетников М. Г. Коллеги, все эти задачи решаются в рамках общенационального плана восстановления экономики, занятости и доходов. Кроме того, реализация национального плана предполагает также системную работу по адаптации экономики к новым реалиям и возможностям, и большая работа в прошлом году была вами проделана в виде формирования законодательства по удаленной занятости, по получению госуслуг без заявлений и физического присутствия, по развитию цифровых платформ.

Создается новая регуляторная среда для бизнеса, реализуется "регуляторная гильотина". Обновлено регулирование строительной отрасли, которое также сокращает существенно инвестиционный цикл. Созданы условия для технологического развития в рамках законодательства о праве на риск и об экспериментальных правовых режимах.

Все эти новые инструменты и механизмы помогают нам не только вернуться к докризисным показателям, но и выйти на траекторию достижения поставленных президентом национальных целей. Из более чем 500 мероприятий плана уже... (Микрофон отключён.)

Председательствующий. Добавьте еще минуту.

Решетников М. Г. Спасибо, Вячеслав Викторович.

...на сегодня это один из самых результативных инструментов, и в этом большая заслуга депутатского корпуса. Коллеги, вы оперативно обеспечиваете принятие всей необходимой законодательной базы. В прошлом году Государственной Думой были приняты 26 федеральных законов, которые были инициированы Министерством экономического развития.

Хочу поблагодарить вас еще раз за совместную работу и поддержку этих решений. Уверен, и в дальнейшем наша работа будет такой эффективной.

Спасибо.

Председательствующий. Спасибо, Максим Геннадьевич.

Если можно назад вернуться, или у нас будет доклад Жигарева, мы потом перейдем к вопросам, да? Спасибо.

Пожалуйста, Сергей Александрович.

Жигарев С. А., председатель Комитета Государственной Думы по экономической политике, промышленности, инновационному развитию и предпринимательству, фракция ЛДПР.

Уважаемый Вячеслав Викторович! Уважаемые коллеги!

Минувший год стал одним из наиболее непростых и сложных для российской экономики: энергетический кризис, пандемия коронавируса, которая особенно негативно сказалась на работе малого и среднего бизнеса, сильное падение доходов населения и в довершение всего резкий рост цен на непродовольственные товары и базовые продукты питания.

Так, по данным Счётной палаты, на 21 декабря 2020 года по сравнению с декабрем 2019 года цены на сахар выросли на 67,5 процента, на гречку – на 40 процентов, на подсолнечное масло – 26,5 процента, на картофель и на морковь – 31 и 27 процентов, соответственно.

Опыт административного ограничения цен в предыдущие периоды свидетельствует о том, что меры административного регулирования цен в рыночной экономике должны носить строго кратковременный характер, а правительству необходимо очень внимательно следить за ситуацией на рынке, чтобы при необходимости оперативно снять существующие ценовые ограничения, а также принять тот факт, что в наступившем году бороться с инфляцией одними лишь пошлинами и льготами не получиться.

Перед правительством встает совсем другая задача - разобраться с монополизацией и картелизацией практически всех отраслей ориентированных на конечное потребление. Об этой проблеме не принято говорить, но если она игнорируется, то это не означает, что ее нет.

Вместе с тем падение ВВП России по итогам 2020 года составило по данным Росстата всего 3,1 процента, хотя массовое закрытие предприятий малого и среднего бизнеса, сворачивание инвестиций, рост цен и безработица заставляет усомниться в достоверности таких оценок, но даже если допустить, что эти оценки верны, таковой результат отнюдь не повод для гордости. Это произошло лишь благодаря перекосу структуры экономики в пользу государства и крупных компаний, как правило, тесно связанных с ними.

Далее. Если посмотреть на предварительные результаты реализации общенационального плана по восстановлению экономики, создается впечатление, что малый и средний бизнес вполне охвачен господдержкой.

Благодаря выдаче субъектам МСП беспроцентных кредитов на выплату зарплат на сумму МРОТ поддержано 1,2 миллиона работников, кредитование по ставке 2 процента с возможностью списания для всех МСП и социально ориентированных НКО дало возможность поддержать 5,4 миллиона человек занятых в секторе МСП. Выплата субсидий на дезинфекцию и профилактику коронавируса субъектами МСП и СОНКО на общую сумму 11,6 миллиарда рублей позволила поддержать 293 тысячи организаций. Реорганизация мер по отсрочке уплаты налогов и страховых взносов позволила поддержать 1,75 миллиона субъектов МСП, в которых занято 3,5 миллиона человек.

Однако, если сопоставить количество субъектов МСП получивших поддержку с общим количеством субъектов МСП по стране, картина получается не столь радостной. 1,75 миллиона субъектов МСП, получивших отсрочку уплаты налогов, это чуть меньше одной трети всех субъектов МСП. А 5,4 миллиона работников, поддержанных благодаря двухпроцентному кредитованию – это чуть больше одной трети от общего количества занятых в этом секторе. То есть большая часть субъектов МСП фактически осталась за бортом, в том числе из-за несовершенства подходов и признания их пострадавшими в результате пандемии, о чем говорилось в Постановлении Государственной Думы от 21 июля прошлого года.

Между тем, итоги четвертого этапа спецпроекта ТПП РФ "Бизнес – барометр страны" показывает, что около двух третей опрошенных предпринимателей оценивают положение сектора МСП как плохое и очень плохое. При этом почти 78 процентов предпринимателей отметили, что не смогут справиться с оплатой отсроченных налоговых и других платежей в наступившем году.

Тем не менее, поддержанное Государственной Думой предложение Счётной палаты о необходимости распространить меры господдержки наиболее пострадавших субъектов МСП на все субъекты, осуществляющие деятельность на территории Российской Федерации на 1 марта 2020 года, по сути, отвергнуто Минэкономразвития.

Однако учитывая, что страна по оценкам Счётной палаты может не досчитаться как минимум одной трети субъектов, которые вынуждены будут прекратить работу, не пережив экономических последствий пандемии. Я еще раз призываю Минэкономразвития, весь финансово-экономический блок, Правительство прислушаться к рекомендациям Государственной Думы и Счётной палаты и распространить меры господдержки субъектов МСП, осуществляющие деятельность в наиболее пострадавших отраслях на все субъекты МСП до конца этого года. Спасибо.

Председательствующий. Спасибо, Сергей Александрович.

Уважаемые коллеги, приступим к вопросам.

Пожалуйста, фракция КПРФ – Арефьев Николай Васильевич.

Арефьев Н. В., фракция КПРФ.

Уважаемый Максим Геннадьевич, мировая практика показывает, что …

Председательствующий. Максим Геннадьевич, пожалуйста, может сюда пройдете, будет удобнее, зал будете видеть, вас будут видеть.

Арефьев Н. В. …что в условиях рынка государственное регулирование цен не исключаются. К примеру, в Германии 40 процентов потребительских товаров регулируются. Вот, исходя из этого, КПРФ в ноябре прошлого года снесла закон о государственном регулировании цен. Вопрос – поддерживаете ли вы наш закон в условиях, когда 90 процентов торговых сетей иностранные, 28 из них в офшорах. В офшорах зарегистрированы и производители "Русагро", "Мираторг" и другие.

И поддерживаете ли вы возвращение под российскую юрисдикцию организаций торговли и российские промышленные предприятия? Спасибо.

Решетников М. Г. Да, коллеги, у нас действительно... Спасибо за вопрос.

У нас действительно в системе управления есть хороший опыт госрегулирования, он касается установления цен на лекарства. Этот опыт за последние 10 лет существенно продвинулся, и действительно мы сейчас, Федеральная антимонопольная служба, Росздравнадзор своевременно обновляет эти цены. И мы видим, что в этом секторе по прошлому году рост цен именно в секторе жизненно важных необходимых лекарств был... чуть выше превышал инфляцию, в то время как в секторе нерегулируемом, он превышал инфляцию в разы. Но в то же время это очень чувствительные для всех сферы, это ограниченный набор препаратов, и в этом случае государственное регулирование, ну, в общем, себя зарекомендовало.

Распространять это на более широкий спектр товаров, как нам кажется, в настоящее время крайне опасно. Почему? Потому что, регулируя цены, мы тогда по цепочке с вами должны регулировать и все элементы себестоимости: входящие цены, нормирование труда и так далее, и так далее. Очевидно, что это приведёт просто к тотальному регулированию всех цен в экономике, с одной стороны. С другой стороны, если мы чего-то не сделаем, то это приведёт к дефициту, потому что просто предприятия, предприниматели будут выходить из нерентабельных производств. Поэтому наше отношение к теме государственного регулирования цен очень осторожное. Мы считаем, что принятые на сегодняшний момент административные меры, ну, это практически максимум, который мы можем себе позволить, они должны быть ограничены во времени и по видам продукции, а дальше мы всё-таки должны наращивать потенциал использования экономических методов, который в настоящее время, очевидно, мы до конца всё-таки не используем, поэтому мы принимаем всё время дополнительные меры для того, чтобы сбалансировать ситуацию на рынках.

То, что касается деофшоризации экономики, вы знаете, что правительство активно поддерживает эти меры и борется с выплатой в адрес офшоров дивидендов, и развивает законодательство об административных районах, куда мы возвращаем, значит, наши компании. Поэтому здесь мы любые предложения готовы рассмотреть и активно поддержать. Спасибо.

Председательствующий. Максим Геннадьевич, вот что касается предложений. Компании, которые находятся в офшорах, если у нас есть понимание, о каких идёт речь, не должны получать меры господдержки и будет всё моментально понятно и встанет на свои места. (Аплодисменты.) Кто мешает-то это делать?

Максим Геннадьевич, ну вот в принципе задумайтесь, если названные компании получают меры господдержки, почему? Они зарегистрированы в офшорах, уходят от налогообложения. Мы налоги наших граждан и других предприятий берём, используем для того, чтобы субсидировать и эти компании. Давайте отменим.

И когда речь идёт о нашем разговоре, мы к нему готовились, отдать вам должное, и хочется выразить слова благодарности, вы встречались со всеми фракциями, в рамках профильного комитета большую работу провели. Но было бы правильно, по итогам нашей сегодняшней работы, принять либо законы, либо инициировать подзаконные акты, выступить с предложениями и здесь, как нельзя кстати, вот вопрос, который прозвучал. Давайте, возьмём сейчас и такие решения примем.

Есть поручения президента, он неоднократно их давал и правительству, и министрам. Если мы говорим о деофшоризации, так это должен быть комплекс мер, причём совершенно понятных. Если работаешь в своей стране, получай льготу, если ушёл от налогообложения, нет тебе льготы. Всё ясно и всё понятно. И заработает этот механизм.

Пожалуйста.

Решетников М. Г. Да. Вячеслав Викторович, абсолютно присоединяюсь. И действительно реагируя и на вашу позицию и, безусловно, на поручение президента, у нас в механизмах поддержки предприятий, особенно системообразующих, наложен прямой запрет на предоставление мер поддержки компаниям, которые находятся в офшорах.

А там, где у нас собственники выплачивают дивиденды, мы таким компаниям тоже отказываем в мерах господдержки. Иными словами, собственники в рамках, так сказать, в кризисное время должны максимально использовать весь имеющийся ресурс на то, чтобы спасать свои компании.  Именно поэтому у нас, кстати, была дискуссия и ряд компаний отказались обратиться к мерам господдержки, потому что собственники решили, что выплата дивидендов для них важнее. Но понятно, что мониторинг, мы за такими компаниями наблюдение внимательно ведём с тем, чтобы ни в коей мере занятость при этом не сокращалась.

Поэтому, Вячеслав Викторович, то, что вы сказали, - это непросто, действительно, лозунг для правительства, это императив реализации наших программ.
Председательствующий. Правильно понимаю, что у нас компании, которые зарегистрированы в офшорах, не получают меры господдержки? Мы можем это проверить, дать поручение Счётной палате?

Решетников М. Г. Значит, Вячеслав Викторович, вот там, где мы с крупными компаниями работаем адресно, - это, безусловно. Там, где мы поддерживаем субъекты малого, среднего бизнеса или крупные компании через банки, там у нас такого запрета на сегодняшний момент нет. Но мы исходим из того, что там у нас все наши меры поддержки, а это всё-таки, как правило, субсидирование процентных ставок, они привязаны к сокращению занятости. И в том случае, если у нас вдруг всё-таки структура компаний так организована, что собственники зарегистрированы в офшорах, но компания является крупным работодателем, мы абсолютно сознательно вот на это время пошли на то, чтобы таким компаниям тоже помочь при условии, что они сохраняют рабочие места, потому что в конечном итоге цель наших программ – это поддержать занятость и заработные платы людей. Поэтому здесь мы помогаем не собственникам, здесь мы помогаем работникам предприятий и поддерживаем их заработные платы.

Председательствующий. Коллеги, совершенно очевидно, что когда у нас нет системного подхода, мы начинаем ссылаться, в данном случае на то, что нам надо сохранить рабочие места, но при этом у нас уходят налоги, при этом это всё завязано на офшорах.

А с другой стороны мы говорим: нет, мы заинтересованы в том, чтобы у нас эти компании вернулись, просто должен быть прозрачный, понятный, системный подход и все компании этот подход воспримут. А у нас получается какая-то вкусовщина, итогом её – отсутствие просто темпов экономики, потому что мы с вами понимаем, львиная часть и доходов, и других средств уходит в эти офшоры.

Вот, кстати, премьера мы поддерживаем, причём очень активно, когда он выступил с предложением взять и ввести меры налоговые в отношении офшоров, где раньше эти льготы были. Но нам надо и с другой стороны мотивировать предприятия, чтобы они сюда возвращались, в нашу российскую юрисдикцию.
Мы сейчас обсуждаем тему, связанную с крупными IT-компаниями, у нас этот вопрос в повестке. Посмотрите, зарубежные страны, та же Италия по отношению и к Google, и к другим IT-компаниям, там Twiter, Facebook, как подошла? Они решение приняли, что рекламу можно размещать только в компаниях, которые зарегистрированы в стране, и все. И в этом случае подпадает эта реклама под налогообложение уже Италии.

Кто нам мешает это сделать? Это один из путей, возможно, другие будут предложены. Но речь-то ведь идет о том, что сейчас у нас та же реклама ушла из российского телевидения, из наших компаний российских, в юрисдикцию уже Соединенных Штатов Америки. И мы кормим Соединенные Штаты Америки за счет рекламы, которую собираем для YouTube, для Google. А они подкармливают тех, кто туда их заманивает своими речами и выступлениями в этих роликах. Ведь вот что происходит. А в итоге-то от этого, кто выигрывает? Экономика Соединенных Штатов Америки. Кто проигрывает? Мы.

Вот ряд европейских стран для себя решение нашли. Поэтому это все стоит в одной цепочке, то, что Арефьев сказал. Нам надо поддерживать своих, создавать условия для того, чтобы к нам возвращались компании. И, когда речь идет о крупных транснациональных компаниях и корпорациях, надо также вносить предложения, которые мы рассмотрим, потому что это предмет законодательства, с целью здесь концентрации их, как локализации, как юрлиц. В этом случае тогда налоги будут у нас оставаться. А так уходят миллиарды, десятки миллиардов долларов. Посчитайте, сколько это бюджетов будет.

Поэтому давайте вместе работать, потому что Министерство экономического развития – это штаб правительства. Дума сегодня утверждает министров, вице-премьеров, премьера, нам крайне важен этот диалог и нам надо выработать эти решения и поставить в этом вопросе точку. Нам стыдно должно быть: президент раз нам говорит, два говорит. Он говорит кому? Федеральному Собранию и правительству. А мы с вами воздух гоняем.

Поэтому давайте здесь конкретные предложения по итогам нашего сегодняшнего слушания возьмём и обозначим, их затем в форме законов реализуем, ситуация начнёт меняться. Не могут крупные компании у нас быть в офшорах, не могут, это в том числе вопрос национальной безопасности. Завтра там по ним вдарят, и остановится предприятие – ни денег не будет, ни рабочих мест. И об этом надо думать.

Пожалуйста, фракция ЛДПР, Черкасов. Коллеги, вот градус задали обсуждению, продолжаем.

Черкасов К. И., фракция ЛДПР.

Уважаемый Максим Геннадьевич! Осенью прошлого года был отмечен резкий рост цен на базовые продукты питания, что в сочетании со снижением уровня доходов и увеличением безработицы привело к значительному ухудшению положения самых незащищённых слоёв населения страны. Имея достаточный, с точки зрения законодателя, инструментарий для мониторинга и своевременного реагирования на необоснованный рост цен, Минэкономразвития не смогло предпринять соответствующих мер.

Вопрос: что послужило причиной создавшейся ситуации и каким образом Минэкономразвития собирается не допустить повторения подобных случаев?

Решетников М. Г. Да, коллеги, я в своём докладе постарался детально представить информацию, действительно у нас в основе – всё-таки это резкий рост цен на продовольствие на мировых рынках, который произошёл, тоже является следствием пандемии, и действительно, значит, те меры, которые были предприняты, они имели, в общем, отложенный характер. Но меры были приняты, были приняты и Министерством экономики, и Министерством сельского хозяйства, и Министерством промышленности и торговли, значит, в комплексе.

В настоящий момент этот комплекс мер насчитывает и установление… включает и установление квоты на экспорт зерновых. При этом мы при установлении квоты вместе с Министерством сельского хозяйства очень внимательно смотрели баланс. В этом году…

В этот год мы вошли практически с рекордными запасами зерновых, установили квоту на первое полугодие в размере 17,5 миллиона тонн, исходя из возможности поддержания нашего экспорта. Но, конечно, приоритетом было насыщение внутреннего рынка зерном. Значит, установили размер пошлин. При этом размер пошлин оперативно пересматривали и меняли по мере развития ситуации на рынках. В результате мы пришли к тому плавающему, но постоянно действующему механизму, который в настоящее время вот с понедельника введен в действие.

При этом почему было важно сделать это именно сейчас, даже там работать он начнет с середины годы? Потому что сельхозпроизводители, не понимая перспективы, соответственно, придерживали, что называется, зерно, не пускали в оборот в надежде на то, что после 30 июня все пошлины отменятся, никаких ограничений не будет, никакого регулирования не будет. Но сейчас мы дали им перспективу. И, соответственно, это должно ускорить, значит, стабилизацию цен на внутренних рынках. При этом, разумеется, что не только по пшенице мы приняли эти решения. Были приняты дополнительные решения и по ячменю, и по кукурузе, и по сое. При этом регулирование по сое потребовало даже более сложных систем и решений, потому что у нас крупные производители сои есть на Дальнем Востоке, которые производят ее с прицелом на китайский рынок, а нам важно переориентировать на рынок центральной части России. Поэтому встает вопрос о дотировании перевозок. Все эти вопросы сейчас Министерство сельского хозяйства вместе с нами, вместе с экспортерами, вместе с производителями, буквально в еженедельном режиме мы это обсуждаем и, соответственно, принимаем дополнительные решения. Но ещё раз подчеркну, что наша задача, конечно, сделать выводы и сформировать постоянно действующий механизм, вот первые шаги постоянно действующего механизма регулирования продовольственных рынков. И мы эти шаги сделали.

Председательствующий. Спасибо.

Пожалуйста, Савастьянова Ольга Викторовна, фракция "ЕДИНАЯ РОССИЯ".

Савастьянова О. В. Уважаемый Максим Геннадьевич, мой вопрос о принятых мерах антикризисных для малого и среднего бизнеса.

Проведенный нами мониторинг правоприменения принятых законов и решений показал достаточно большую востребованность этих мер. Ваше мнение, какие из них являются на сегодняшний день наиболее эффективными? А те меры, которые были приняты как временные, их следует либо продлить, либо сделать постоянными? Спасибо.

Решетников М. Г. Да, значит, спасибо за вопрос.

Пожалуй, наиболее такая востребованная и эффективная мера – это программа ФОТ 2.0 (кредиты со списанием), ну и понятно, почему мы её считаем эффективной. Она на самом деле самая крупная: 5 миллионов 400 тысяч, как я сказал, рабочих мест находятся под защитой, более 400 миллиардов рублей, мы планируем, будет списано предприятиям, компаниям нашим, субъектам МСП и более крупным компаниям в связи с сохранением занятости. На сегодняшний момент уровень выполнения условий по сохранению занятости 98 процентов, 95 процентов из них компании выполняют уровень занятости от 90 процентов и выше и ещё 5 процентов – от 80 до 90, то есть большой объем средств, соответственно, будет за эти компании банком погашен, и тем самым все их кредиты будут по этой программе списаны. Конечно, это самый эффективный механизм.

И вот коллеги говорят о том, что недостаточно принятых мер, что сравнивая с общей занятостью и так далее, но, коллеги, давайте не забывать, что у нас всё-таки значительная доля субъектов МСП – это торговля, в том числе торговля продовольственными товарами. Разумеется, этот сектор, он не почувствовал такого острого воздействия по сравнению с сектором услуг.

Поэтому в чем принципиальное отличие антикризисной политики, которую вела страна вот в прошлый год? Все меры были адресными. Возможно, мы по уровню затрат произведенных не самая первая экономика в мире применительно к увеличению дефицита бюджета, распылению денег и так далее, но по сравнению объема затраченных ресурсов и полученных экономических эффектов мы точно одни из самых эффективных, и это абсолютно верно, достаточно посмотреть просто межстрановые сравнения, и это как раз следствие тех... именно адресности принятых мер. Но вы абсолютно правы в том, что достаточно много из тех мер, что мы приняли, надо бы имплементировать уже в постоянную основу, на фракции мы с вами это обсуждали.

Буквально тезисно. Мне кажется, абсолютно новую создали мы систему поддержки социально ориентированных некоммерческих организаций. И учитывая то, что грань между МСП и бизнесом в социальных... вернее, бизнесом в социальных отраслях и социально ориентированными организациями очень тонкая, вот эту систему нам важно сделать постоянной и дальше ее развивать.

То же самое, выводы, которые мы по ОКВЭДам должны сделать и по идентификации бизнеса, в докладе подробно на этом остановился.
Доступ компаний, которые торгуют подакцизными товарами, к нашей поддержке, это общепит в первую очередь, рестораны, гостиницы, у них у многих лицензия на алкоголь, но отсекать их на этом основании, значит, от господдержки, наверное, неправильно.

Система проверок, ограничение проверок, переход к риск-ориентированной КНД и так далее, тоже все законодательные основы вами приняты, сейчас закон пойдет по КНД во втором чтении, это возьмем на будущее. Но в целом вот после вашего вопроса мы действительно еще, так сказать, наследие кризиса маленько подобьем и анализ представим, что нам нужно довнести в наши законы и в наши акты.

Спасибо.

Председательствующий. Пожалуйста, фракция "СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ" – Аксаков Анатолий Геннадьевич.

Аксаков А. Г. Уважаемый Максим Геннадьевич!

Во-первых, хотел бы сказать, что по цене на металл нас не устроил ваш ответ на фракции. Цена взлетела, и пока непонятно, когда стабилизируется ситуация с ценообразованием на рынке металлов. И просьба как можно быстрее этот вопрос отрегулировать.

Вопрос мой касается углеродной темы – это тема зеленого финансирования. Мы обращаем внимание на углеродный налог, вы об этом и на фракции говорили, и здесь в своем выступлении отметили.

Но есть еще тема структуры потребления на европейском рынке, там в ближайшее время произойдет серьезная замена двигателей внутреннего сгорания на электромобили, и, соответственно, мы понесем большие потери по экспорту традиционных товаров, которые туда поставляли, – нефти, нефтепродуктов.
И вот это вы имеете в виду в своей работе для того, чтобы учитывая соответствующее потребление в Европе... (Микрофон отключён.)

Решетников М. Г. Коллеги, по металлопрокату, значит, наверное, отдельный... там если вопрос будет, отдельно расскажу. Мне кажется, мы подробно проговорили. Цены в последние две недели стабилизуются, но в то же время, значит, мы вернулись к уровню начала цен прошлого года, но он на 55 процентов выше того, что мы имели в рубле, да, в начале года.

Но мы с вами обсуждали и очень детально разбирали систему регулирования. Мы находимся в открытой экономике и, к сожалению, влиять непосредственно, значит, через экспортные пошлины, учитывая открытые границы и так далее, на эту систему крайне сложно. Там, где можно было принять решения, мы их приняли еще в декабре, а именно по лому цветных металлов.

Дальше надо сдерживать в режиме уже, как вы правильно, коллеги, вот отметили, антикартельных всех механизмов, значит, в режиме соглашений и поставок прямых на нужды, на государственные нужды в режиме развития и заключения долгосрочных контрактов, потому что часть нашей промышленности защитилась от этого, перейдя на долгосрочные контракты. Но это действительно тема отдельного такого детального разговора.

Значит, отвечу подробно на тему "зеленой энергетики". Да, вы абсолютно правы, в 2020 году произошел кардинальный сдвиг в вопросах углеродного регулирования, регулирования выбросов СО2, большинство производителей автомобилей отказалось от разработки новых двигателей внутреннего сгорания.

Европейцы поставили задачу в 2021 году утвердить "Евро-7", который будет недостижим на двигателях внутреннего сгорания и не факт, что будет достижим даже на гибридных двигателях, хотя там дискуссии сейчас идут по параметрам. Конечно, это ставит под угрозу вообще спрос на энергоносители и меняет структуру.

Значит, с другой стороны вкупе с углеродным регулированием, ну, углеродным налогом, назову его просто, хотя решение в какой форме он будет, в виде пошлины, налога или каких-то еще сборов, на сегодняшний день нет, но мы ждем, что оно появится. Это, конечно, стратегический вызов для нашей экономики. Как надо на него реагировать?

Первое. Надо вводить свое регулирование парниковых газов. Законопроект подготовлен на рассмотрение в правительстве, думаю, что в ближайшее время будет рассмотрен и представлен вам на рассмотрение. Но, конечно, все это надо делать с учетом национальных интересов, иными словами, мы не должны брать и жестко, значит, следовать лекалам Евросоюза, вводить здесь резко какие-то обязательные платежи и так далее. Но задумываться над тем, что СО2, то есть выбросы имеют цену и рано или поздно нам, так сказать, придется как-то эту цену учитывать, точно надо. И плюс, нам, конечно, нужен глубокий предметный разговор о перспективах. Мы сейчас развиваем и делаем, так или иначе, ставку всё равно на развитие угля. Это касается и полигонов на Дальнем Востоке, это касается зоны Кузбасса, мы понимаем, но спрос на уголь, безусловно, будет под давлением, учитывая то, что Китай к 2060 году объявил углеродную нейтральность.

В общем, коллеги, вопросов очень много. Я думаю, что в три минуты я, конечно, не мог уложиться. Я предлагаю, мы, будет представлен правительством … парниковых газов, предусмотреть отдельное какое-то большое, крупное системное мероприятие… (Микрофон отключён.)

Председательствующий. Нам необходимо этот вопрос обсуждать с тем, чтобы и выработать со своей стороны предложения, но и посмотреть опыт других стран.

Коллеги, пожалуйста, фракция КПРФ – Алимова Ольга Николаевна.

Алимова О. Н., фракция КПРФ.

Уважаемый Максим Геннадьевич, вот в результате подчинения Росстата министерству объективность и достоверность полученной статистической информации вызывает вопросы в экспертном и научном сообществе. Без точных независимых данных и невозможно верно оценить ситуацию, и найти верное решение. Видимо, это всё-таки явно ошибочное принятое решение. Быть может пора дать независимости Росстату?

Не менее ошибочным можно считать решение об упразднении МУП и ГУП, и даже опасным, что может привести к частичной потере управления.
Также можно считать ошибочным превращение крупного когда-то государственного Сберегательного банка просто теперь в Сбер, который почти наполовину принадлежит иностранцам, они же им полностью управляют и извлекают прибыль.

Как вы планируете управлять экономикой через банки?

И вот также ответить мне вот на те предыдущие вопросы, которые были вначале.

Спасибо.

Решетников М. Г. По поводу объективности и достоверности статистики, коллеги.

Я думаю, что вопросы к статистике и к стыковке статистических данных, они есть у всех, и, поверьте, в первую очередь, они есть у Министерства экономики. Но подчинение Росстата Минэкономики никак не повлияло ни на методики, которыми коллеги пользуются, ни на выборке, которую они используют, потому что размер выборок определяется, к сожалению, финансовыми ограничениями, в которые Росстат поставлен, и здесь Министерство экономики не всегда в состоянии решить эти вопросы. Но, по крайней мере, у нас появился предметный и профессиональный диалог со специалистами в сфере статистики: а что нужно сделать для того, чтобы улучшить качество данных. А учитывая, ну, я бы сказал так, цифровой характер нынешнего состава правительства, сейчас мы делаем из Росстата центр обработки именно содержательный вообще всех административных данных, которые формируются в нашей системе. У нас сейчас налоговая служба генерит данных в разы больше, чем служба статистики, за счёт данных контрольно-кассовой техники, там есть все чеки, там есть все цены, значит, за счёт счетов-фактур, там есть весь НДС, там вся добавленная стоимость формируется в режиме онлайн. Но надо правильно поднять эту информацию, обработать, препарировать, сопоставить с данными статистики. И не всегда то, что мы получаем, кстати, вот критикуя службу статистики, оказывается лучше, чем то, что получает статистика. К статистике масса вопросов, но в принципе в очень многих случаях она не так плоха, как, значит, нам кажется.

Вот по ценам. У нас на руках, значит, данные ФНС и данные Росстата, причём по каким-то позициям цифры Росстата выше, по каким-то ниже. Динамика в целом соответствует, но иногда расходится. А почему? А потому что налоговая, условно, смотрит чеки и везде, где слово "сахар" встречается, считает, что это сахар, неважно какой – песок, рафинад, тростниковый, сахарный и так далее, и так далее. А статистика: приходят люди, знают, какие наиболее покупаемые товары, берут часть полки и эту часть полки фиксируют и записывают. И мы должны пользоваться, не концентрироваться на каком-то одном источнике, а понимать методики и брать много источников информации. Но что важно, что у нас сейчас есть профессиональный диалог и разговор на эту тему.
Коллеги, если у вас есть какие-то вопросы, мы только поддержим на базе Государственной Думы, на базе соответствующих статистических институтов, давайте их сформируем и вместе обсудим. Мы со статистикой раз в неделю обсуждаем вопросы доходов населения, в том числе денежных доходов населения, безработицы, цен, занятости, добавленной стоимости, значит, учёта инвестиций, потому что всё это основано где-то на прямом видении, где-то на досчётах. Здесь нужен прямой откровенный профессиональный заговор. А кому подчинён Росстат, поверьте, это вопрос, в общем, десятый.

Председательствующий. Пожалуйста, фракция ЛДПР. Зайцев Максим Сергеевич.

Из зала. (Не слышно.)

Председательствующий. Не было ответа. Вот Геннадий Андреевич правильно говорит: МУПы и ГУПы. Их судьба и, соответственно, ваше видение.

Включите микрофон центральной трибуны.

Из зала. (Не слышно.)

Решетников М. Г. Геннадий Андреевич, вы меня полгода назад спрашивали о моём мнении, за полгода оно не изменилось. Я считаю, что борьба с ГУПами и с МУПами бессмысленна: ГУПы и МУПы в ряде регионов реально работающий инструмент и, честно говоря, этот инструмент зависит не от самой формы. Да неплоха форма и ГУПов, и МУПов, вопрос, в чьих руках они находятся?

Если хотят, уже извините, что-то где-то украсть, будут это ГУПы или ОАО – это не защитит. Если хотят и могут, и умеют нормально хозяйствовать, то есть регионы, в которых ГУПы и МУПы работают как часы: прозрачные закупки, нормальный учёт, подотчётность населению, представительным органам и нормальный менеджмент, с нормальными заработными платами. Вот и всё.

Поэтому это не зависит от формы. И бороться с формой в данном случае, я считаю, бессмысленно. И, по крайней мере, с предыдущим руководством Федеральной антимонопольной службы у нас были диалоги и разные позиции на данную точку зрения.

По поводу СБЕРа и управления. Коллеги, ну сейчас СБЕР управляется правительством, председатель Совета директоров – Министр финансов Антон Германович Силуанов. Все вопросы рассматриваются через Совет директоров, поэтому беспокоиться на тему того, что там какие-то иностранцы, кто-то чем-то управляет, мне кажется, никаких оснований на эту тему нет.

Но то, что присутствие иностранцев в советах директоров и представителей инвесторов обеспечивает дополнительный спрос, обеспечивает дополнительную экспертизу, обеспечивает дополнительную прозрачность и, в том числе помогает задавать, может быть, не всегда удобные вопросы и менеджменту, и мажоритарным собственникам, мне кажется, это всегда хорошо, поэтому позволяет не засыпать. И это касается не СБЕРа и не только СБЕРа и в первую очередь не СБЕРа, а всех остальных наших обществ.

Председательствующий. Пожалуйста, фракция "ЕДИНАЯ РОССИЯ". Сазонов Дмитрий Валерьевич.

Сазонов Д. В., фракция "ЕДИНАЯ РОССИЯ".

Спасибо, Вячеслав Викторович.

Уважаемый Максим Геннадьевич, думаю, в этом зале все понимают, что ещё не все экономические последствия пандемии коронавируса позади, учитывая истекший мораторий на банкротства малых и средних предприятий, в течение этого года мы можем столкнуться с их резким увеличением.

Во многих зарубежных странах любой предприниматель, оказавшись в должниках, вправе рассчитывать на справедливую и объективную оценку, его усилий действий. Ну например, в США законодательство о банкротстве основано на принципе нового старта. В Великобритании существует специальная служба по банкротству. Закон о банкротстве Германии предусматривает, что основные решения в ходе производства принимает собрание кредиторов. В целом в зарубежных странах создаётся целая система, которая помогает оздоровить предприятия и минимизировать негативные последствия.

В связи с этим вопрос. Готово ли министерство сегодня сделать шаги, направленные на либерализацию законодательства, связанного с банкротством? Ну и мы в свою очередь готовы организовать и общественные обсуждения в профильных комитетах, комиссиях в формате нулевых чтений. Спасибо.

Решетников М. Г. Спасибо за вопрос.

Вопрос обновления законодательства о банкротстве я считаю одним из самых приоритетных. Ну, во-первых, 20 лет у нас прошло этому институту. Институт на первом этапе был прогрессивный, но экономические отношения ушли вперёд и он нуждается в глубокой модернизации. Мы прекрасно знаем примеры в регионах, когда у нас банкротство длится по 20 и более лет. Значит, предприятия работают, не платят налоги, не всегда платят заработную плату, конкурируют с другими предприятиями, которые всё это честно делают и так далее.

У нас параллельно с этим доля реабилитационных процедур, то есть когда предприятие расплачивается с долгами и выходит в нормальное функционирование, 2 процента, в Соединённых Штатах 30 процентов. У нас доля в рамках ликвидационных процедур удовлетворения требований должников 5 процентов, ну и так далее, и так далее.

В этой связи это непросто констатация фактов, это та информация, которая положена в основу подготовки новой редакции закона о банкротстве, который в настоящее время проходит, так сказать, финальные... ну назову слово "утряску" как бы в правительстве, согласование очень разных интересов. Предполагается, что вместо трёх реабилитационных процедур будет одна реабилитационная процедура. В ходе неё предприятие сможет, действительно, договориться с кредиторами, дисконт по долгу применить, какие-то ещё вещи сделать. В общем, гибкость появится, и предприятие сможет выйти там, где кредиторы будут настаивать на банкротстве. Они будут нести ответственность через какое-то время за сгенерированные этим предприятием долги. Иными словами, нельзя будет бесконечно кредиторам держать в банкротстве предприятие.

Дальше. Предполагается повысить независимость арбитражных управляющих. Предполагается изменить схему раскрытия компенсационных фондов и тем самым повысить и ответственность управляющих и ответственность саморегулируемых организаций и дать дополнительные рычаги саморегулируемым организациям по воздействию на управляющие. Предполагается расширить и сделать более эффективными процедуры реализации имущества банкротов, в том числе сконцентрировать все продажи на площадках, на восьми площадках, которые у нас работают в рамках заказа государственного, где все уже отработано и все прозрачно. Изменить процедуры, которые позволят быстрее проводить торги и в повышении, и в понижении. То есть весь этот комплекс мер. В общем, это действительно такое фундаментальное обновление закона "О банкротстве".

И вы абсолютно правы, коллеги, что... Я думаю, что мы в ближайшие недели будем уже готовы проводить нулевое чтение и обсуждать вот по мере того, как мы сейчас поймем, что основные вопросы мы с Государственно-правовым управлением, с коллегами в Администрации, что называется, сошлись. Готовы будем уже дискуссию переносить на вашу площадку и рассчитываем на активное ваше влечение. И нам, конечно, важно будет принятие этого закона в скорейшем режиме. Спасибо.

Председательствующий. Максим Геннадьевич, не площадка. Это модное слово, понятно. Правильно, это площадка есть у нас, где торги организуют. А если вы приходите в Государственную Думу, здесь представители народа, который избрал своих депутатов, решают судьбу закона, быть ему законом или нет. Вот нам надо это усвоить и понимать, что это очень ответственно. И тогда будет много решаться по-другому. А так получается... Вот электронная площадка, туда приходят и, соответственно, понятно, чем занимаются.

Поэтому вы можете это с экспертами говорить, согласовывать, но... Не улыбайтесь. Вот вы были губернатором, вас люди избирали. Здесь присутствуют депутаты, которых люди избирали и будут избирать. Кто-то придёт новый. Но когда у вас появится такое отношение к парламенту, это наш, российский парламент, тогда появится и ответственность. Вот у нас есть ответственность, что мы теперь утверждаем министров, это для нас ответственность. Об этом речь идёт. Упрощенчество вот это, вот такое, и модные словечки: мы продвинутые, мы знаем.

Послушайте, если знаете и продвинутые, обеспечьте темпы роста, темпы роста, если всё знаете. А пока темпы роста благодаря тому, что вот сельское хозяйство работает, отдать должное, обрабатывающая промышленность. А мы топчемся, когда у нас с вами пандемия случилась, по таким вопросам, как вы правильно сказали, сфера услуг. А, с другой стороны, ничего не предлагаем. А у нас пандемия внесла такие изменения, которые надо учитывать, потому что они будут сказываться на десятилетия.

Посмотрите, туризм, сейчас есть исторический шанс, момент, когда его можно развернуть и сделать всё, для того чтобы люди оставались в стране, отдыхали на Байкале, на Волге, масса таких замечательных мест, на Чёрном море. Так возьмите и предложите как раз парламенту принять решение – льготы дать тем, кто будет строить там и обустраивать места отдыха, туризма, санатории создавать. Вот об этом речь идёт. (Аплодисменты.)

Коллеги, это я к тому, что давайте мы всё-таки переходить уже вот от таких пространных обсуждений к конкретике. Вместе несём ответственность. Поэтому за вами выработка, наше партнёрство и дальше ответственность сообща.

Зайцев Максим Сергеевич, фракция ЛДПР.

Зайцев М. С. Спасибо.

Уважаемый Максим Геннадьевич, на протяжении последних пяти лет все среднесрочные прогнозы социально-экономического развития России разрабатываются Минэконом в отсутствии стержневых или базовых документов стратегического планирования, которые, ну, по идее, должны как раз определять цели, задачи и ориентиры такого развития, это как и долгосрочный прогноз социально-экономического развития, так и стратегия социально-экономического развития России до 2036 года. И здесь, в Государственной Думе, неоднократно отмечалось, что разработка этих документов позволит повысить степень надежности и достоверности среднесрочного прогнозирования.

В связи с этим достаточно конкретный вопрос. Когда всё-таки министерство планирует доработать и представить прогноз до 2036 года и стратегию долгосрочного социально-экономического развития страны на этот же период?

Спасибо.

Решетников М. Г. Да, спасибо, коллеги, за вопрос.

Вячеслав Викторович, вопрос площадки относился исключительно к предложениям обсудить в нулевом чтении, до внесения в Государственную Думу.

Коллеги, если вдруг случайно словами, значит, ни в коем случае, значит, не хотел проявить никакого-то, даже тени неуважения. Вы знаете, насколько мы плотно как министерство работаем с Думой, насколько мы тщательно готовим законы, насколько мы всегда открыто абсолютно с вами обсуждаем их, коллеги. Поэтому если что-то не так прозвучало, приношу извинения. Но в нулевом чтении тем не менее закон считаю очень правильным начать обсуждать.

Значит, что касается стратегии развития теперь. Значит, у нас действительно задача по стратегическому развитию – тема номер один. Значит, у нас президентом определены национальные цели развития до 2030 года. У нас разработан единый план достижения национальных целей. И в настоящий момент наша главная задача – это, значит, обеспечить согласованность всей системы государственных программ и единого плана. И мы сейчас все факторы, которые учтены в едином плане, все комплексы мероприятий, мы транслируем на систему государственных программ. И сейчас видим, что далеко не все мероприятия наших государственных программ, скажем так, эффективно нацелены на эти, значит, цели развития. И поэтому будем делать существенную перезагрузку той системы государственных программ, которая сейчас есть, и в первую очередь ещё и опираясь на ту критику, которая прозвучала со стороны депутатов, со стороны Государственной Думы, когда мы рассматривали и принимали бюджет. Действительно у нас программы не дают, к сожалению, стратегического представления о развитии страны. Не всегда они, в общем, даже понятно, как связаны с бюджетом, хотя, строго говоря, являются частью сводной бюджетной росписи, не все инструменты там отражены, не всегда предоставленные налоговые льготы там учитываются как дополнительный ресурс.

Поэтому все эти задачи председатель правительства поставил перед нами, перед Министерством финансов. У нас сейчас в правительстве находится новый порядок формирования государственных программ, где мы постарались максимально полно на эти вопросы ответить, но, конечно, сейчас дело, что называется, за малым: это обеспечить трансформацию всех программ и, соответственно, отработать со всеми федеральными ведомствами, с министерствами по тому, чтобы это изменить. Ну и, конечно, мы там учтем некие прогнозные предпосылки, которые сейчас есть вот на перспективу до 2030 года, понимая основную задачу – это достижение национальных целей развития.

Председательствующий. Спасибо.

"СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ", Гартунг Валерий Карлович.

Гартунг В. К., фракция "СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ".

Уважаемый Максим Геннадьевич, вы сказали, что, чтобы росла экономика, нужно, первое, обеспечить рост доходов граждан. Согласны с этим, но мне бы хотелось спросить у вас, вы поддержите наше предложение о возврате индексации пенсий работающим пенсионерам? Потому что если брать категорию граждан, которые больше всего пострадали, это, прежде всего, пенсионеры.

Второй вопрос. Вы сказали о мерах поддержки малого и среднего бизнеса, но вот представитель комитета сказал, что только треть представителей малого и среднего бизнеса получили эти меры поддержки. Но ещё большая часть экономики, которая не входит в госкомпании и не относится по нынешним критериям к малому и среднему бизнесу, не получила никакой поддержки. Готовы ли вы к пересмотру критериев отнесения компании к малому и среднему бизнесу в части численности работников, повышения этой планки с более 250 человек и выручки более 2 миллиардов рублей? Спасибо.

Решетников М. Г. Да, уважаемые коллеги, безусловно, я сказал, что у нас основа экономического роста – это рост доходов населения, рост доходов граждан. Поэтому любое увеличение доходов граждан – это автоматически плюс в экономический рост. Но, конечно, когда принимаются эти решения, они связаны с бюджетом, надо смотреть возможности бюджетов и надо смотреть, значит, откуда и как мы будем перераспределять на это ресурсы. Вы знаете, если мы посмотрим структуру бюджета, то кратно вырос размер трансферта из федерального бюджета, бюджета Пенсионного фонда, и это в том числе и следствие предоставленных льгот, и, значит, может быть, не столь высоких темпов роста, как ожидалось, значит, соцвзносов вследствие текущей ситуации. Поэтому все эти вопросы надо всегда принимать в балансе.

Значит, по поводу мер поддержки экономики, той части, которая не относится к МСП, ну, во-первых, коллеги, не надо забывать, что у нас с вами программ достаточно много было антикризисных, и программы поддержки МСП – это только часть.

У нас было по итогам обсуждений и рассмотрений у президента принято достаточно много отраслевых программ, это и легкая промышленность, и автопром, и авиация, и сельхозмашиностроение, по сути, мы прошлись по всем отраслям промышленности, транспорт, сельское хозяйство, строительство, энергетика, и везде были приняты меры. Поэтому надо посмотреть. Там, где есть какой-то сектор экономики, который находится в проблемной зоне и не получил меры поддержки, или они оказались недостаточны, давайте вместе смотреть и обсуждать. Мы поэтому и не закрываем ни в коей мере тему там антикризисных программ поддержки и так далее для того, чтобы иметь это окно возможностей, в том числе, и в дискуссии с Минфином, значит, помочь дополнительно этим секторам экономики.

Менять критерий МСП, коллеги, ну, много меняли по разным сферам. И после любого увеличения критерия всегда остаются те, кто говорят: а с нами что, да, значит, а вот еще надо немножко повысить. Мне кажется, вопрос не в этом.

Мы в прошлом году приняли очень системное решение, а именно снизить соцвзносы для субъектов МСП на зарплаты свыше МРОТа. И это у нас сформировало разрыв между вот этими компаниями и компаниями, которые работают на 25 главе, на общей системе налогообложения. Нам нужно проанализировать, вычленить сектора и вот относительно этих секторов принять какие-то отдельные, я считаю, решения, потому что, к сожалению, вот действующая, так сказать, налоговая система, мы слышим бизнес, который говорит: слушайте, при действующих налогах нам расти невыгодно, надо вот в каких-то секторах, особенно в общепите, да, и так далее, надо что-то менять. И мы этот вопрос вместе с Министерством финансов обсуждаем и пытаемся найти решение, которое не ударит при этом по бюджету.

Председательствующий. Пожалуйста, Шайхутдинов Рифат Габдулхакович, независимый депутат, партия "Гражданская платформа".

Шайхутдинов Р. Г. Спасибо.

Уважаемый Максим Геннадьевич, импорт в России более 1,5 триллиона рублей и он не падает, потому что программа импортозамещения пока не справляется с этим. Бизнес давно ставит вопрос о том, что ему нужны рынки, они говорят, что деньги, конечно, хорошо, но если нет рынков, то непонятно зачем нужно финансирование, будут рынки - будут и деньги.

Что предлагает министерство для того, чтобы импорт повернуть в сторону бизнеса и как можно задействовать, собственно, в программе импортозамещения малые и средние предприятия? Пока все очень так осложнено и 719-м постановлением и лоббистскими финансовыми группами, которые на импорте зарабатывают огромные деньги. Вот что предполагает министерство и как предполагает задействовать малые предприятия... (Микрофон отключен.)

Решетников М. Г. Спасибо за вопрос, коллеги.

Значит, тема такая комплексная, она в целом, во-первых, тема импортозамещения и стимулирование экспорта, по большому счету, это две части одного целого, мы понимаем, да. Потому что замещение импорта продукции, которая не может конкурировать на мировых рынках, ну, это какое-то краткосрочное решение и стратегически это тупик, и в то же время биться только за экспортные рынки, значит, когда у тебя продукция не конкурирует по каким-то причинам на внутренних рынках, тоже бессмысленно, да. Поэтому мы рассматриваем это, как единое целое. Значит, что здесь?

Первое. Мы задействуем механизм закупок по 44-му и 223-му закону, и в рамках антикризисных мер большой пакет был принят по этой части. Другой момент, что у нас там тоже есть ограничения по ВТО, поэтому все эти меры мы должны имплементировать, понимая наши ограничения, чтобы не нарваться на ответные меры для, уже для наших экспортеров, что называется.

Дальше. Мы ставим отдельно задачу по экспорту субъектов МСП. Это задача сейчас в рамках обновленного национального проекта отдельно поставлена. Это и работа по электронной торговле, это вопрос, кстати, решение вопросов административных барьеров по реимпорту продукции, потому что часто надо экспортируемую продукцию потом обратно везти в страну для ремонта, там для обслуживания, условно, что-то не подошло и так далее. То есть вот электронная торговля, она предъявляет повышенные требования на скорость обмена вот этими товарами. И у нас в рамках программы… "дорожной карты" "Трансформация делового климата" по экспорту это предусмотрено, так же как и валютный контроль. И вы большую работу законодательную по изменению валютного регулирования делаете.

Значит, то, что вы сказали, 719-я локализация, Минпромторг постоянно совершенствует этот механизм, и он-то как раз направлен на то, чтобы максимально стимулировать добавленную стоимость внутри. Я просто знаю, как на него жалуются иностранные автоконцерны, жалуясь на то, чтобы выполнить эти требования, нужен большой объём инвестиций и так далее. Но, с другой стороны, это ведь то, что мы и хотели в рамках импортозамещения, и то, к чему мы идём. Поэтому здесь такой диалог работает.

Ну и плюс в ряде случаев бороться с импортом без крупных государственных вложений тоже невозможно. Поэтому инициирована программа по радиоэлектронике, на которую большой объём средств антикризисных выделен. И это тоже по большому счёту формирование целого кластера технологий, которые позволят нам заместить импорт, необходимый для развития цифровой экономики и тех приоритетов, которые есть.

Председательствующий. Спасибо.

Пожалуйста, фракция КПРФ – Калашников Леонид Иванович.

Калашников Л. И., председатель Комитета ГД по делам Содружества Независимых Государств, евразийской интеграции и связям с соотечественниками, фракция КПРФ.

Спасибо.

Уважаемый Максим Геннадьевич, пока вот на вопросы, которые волнуют депутатов, отвечает Председатель нашего собрания - Вячеслав Викторович. У меня к вам вот какой вопрос. Вы хоть интересуетесь немножко мировой практикой в этом вопросе?

Вот я, готовясь к своему вопросу, нашёл, смотрите, год назад крупные торговые сети Германии обвинены в занижении цен на продукты, из-за которого страдают фермеры. В занижении цен! Ангела Меркель немедленно собрала четыре крупные сети: ALDI, там всего четыре, и приняли ряд законов. Вот сейчас Вячеслав Викторович говорил, эти законы, они в следующем, они находятся в сфере демонополизации, декартелизации и деофшоризации. И дальше остаются только тарифы, которые регулирует опять же комиссия ваша тарифная, не ваша, а других. Вы можете создать этот орган один, который будет следить?

Потому что, смотрите, сталь, металл, вы говорите – 50 процентов. Вот мост в Тольятти сейчас строится, он 100 миллионов стоит, вы его разыграли, как вы сказали… (Микрофон отключён.)

Председательствующий. Пожалуйста.

Решетников М. Г. Коллеги, в стране создан такой орган, он называется антимонопольная служба, Федеральная антимонопольная служба, которая занимается антимонопольным регулированием, разрабатывает законодательство, разрабатывает правоприменение в этой сфере. И если есть признаки, значит, не только по обращениям, но и там когда в СМИ появляется информация, на это реагирует. Поэтому, наверное, этот вопрос тогда по эффективности применения антимонопольного регулирования. Давайте вместе с вами посмотрим, значит, те случаи, на которые не поступила реакция.

Что касается удорожания строек. Действительно там металл ощутимо, то есть если в жилищном строительстве там 5-7 процентов фактор металла и арматуры, то в дорожном строительстве он существенно выше. Мы этот вопрос обсуждали с Маратом Шакирзяновичем Хуснуллиным, который ведёт тему капитальных вложений, значит, он ведёт переговоры и провёл переговоры с крупнейшими производителями металла, чтобы они для бюджетных строек поставляли металл по тем ценам, по которым были, так сказать, в момент заключения контрактов, которые были. Иначе действительно мы, ну, будем уже, несмотря на все издержки, значит, вводить экспортное регулирование. Но, коллеги, ещё раз подчеркну, что экспортные пошлины в металле (мы это, по-моему, на всех фракциях детально проговаривали) в условиях открытых границ с нашими соседями, они будут иметь крайне, так сказать, ограниченный по эффективности характер и просто приведут к тому, что весь экспорт пойдёт через наших соседей. Поэтому здесь нам надо принимать очень сложные сбалансированные решения. Здесь нет прямых механизмов регулирования, в отличие от той же пшеницы, где мы такие механизмы имеем, и мы их применили.

Председательствующий. Пожалуйста, фракция ЛДПР, Пьяных Дмитрий Сергеевич.

Пьяных Д. С., фракция ЛДПР.

Уважаемый Максим Геннадьевич, общенациональным планом по восстановлению экономики не предусмотрено применение в текущем году таких значимых для выживания малого бизнеса и сохранения занятости в целом мер, как продление кредитных каникул для компаний, которые попали в список наиболее пострадавших, или для таких же компаний льготы по уплате там налогов, сборов, страховых взносов до 31 декабря текущего года.

Однако мы видим, пандемия продолжается, условия для них остаются жёсткими, для этих компаний и им приходится лавировать между теми ограничениями, которые устанавливают госорганы, эпидемиологическими ограничениями и обязанностями по уплате платежей обязательных как по кредитным договорам, так и по страховым взносам.

Но из этого вопрос. Как и каким образом Минэкономразвития планирует эту проблему решать и какие меры собирается реализовывать в 2021 году для поддержки малого и среднего бизнеса?

Решетников М. Г. Коллеги, вы абсолютно правы, мы поэтапно выходим из режима антикризисных мер. Что даёт нам основание в целом выходить из этого режима мер.

Первое. Мы видим, что обороты малого и среднего бизнеса восстанавливаются. В целом у нас обороты по данным контрольно-кассовой техники в январе - плюс 7,5 процента к январю прошлого года. То есть в целом мы превысили инфляцию и выходим. При этом, как я сказал, действительно по видам деятельности есть сферы, которые не вышли ещё даже на докризисные обороты и для них мы предлагаем продлить.

Сейчас по поручению президента разрабатываем дополнительные предложения, запустить некую новую программу, очевидно, кредитную по поддержке этих предприятий с тем, чтобы сгладить их выход из этой ситуации. По остальным предприятиям...

Да, плюс к этому мы адаптировали уже действующие наши механизмы, нашу программу 1764 льготного кредитования, то что я в докладе сказал, снизили процентную ставку до 7 процентов для того, чтобы бизнес получил доступ к более дешёвым деньгам. И мы видим, что только за несколько недель 65 миллиардов рублей, тысячу 300 кредитов предоставлено и будем дальше это наращивать.

Ещё есть ряд послаблений по проверкам для микропредприятий и так далее, которые мы на 2021 год продлили. Но в целом, коллеги, нам нужно возвращать экономику к нормальному режиму работы, потому что, очевидно, повышенные, скажем так, санэпидриски, они всё равно какое-то время ещё сохранятся, мы это тоже понимаем.

Но и бизнес, и население, и потребители так или иначе к ним адаптируются, иначе бы мы не увидели того экономического восстановления, которое мы по декабрю увидели и тех оборотов по данным контрольно-кассовой техники и так далее.
 
Поэтому нам нужно уже говорить непросто об антикризисе, о том, чтобы переждать, а нам нужно говорить, как вернуться на траекторию роста и мы возвращаемся, и какая траектория этого роста будет. Нам нужно осознать те изменения, которые у нас произошли в экономике, и, соответственно, ну большая часть законодательства уже принята с учётом как раз этих изменений, и дальше думать о том, как запустить дополнительные меры по росту в первую очередь инвестиций, то, о чём я говорил в докладе.

Председательствующий. Спасибо.

Пожалуйста, фракция "ЕДИНАЯ РОССИЯ".

Фаррахов Айрат Закиевич.

Фаррахов А. З., фракция "ЕДИНАЯ РОССИЯ".

Уважаемый Максим Геннадьевич, поставлена стратегическая задача по доведению объёмов строительства жилья до 120 миллионов квадратных метров в год. При строительстве жилых массивов уже сегодня субъекты сталкиваются с проблемой создания мест приложения труда, роста маятниковой миграции.

Обращения в адрес комиссии Государственной Думы по поддержке малого и среднего предпринимательства показывают, что решением данной проблемы могло бы стать комплексное развитие территории путём создания инфраструктуры новых промышленных индустриальных парков за счёт механизмов расширения перечня регионов, получающих финансирование в рамках нацпроекта "Малое и среднее предпринимательство", упрощение критериев для промышленных парков в целях размещения субъектов МСП, возобновление программ по субсидированию части затрат на уплату процентов по кредитам на реализацию инвестпроектов. Как Министерство экономического развития относится к данным предложениям? Спасибо.

Решетников М. Г. Да, коллеги, в целом, мы считаем, механизм создания новых промышленных парков и в целом новых пространств, где может разместиться бизнес, крайне эффективным методом.

Другой момент, что, конечно, сейчас в условиях, когда бюджет ограничен и перед нами была поставлена задача максимально широко помочь бизнесу, мы, конечно, средства с этих направлений перераспределили на субсидирование процентных ставок, на гарантии, поручительства и так далее. Вполне понятен подход, да, потому что в моменте эффективность этих мер больше, но стратегическое развитие, оно невозможно без вот создания такой инфраструктуры.

Поэтому, думаю, что по мере как раз возвращения к стратегии, к траектории роста, по мере того, как в бюджете будут деньги и мы будем постоянно выходить с предложением увеличить финансирование именно этих позиций, потому что все регионы об этом просят, это правда, мы, думаю, что вернёмся к теме развития и строительства этих парков.
 
Но и давайте с другой стороны тогда посмотрим, а те деньги, которые мы вложили, проконтролируем, чтобы они эффективно использовались, чтобы действительно эти парки были заполнены. И, быть может, посмотрим, может быть, в части каких-то льгот или каких-то преференций все-таки притянуть туда частный бизнес. Потому что, когда мы там субсидируем часть капитальных затрат, на это все равно рано или поздно косо посмотрят контролирующие органы: почему этим дали, почему тем не дали и так далее. Поэтому нам, конечно, нужно частный бизнес в этом развивать.

И особенно, я думаю, что в свете закона по комплексному развитию территорий, который вы в прошлом году приняли, его же можно применять в том числе и к промышленным зонам. А там всегда существуют какие-то промышленные корпуса, где можно, в общем, за очень скромные деньги привести все в порядок и пустить туда бизнес. На части построить, условно, пусть то же жилье, а на части вот реновировать и сделать места приложения труда и за счет этого получить такую хорошую, сбалансированную территорию, избежать вот этих миграций трудовых, о которых вы говорили.

Председательствующий. Пожалуйста, фракция "СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ", Хованская Галина Петровна.

Хованская Г. П., председатель Комитета ГД по жилищной политике и жилищно-коммунальному хозяйству, фракция "СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ".

Спасибо.

Уважаемый Максим Геннадьевич, риторический вопрос. Скажите, пожалуйста, поручения президента надо выполнять? Мне кажется, что ответ однозначный должен быть. Так вот я хочу сказать, что 30 июля президент дал поручение правительству по итогам нашего с ним диалога об усилении адресной защиты. Он сказал, что надо принимать общее решение на законодательном уровне и что нужно вот этот порог – право на субсидию, как бы снизить вот этот уровень с 22-х процентов, ну, мы предлагаем, хотя бы до 15-ти. "Вы правы, – он мне говорит, – нужно подумать на эту тему, как их поддержать, согласен с вами". И дает поручение 30 июля, поручение Мишустину, не Хованской, обращаю ваше внимание: до 1 ноября представить предложения по межбюджетным трансфертам бюджетам субъектов для софинансирования... (Микрофон отключён.)

Председательствующий. Добавьте, пожалуйста, 30 секунд.

Хованская Г. П. ...для софинансирования обязательств субъектов, для предоставления гражданам субсидий, для выравнивания условий получения указанной социальной поддержки на территории Российской Федерации.

Третьего числа, 3 ноября мы направляем Мишустину вопрос о том, как выполнено это поручение. Никакой реакции, понимаете? Ну, как можно воздействовать на Минфин, для того чтобы наконец по межбюджетным трансфертам вот эта поправка прошла? Расчёт сделан – 25 миллиардов, всё есть. Проект наш тоже в жилищный… (Микрофон отключён.)

Решетников М. Г. Ну, Галина Петровна, вы спрашиваете, Министерство экономики как воздействует на Министерство финансов? Ну, я могу узнать судьбу этого поручения, выяснить, где оно действительно у моих коллег на рассмотрении, потому что, ну, через нас, через нас это поручение, значит, не проходило, ну, я уточню, тоже там отвечать не буду сейчас. Давайте я разберусь и узнаю, какие ответы, я абсолютно уверен, что какой-то ответ должен быть.

Понимаете, на встрече с комитетом я выразил своё мнение, и в том числе как бывший губернатор, что механизм действительно субсидий является одним из наиболее эффективных механизмов адресной поддержки людей, и действительно деньги попадают точечно тем, кому надо. Но здесь сейчас правительство, я уж, пользуясь случаем тогда, значит, одной из ключевых инициатив, которые у нас в общенациональном плане восстановления записаны, является социальное казначейство, которое призвано обобщить всю информацию и, по сути, развить вот этот механизм, который заложен в субсидиях по ЖКУ, не только на уровень доходов, для оценки уровня доходов нуждающихся, да, но чтобы учесть ещё и материальное положение, и там наличие квартир, машин, и так далее, и так далее, то есть полностью оценить доходы домохозяйств и уже с учётом этого принимать решение.

При этом это делается не для того, чтобы сэкономить, потому что всегда вопросы адресности как-то на следующем шаге начинают ассоциировать с темой сэкономить. Нет, задача как раз высвободить деньги и направить тем, кому реально нужнее, и как раз повысить вот дополнительную, вот эту адресность усилить помощи. Но с этой точки зрения регионам, конечно, никто не мешает, как мы с вами понимаем, эту планку понижать, там с 22 сейчас на 20, на 15. Вопрос денег, вопрос денег, да.

В прошлом году регионам, вы знаете, беспрецедентный объём средств был предоставлен, и регионы, ну, мало кто пошёл на это, потому что поддерживали бизнес, поддерживали напрямую людей, боролись с коронавирусом и так далее. Но в целом, я думаю, что по мере восстановления доходов регионов в общем и целом этот вопрос можно рассмотреть применительно на региональном уровне каким-то отдельным категориям. И многие губернаторы, я знаю, это ровно так и подходят. Не всем сразу, но по крайней мере точечно, адресно эти вопросы решают.

А что с ответом правительства, я тогда вам обещаю, я разберусь.

Председательствующий. Спасибо.

Максим Геннадьевич, у вас уникальный опыт работы. Вы работали в Москве, работали в регионе и сейчас занимаете должность министра, причем ключевого министерства – Министерства экономического развития.

Вот мы не раз уже обсуждали тему, причем, последний раз с участием председателя правительства. Речь о чем идет? У нас 85 субъектов Российской Федерации. Учитывая, что вам сейчас подчиняется статистика. Вот можно ли?.. Нет, это вопрос такой, достаточно серьезный. Можно ли всё-таки заработную плату не называть среднюю по стране, учитывая, что она очень сильно отличается в Москве от заработной платы, допустим, в Костромской области, а давать эту информацию непосредственно по субъектам? Причем у нас опять-таки показатель средней заработной платы, он необъективен. Это как средняя температура по больнице. Правильно было бы всё-таки выбрать другие оценочные критерии заработной платы, с тем чтобы можно было бы оценить, какое количество имеют заработную плату на уровне минимального размера, какое количество людей имеет её меньше среднего, допустим, по субъекту, какое выше среднего. Но это тогда даст объективную картину.

И в этой связи сейчас все говорят о том, что у нас количество жилья строящегося увеличилось, и благодаря во многом тому, что процентная ставка по ипотеке составила 6,5 процента. У нас с вами приняты решения по Дальнему Востоку, процентная ставка 2 процента, по сельским территориям 3 процента. Можно ли посмотреть, вот исходя из как раз того, что заработная плата во всех субъектах у нас разная, взять и привязать ставку ипотеки, допустим, от 6,5 процента в Москве и в тех территориях, где самая высокая заработная плата, до 3 процентов, которая сейчас у нас распространена на жителей сельских территорий, совершенно очевидно, что если мы с вами на 300 километров отъедем от Москвы, там уже заработная плата будет у людей в разы меньше, чем, допустим, в Москве, и посмотреть меры поддержки развития территорий?

Причем здесь правильно было бы в том числе реализовать, там, допустим, концепцию районирования, где, допустим, через... ну, на расстоянии 300 метров от Москвы – там один подход, на расстоянии, там, до тысячи километров – другой. У нас с вами сейчас огромный дефицит трудовых ресурсов, особенно в регионах, которые находятся рядом с Москвой: в той же Рязанской области, Тверской области, где люди на электричках ездят на заработки в Москву. Это ненормально, надо создавать там рабочие места и условия, которые людей будут оставлять дома с семьями, с женами, с детьми. Ну а так, получается, живут в вагончиках, сюда уезжают. Это ненормально.

Поэтому вот нам надо договориться, когда вы сможете нам представить свое предложение в этой части, и мы могли бы здесь вас поддержать и помочь, но нам в любом случае надо этим заниматься, потому что, что касается трудовых ресурсов, ещё раз хочу подчеркнуть, на расстоянии тысяча километров от Москвы испытывается дефицит. Все едут куда? В Москву. Это ненормально. А в Москве им не могут обеспечить должные условия, потому что понятно, что они приезжают, работают на стройках, где-то там охраняют торговые центры. У них толком нет ни медицинских услуг, но и, ещё раз говорю, семьи-то брошены.
Вот нам надо об этом подумать. Это, понятно, не вписывается в какие-то модные концепции и определения, но это жизнь, и вот если мы её чувствовать будем, тогда и результат будет совершенно иной. Хотелось бы попросить вас об этом.

Коллеги, но учитывая, что... Да, пожалуйста, конечно. Но это предложение. Если вдруг у вас нет ответа, то мы могли бы ещё дополнительно собраться.

Решетников М. Г. Я отреагирую, потому что важно.

Во-первых, Вячеслав Викторович, коль вы к словам, вот я тоже настаиваю на том, что статистика не подчиняется Министерству экономики, Росстат мы курируем, но статистика подчиняется методикам, выборкам, законам, международным сопоставлениям и так далее. Поэтому, коллеги, всё-таки это, правда, важно.

Значит, что касается средней заработной платы. Мы в прошлом году получили доступ на регулярной основе, нам информацию дает Пенсионный фонд. И мы видим все рабочие места, понятно, без персональных данных, но мы четко понимаем все рабочие места в каждом субъекте Федерации по каким видам деятельности, какой размер предприятия, мужчины, женщины, возраст, значит, и так далее и так далее. И, в том числе, видим, например, рабочие места, где получают меньше минимального размера оплаты труда в силу того, что, понятно, полставки и так далее, там соблюдаются все требования Трудового кодекса, но это низкопроизводительные рабочие места. И мы всю эту информацию дали губернаторам.

Но, Вячеслав Викторович, в вашем вопросе я увидел как бы вот для нас крайне важную, больную тему, а именно, что будет дальше с программой ипотеки 6,5, да, когда она закончится. И это крайне важный вопрос, потому что мы видим, что в ряде регионов она в целом крайне эффективна, она поддержала нам инвестиции, она поддержала строительство и так далее, но в ряде субъектов она, конечно, вызвала локальные перегревы рынка, и особенно вот мы видим там по Дальнему Востоку большой рост цен и так далее. С этим мы разбираемся, значит, Министерство строительства разбирается. Зачастую цены были, ну что называется, крайне низки, не было рентабельности, вообще не было первичного рынка там в ряде регионов, и сейчас вот это... ну, есть какая-то доходность, и есть заинтересованность строить.

Но в то же время действительно наибольшим бенефициаром, получателем этой программы выступили крупные города, которые за счет этого, так сказать, продолжают втягивать население в себя и так далее. И нам для продолжения я считаю, Вячеслав Викторович, то, что вы сказали, является крайне важным и краеугольным, нам при продолжении надо учитывать как раз локальную ситуацию на рынках труда, не просто там уровень цен, но и в связи с заработными платами, в связи вот с тем, а кому конкретно доступна, значит, эта ипотека. У нас потому что зачастую средняя заработная плата, мы с вами прекрасно знаем, она складывается, коллеги, из верхнего дециля, когда небольшая группа лиц с большими доходами вытягивает ее вперед, но на доступность и на социальную справедливость это никак не влияет.

Вячеслав Викторович, у нас вся база расчетов и информации для этого есть, мы готовы ее выполнить и вместе с Минстроем, вместе с Маратом Шакирзяновичем, с вами обсудить результаты и как раз договориться, как дальше мы будем продлять и в каком виде эту важную для страны программу льготной ипотеки.

Председательствующий. Спасибо.

Я еще раз хочу подчеркнуть, правильно было бы все-таки учитывать региональный фактор, у нас ситуация в различных субъектах сильно отличается. Вот если мы возьмем, к примеру, там Ханты-Мансийский автономный округ или Ямало-Ненецкий, там отличается ситуация от той же Курганской области, которая недалеко находится от них. Поэтому этот фактор, он также должен быть у вас критерием, если хотите, в выработке решения процентной ставки. А у нас получается и у одних 6,5 и у других 6,5, а дальше что? Президент-то ведь неслучайно сказал, что есть риски в этом случае, поэтому нужно посмотреть и не только по ипотеке, но и по трудовым ресурсам.

Ну и понятно, учитывая, что служба статистики находится у вас, вы все знаете, все анализируете, вы можете вырабатывать решения, опираясь на цифры и факты, а при этом вы можете еще задействовать и налоговую службу, то есть все эти инструменты-то есть. Поэтому нам правильно было бы к этой теме вернуться.

И, конечно, говоря о трудовых ресурсах, еще раз хочу подчеркнуть, что у нас получается все едут работать в Москву. А мы будем говорить о том, чтобы люди остались в других городах и регионах и какие условия там будут, и почему они не остаются, вот об этом. Нам надо просто запланировать этот разговор.

А вам хочется сказать спасибо за то, что вы его провели и в рамках фракций, и в рамках комитета, и сейчас мы его ведем, понятно, что-то нравится, что-то не нравится. Нам лучше острые проблемы здесь обсуждать, чем они будут обсуждаться на улице и, в общем-то, мы вам транслируем вопросы, которые нам задают жители при встречах, вы это, как в прошлом губернатор, знаете, какие там вопросы звучат, и тут мы во многом их задаём более корректно.

Коллеги, переходим к выступлениям.

Давайте поблагодарим Максима Геннадьевича.

(Аплодисменты.)

От фракции КПРФ слово предоставляется Арефьеву Николаю Васильевичу.

Приготовиться Жириновскому Владимиру Вольфовичу.

Арефьев Н. В. Уважаемые коллеги!

Почему в России растут цены? Почему инфляция?

Дело в том, что инфляция в России, скорее всего, рукотворная, потому что при принятии бюджета мы определяем инфляцию в размере 4 процентов, и начинается гонка, кто эти 4 процента оседлает.

Первое, конечно, правительство, которое повышает НДС на 2 процента, естественно, этот налог прибавляется к цене, и цены начинают расти.

Вот за 2020 год по данным Росстата в годовом выражении сильнее всего выросли цены и на сахар-песок, и подсолнечное масло, и крупы. Мы здесь говорили об этом, и причины были не только в НДС, но и в посевных площадях. Но вместо того, чтобы уделить внимание спекулятивным звеньям и торговым сетям, устанавливающим наценки, к примеру, на хлеб в два-три раза, и превышающим цену зерна, из которого этот хлеб изготовлен, и за счёт этого получающим сверхприбыль, правительство взялось регулировать цены за счёт ограничения и без того нулевой доходности производителей сельскохозяйственного сырья.

Единственный выход, конечно, из создавшегося положения – это государственное регулирование цен на продукты питания. И фракция КПРФ внесла в декабре прошлого года такой закон, сейчас он готовится к рассмотрению в первом чтении.
Но не только налоги влияют на ценообразование.

Второе – это… Вторая причина инфляции – это падение курса рубля, которое тянет за собой повышение цен.

Ну мы за 11 месяцев 2020 года закупили продуктов питания на 26 миллиардов долларов. Я даже перечислю: мясо, птицы, рыбы мы закупили 803 тысячи тонн, молочных продуктов – 399 тысяч, картофеля – 310, помидоров – 435, лука, чеснока – 281 тысячу тонн, хотя лук и чеснок у нас производятся у самих на всей территории России.

Третий стимул роста цен – это акцизы. В 2021 году на алкоголь и сигареты устанавливаются новые акцизы, которые приведут к росту цен, естественно. Уже в первые дни... в первые месяцы текущего года цены выросли где-то на 5, на 7 процентов, а в перспективе есть на некоторые товары подорожание и на 20 процентов. Табак – акциз повысился сразу на 20 процентов, а это всё деньги из карманов наших избирателей. Бензин, ставка топливных акцизов на бензин и дизельное и моторные масла с 1 января повысилась на 4 процента, бензин подорожал от 60 до 80 копеек за литр. Ну а кроме того, на цены на бензин влияет и НДПИ, который растёт при обнулении вывозных таможенных пошлин.

С 20-го... если подсчитать, там с 2000 года накопленный индекс потребительских цен превысил 550 процентов. Но должен заявить, что единственная услуга, которая подешевела за это время, это междугородние звонки по стационарному телефону. Всё остальное только росло.
Доходы населения падают у нас седьмой год подряд. Сейчас доходы россиян с поправкой на инфляцию находятся на уровне 2010 года. Значит, всё это отражается и на ценах производителей.

Если взять рост цен производителей, то в 2016 году он был 7,5 процента, в 2017-м – 8,4, в 2018-м – 11,7, в 2019-м роста не было, а в 2020-м – 103,6 процента. Ну а вот заработная плата, к сожалению, не растёт, она находится на уровне 2016 года.

В России отсутствует чёткая экономическая политика и, кажется, нет понимания, в каком положении сейчас находится наша экономика и куда мы пойдём дальше.

В декабре прошлого года Всемирный банк опубликовал рекомендации России, где рекомендовал отказаться от импортозамещения, открыть беспрепятственный доступ иностранным инвестициям, при этом намекнул, что неплохо бы упразднить ГОСТы и ОСТы и усилить защиту иностранных капиталов.

Ну, конечно, каждому понятно, что эти рекомендации направлены исключительно на уничтожение всего нашего промышленного потенциала. Но будут ли они выполняться? Надо сказать, что уже сегодня в России 65 процентов промышленности принадлежит иностранному капиталу и 90 процентов торговли – это тоже иностранные торговые сети.

Если говорить по отраслям, то там не меньше 60 процентов это иностранный капитал. Ну, кстати, правительство приняло решение о приватизации государственной собственности по 10 процентов в год, по численности предприятий и 10 процентов акций.

Но надо сказать, что экономика не в лучшем состоянии, у нас идёт ликвидация предприятий. Вот начиная с 2016 года, когда было создано АО "Корпорация "МСП", началась ликвидация предприятий и коэффициент ликвидаций в 2017 году составил 135, в 2018-м – 154, в 2019-м – 156, а в прошлом году было ликвидировано 240 предприятий, даже меньше, несмотря на COVID, чем в 2019 году. Но тем не менее ликвидация продолжается.

Я бы хотел сказать, чтобы не деградировала экономика, нам, естественно, нужно принимать определённые меры: не душить налогом малый бизнес, вернуть ЕНВД, от которого отказались, денонсировать договор об избежании двойного налогообложения - это лазейка по вывозу капитала. Запретить регистрацию предприятий за рубежом – это тоже вывоз капитала. Ну а нефтегазовых доходов у нас больше не будет. Надо строить заводы, фабрики и жить за счёт их прибыли, другого выхода у нас нет. Спасибо. (Аплодисменты.)

Председательствующий. Спасибо.

Пожалуйста, фракция ЛДПР.

Жириновский Владимир Вольфович.

Жириновский В. В., руководитель фракции ЛДПР.

Порядка нет, понимаете, и в экономике, и в идеологии, и по всем позициям.

Вот пандемия целый год. Вся планета одела маски и перчатки, а у нас с трудом, и то не все ещё до сих пор. Выходят депутаты к администрации президента и говорят: "Нет политическим репрессиям!" А кто их начал в феврале 1937 года, самые страшные репрессии в истории человечества? Конечно, нет, но так это же остатки того периода.

Памятники сносим и снова – восстановить. Снесли и теперь подписи собирают - восстановить. Ну детский сад, не страна, а детский сад или ещё лучше Театр юного зрителя.

ГКЧП, вроде бы войска, потом – раз и закрыли лавочку, никакого ГКЧП, никаких войск. То Ельцин плохой, то цветы несут, музей открывают. Поэтому вот проблема.

Сейчас в завершение выступления депутат правильно говорит: давайте строить фабрики. Так уже строили фабрики. Построили – закрыли, разорили, снова строить – это тоже вот эта наша беда российская.

Ну вот рабочие места. Мы уже много раз говорим: ну дайте базу данных. Мне звонит один чудак: Владимир Вольфович, ну помогите с работой, уже несколько месяцев без работы. Я говорю: ты был на бирже труда? В Москве тысячи вакансий. Он только от меня узнал, что есть биржа труда. Я говорю: ты зарегистрировался? Тебе же будут платить каждый месяц 12 тысяч. Что ты плачешь, что у тебя нет денег? Сколько ты потерял денег, 12 тысяч в месяц пособие? То есть немного еще есть такое детство у нас. Ну, везде повесьте это наименование биржи, где эта биржа, публикуйте эти данные в газетах, показывайте вакансии. Ведь по всей стране есть вакансии, люди их не знают, и едет за 500 километров работать, а у него 50 километров от него есть рабочие места.
И, конечно, опять все в столице, все в столице, при царе, при советской власти и сейчас, все, все. Уже распухла столица и от денег, и от всех зданий, и какие развязки. Каждый день открывают развязки, там машины, там машины, туда, все, идет, скорость, все хорошо. А 100 километров в сторону сложнее.

Рынки, зачем позакрывали, обычные рынки, которые были? Вот куда привезти выращенную скотину, забили ее, куда привезти продать? Давайте создавать кооперативы. Так были же уже, создали и разогнали. Вот старая наша песенка: создать, разогнать, арестовать, выпустить. Реабилитировали. Мы, наверное, еще не всех реабилитировали, кто был в 1937 году репрессирован. Поэтому можно и есть рабочие места.

Или специалисты. А где они, специалисты-то? Специалистов мы всех уничтожаем, разгоняем, они уезжают. Их надо беречь, специалистов. Наша молодежь знает, какую выбирать профессию? Вот как их ориентируют? Что главная профессия – инженер. Нет, абсолютно нет. Ну, сейчас немножко зашевелились – IT, айтишники, и то, опять не по-русски. Ребенок в детском саду не понимает, что такое айтишник. ИП ликвидировать, ипэшники. Что такой ИП, ипэшники? Всем было понятно, когда раньше при царе или ранний этап советской власти, все эти аббревиатуры, то есть укороченные названия.

Поэтому можно и нужно создавать рабочие места, и они есть, но нужно информировать и дать профориентацию. Ну, в школах же никто ничего не делает. Эта вот экономика протестов. В Министерстве экономики же не считают ее. Это тоже нужно считать, какие потери, почему люди выходят на улицу, сколько это стоит. Главную причину не выявляют – отсутствие мест для дискуссий. Дайте эти места, пусть там в помещении дискуссируют. Это же большой стресс на всех. Экономика информации. В Министерстве экономики кто-нибудь этим занимается? Ну, там министр сидит, и ему там статс-секретарь чего-то пишет. Или он записывает мои слова? Вот правильно, это хорошо.

Министерство информации, посмотрите, день и ночь одна негативная информация, как ушат грязи на всю страну – убивают, арестовывают, наручники, все фильмы про бандитов, все фильмы, все передачи, чей отец, не могут понять, или мать бросила ребёнка – ну, всё отрицательное. Посмотреть наши телерадиопередачи, наши фильмы, жить не хочется. Вы чего молодёжь в чём-то обвиняете? Нам, взрослым, противно жить в такой стране, где одна грязь льётся из всех телеканалов, одна грязь и страх, страх, нагоняют страх. Ну, что это такое?

Ну, дайте вы нормальные фильмы, современные фильмы, спектакли. Да театры все уже… замучились они от наших классиков, уже и советскую классику забыли, всё туда лезут, в XIX век, дайте современные спектакли, привлекайте людей. Не хотим или не умеем. А кто, почему так? Потому что главную причину не хотим назвать.

Вот у нас появился хороший термин – служба "одного окна". Туда вы подаёте заявку, и вам там документы выдают, не надо бегать по кабинетам. А нужно ли нам "одно окно" в масштабах всей страны? У нас все решения принимаются в одном кабинете. Вот причина, нет второго решения. Только одно решение – начать и кончить.

Вот 90 лет Ельцину отпраздновали, 2 марта 90 лет Горбачёву. Им бы обоим в тюрьме сидеть! Обоим в тюрьме сидеть на все времена! А им цветы несут, памятники и подарки. Оба разрушили великую страну. Я уж не говорю, Ленин, Сталин, они уже, как говорится, давно ушедшие от нас. Но и им цветы несут. Это что, страна? Несёте цветы убийцам, террористам и тем, кто всё развалил, и опять цветы, и опять памятники.

Молодой человек думает: а в какой стране я живу? Мы его выталкиваем на акции протеста, толкаем его, потому что тот, кто разрушал, ну, он же слышал от бабушки, от дедушки, от родителей, это, оказывается, хороший человек. И улицы названы этими хорошими людьми. Куда ни ткни, везде революционеры, революционеры, революционеры. Поэтому вот тоже экономика. У вас не будет успехов в экономике, пока вы не будете говорить правду.

Вот последнее. Рубль конвертируемый был когда? При царе. 1913 год. И 107 лет там или сколько не можем сделать рубль конвертируемым. Вот это экономика... (Микрофон отключен.)

(Аплодисменты.)

Председательствующий. Спасибо, Владимир Вольфович.

Фракция "ЕДИНАЯ РОССИЯ", Гутенев Владимир Владимирович.

Гутенев В. В., фракция "ЕДИНАЯ РОССИЯ".

Уважаемый Вячеслав Викторович! Уважаемые коллеги!

Оценивая выступление Максима Геннадьевича, хочу отметить сходство и понимание нами ключевых проблем вопросов российской экономики.
В настоящее время сохраняется фактор нестабильности экономического развития. Вместе с тем стресс-тест, который... на фоне этих явлений проходит наша экономика, показывает ее высокую устойчивость. Это стало следствием того, что Президентом России Владимиром Владимировичем Путиным, правительством максимально оперативно принимались решения, давшие позитивный эффект для граждан и бизнеса.

Фракция "ЕДИНАЯ РОССИЯ" и Государственная Дума в целом сформировали законодательные основы, обеспечивающие ее быстрое восстановление. Прогнозирование является одной из важнейших сфер ответственности Минэкономразвития. На протяжении последних лет министерство прикладывает усилия для повышения качества среднесрочных прогнозов.

Вместе с тем фракция обращает внимание на то, что ни в одном из вариантов прогнозов не учтены и не просчитаны должным образом негативные экономические эффекты, которые вызваны наступлением второй волны коронавируса.

Ряд показателей на 2021-2023 годы вызывает сомнение в своей реалистичности. В качестве примера можно привести ожидание увеличения прироста инвестиций в основной капитал в два-три раза по сравнению с 2019 годом, особенно с учетом падения в прошлом году.

Кроме того, в прогнозе не учтены негативные процессы глобальной экономики, которые имели место до пандемии.

В этой связи мы полагаем, что прогнозные ожидания о скором восстановлении темпов роста мировой экономики не получили своего подтверждения. В ряде случаев имеют место серьезные неточности и в прогнозах курса рубля к основным валютам, что оказывает существенное влияние на планирование других экономических показателей.

Фракция отмечает, что одной из причин недостатков прогнозирования является отсутствие документов стратегического планирования. Считаем важным, и я бы даже сказал, необходимым в 2021 году доработать долгосрочный прогноз социально-экономического развития России на период до 2036 года, ну и, соответственно, стратегию социально-экономического развития страны на тот же период. Обращаем внимание на то, что министерство в значительной степени должно формировать будущее, а не фокусироваться на интерпретации статистических результатов.

Весной прошлого года был введен пакет мер в поддержку малого и среднего предпринимательства, который оказал позитивное влияние. Фракция поддерживает инициативы продлить и в текущем году мероприятия на плановые проверки малого бизнеса, налоговые каникулы и отсрочку по страховым взносам. Вместе с тем, на наш взгляд, необходимо продолжить разработку новых инициатив как на федеральном, так и на региональных уровнях.

Считаем, что в рамках нацпроектов необходимо расширять стимулирование самозанятости высвобождаемых работников путем расширения мер государственной поддержки индивидуальных предпринимателей и самозанятых с одновременным распространением на них части гарантий трудового законодательства.

Особо остановлюсь на вопросе резкого роста цен на социально значимые продовольственные товары. Осенью прошлого года на них обратил внимание наш Президент Владимир Владимирович Путин. Данные Росстата за 2020 год, а также официальная информация Счётной палаты показывают, что спрогнозировать рост цен и профилактировать их стабильность с помощью имеющихся у министерства инструментов было возможно. Фракция считает, министерству необходимо более оперативно предпринимать соответствующие меры, не допуская обострения ситуации. Должен отметить, что Государственная Дума немедленно отреагировала на просьбу правительства и расширила его полномочия в этой сфере путем внесения соответствующих изменений в действующее законодательство.

Значимой мерой поддержки одного из драйверов экономического развития – строительной отрасли является субсидирование ипотечных кредитов.
Фракция отмечает, что в этом вопросе можно было добиться более эффективного подхода, если бы министерство сформировало механизмы взаимодействия между банками, строительными компаниями, производителями стройматериалов и металлургами. Существуют серьезные озабоченности по реализации инфраструктурных проектов.

Как депутат от Самарской области не могу не сказать о том, что испытываем серьезные тревоги по реализации таких крупных инфраструктурных проектов, как мостовой переход через Волгу, об этом говорили с губернатором, и ряд других проектов.

Фракция считает, что для решения этих задач – задач, поставленных президентом, необходимы шаги по снижению издержек для инвесторов, участников внешнеэкономической деятельности, созданию научных заделов и внедрению новых технологий. Необходимо предоставлять субсидии и налоговые преференции предприятиям, активно внедряющим передовые технологии, а также поддерживающим импортозамещение программно-аппаратных комплексов.

Сегодня Президентом России поставлена гораздо более амбициозная задача, чем просто вернуть ключевые макроэкономические показатели на докризисный уровень.

В целях поддержки инновационного развития компаний на стадии выхода из экономического кризиса фракция считает возможным ввести в рамках налогообложения прибыли механизм дополнительных налоговых вычетов, которые должны представлять собой государственное участие в финансировании расходов на НИОКР, в том числе и среди частных компаний.

В завершение отмечу, что депутаты фракции "ЕДИНАЯ РОССИЯ" ожидают роста эффективности в работе министерства, более результативного взаимодействия с Государственной Думой. У вашей команды, Максим Геннадьевич, есть всё необходимое для того, чтобы это реализовать.

Спасибо.

Председательствующий. Спасибо, Владимир Владимирович. (Аплодисменты.)

Пожалуйста, Гартунг Валерий Карлович – фракция "СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ".

Гартунг В. К. Уважаемый Вячеслав Викторович, уважаемые коллеги. Я внимательно слушал всю дискуссию, которая здесь в этом зале в течение более двух часов уже идет и все думал, хотел понять вообще, мы найдем здесь причины, почему растут цены, почему малый и средний бизнес у нас умирает? Но вот пока не вышел на эту трибуну, так и ... ответов не услышал на эти вопросы, поэтому постараюсь все-таки них дать ответы, все-таки у нас сегодня тема - это малый и средний бизнес, но и причины роста цен. Начну с роста цен.

Уважаемый Максим Геннадьевич, кто виноват в росте цен в экономике, в которой 70 процентов принадлежит государству, то есть контролирует государство, как вы считаете? Наверное, государство.

Тогда давайте посмотрим, а в чем причина, почему госкомпании, госкорпорации, естественные монополии любые свои издержки перекладывают на потребителя? Ну, в этом же причина роста цен. На потребителя не только на граждан, но и на предприятия, которые потребляют эти товары и услуги.

А причина в том, что в декабре 2017 года в этом зале по предложению правительства в законе, в 223 федеральном законе появился, в статье первой пункт 4 подпункт 13 появился, который вывез из-под госконтроля закупки у взаимозависимых лиц. Напоминаю, этот объем закупок составляет 30 триллионов рублей в год. Федеральный бюджет чуть больше 20-ти.

То есть мы 3 года назад вывели из-под контроля закупки у взаимозависимых лиц в объеме 30 триллионов рублей и теперь они, чтобы закупать бесконтрольно любые товары и услуги покупают у ООО "Рога и копыта" с уставным капиталом 10 тысяч рублей за 2,5 тысячи рублей 25 процентов капитала, и покупают у них без конкурентных процедур все, что угодно.

Минфин подтверждает, что из 30 триллионов рублей, данные Минфина, он контролирует закупки, 29 триллионов, закупались на 29 триллионов без проведения конкурентных процедур. После того как приняли эту поправку, эти закупки перестали контролироваться государством и Минфин теперь не видит даже их.

Я несколько раз в этом зале задавал вопросы предыдущему председателю правительства дважды, новому председателю правительства задавал вопросы, Министру финансов. Мы проект закона внесли в Государственную Думу, он был отклонён. Закон очень простой, если вы не хотите, чтобы у нас росли цены безудержно, давайте мы закроем эту дыру, через которую утекают деньги при закупках у взаимозависимых лиц, это триллионы рублей, которые перекладываются в цены товаров и услуг, за которые платит население. Вот вам и рост цен.

Это вот одна причина.

Вот этот законопроект, он был отклонён.

Читаю заключение правительства. Знаете, что написано, здесь написано следующее, что правительство подготовило соответствующий законопроект, скоро его внесёт в Госдуму, поэтому они не поддерживают наш. Спрашивается: где этот законопроект, я несколько раз спрашивал.

Ну я понимаю, что вы за Минфин не можете ответить, но я вам подарю, вы посмотрите, может быть, что-нибудь найдёте здесь разумное.

Это что касается роста цен.

Теперь, что касается малого и среднего бизнеса.

Председатель комитета докладывал нам, что только треть предприятий и компаний, попадающих по критериям в малый и средний бизнес, получили меры поддержки, две третьих ничего не получили.

Но ещё очень серьёзный сектор российской экономики остался за пределами малого и среднего бизнеса, на него вообще даже не распространялись теоретически меры поддержки, и он не попал в системообразующие компании, которые тоже получали меры поддержки. То есть вот этот вот пласт, где основное число занятых людей, это миллионы граждан наших работающих, они вообще никаких мер поддержки не получили, и, скажем так, мы о них даже сегодня не говорим.

Малый и средний бизнес хотя бы что-то получил. Например, снизили ставки платежей с 30 до 15 процентов с фонда оплаты труда. Хорошо. Спасибо. Отличное решение. Но вы сами же говорите, что появились налоговые ножницы. То есть, если у тебя 250 человек в компании, то ты 15 процентов платишь, если у тебя 260, а ты конкурируешь с этой компанией, у которой 250 рабочих, и вы делаете один и тот же продукт, то ты платишь уже 30 процентов в бюджет. Кто в этой конкурентной борьбе из этих двух компаний выиграет? Компания, у которой 250 и меньше. Что будет другая компания делать? Она будет либо дробиться, либо уходить с рынка, либо закрываться. Вот и вся история.

Мы предлагали распространить эту меру поддержки на весь бизнес, чтобы все платили 15 процентов, а чтобы компенсировать выпадающие доходы, сделайте плоскую шкалу взносов. Я же напоминаю, у нас сначала 30 процентов, потом после миллиона 200 – 10 процентов. Сделайте плоскую, всем 15, как сделали для малого и среднего бизнеса. Мы только выиграем от этого.

Следующее. Вы сказали, что, чтобы росла экономика, должны расти доходы граждан. Ну мы вас спрашиваем: ну, хорошо, работающие пенсионеры, мы им уже пять лет не индексируем пенсию, люди уходят с работы, мы им недоплачиваем примерно 2 с половиной тысячи, это в расчёте на среднюю пенсию, да, 2 с половиной тысячи в месяц, ну а зарплаты они получают сопоставимые со своей средней пенсией, там, допустим, 15 тысяч. Сколько налогов он и платежей в социальные фонды он заплатит, если он будет официально работать? Примерно 5 тысяч. То есть вы 2 с половиной тысячи ему недодаёте, он уходит с работы и не отдаёт государству 5 тысяч. Посчитать сложно, что ли? То есть вы обижаете людей, не даёте им 2 с половиной тысячи, они бросают работу, а государство теряет ещё 5 тысяч. В чём смысл, вы мне объясните. Мы стучим во все двери и говорим, ребята, ну, давайте мы решим эту проблему и тогда у нас рост экономики будет, будут расти доходы граждан, и тогда вот таких вопросов, которые мы сегодня обсуждаем, в парламенте обсуждать не придётся, потому что мы закроем эти дыры, через которые уходят деньги граждан через покупку товаров и услуг естественных монополий. А мы ищем каких-то внешних врагов, что-то там пытаемся где-то изобретать. Не надо ничего изобретать, закройте те дыры, которые сами же создали.

Спасибо.

Председательствующий. Спасибо.

Максим Геннадьевич, есть возможность ответить на вопросы в заключительном слове и ответить на темы, которые прозвучали в выступлениях. У вас есть дополнительное время на это в соответствии с Регламентом.

Пожалуйста.

Решетников М. Г. Уважаемый Вячеслав Викторович, уважаемые коллеги! Во-первых, слова благодарности за все те мнения, суждения и оценки, пусть даже разные, естественно, которые прозвучали, потому что всё это мы возьмём в работу.

И, Вячеслав Викторович, я прекрасно понимаю, что какой бы не был градус здесь, те вопросы, которые задают депутатам на местах, они, как правило, значительно большего градуса. И это общение очень важно, потому что действительно работая федеральным министром, я часто испытываю вот этот недостаток прямого общения, прямого общения с людьми, хотя мы постоянно ездим, общаемся с предпринимателями, но тем не менее это самое ценное.
Коллеги, мы полностью разделяем мнение и озабоченность, которая прозвучала, связанная с административным регулированием цен и с теми рисками, которые оно несёт.

Поэтому, коллеги, мы (мне кажется, я из своих ответов уже постарался это подчеркнуть) крайне аккуратно будем подходить к этим механизмам и те временные меры, которые сейчас введены, мы действительно их рассматриваем как временные. Мы должны как можно скорее заменить именно экономическими механизмами регулирование ценообразования.

При этом, конечно, нам нужно дальше анализировать, как эффективно работают принятые нами меры и при необходимости своевременно их менять. Но главным образом нам надо сделать так, чтобы все меры работали на долгосрочный период и формировали предсказуемую и понятную для бизнеса среду.
Принимаем повышенный запрос на вопросы, связанные с прогнозированием, с оценками и со стратегией. Нам предстоит в марте уточнить сценарные условия, которые будут уже первым этапом формирования бюджета и положить в основу.

И я предлагаю на базе комитета по экономике, с Сергеем Александровичем, Вячеслав Викторович, если вы поддержите, мы готовы провести такое детальное экспертное обсуждение с участием представителей министерства, Росстата, экспертных организаций с тем, чтобы у всех у нас было единое понимание или, по крайней мере, мы в едином пространстве формировали суждения о том, с чем столкнулась экономика, куда идёт? И главным образом, какие вызовы существуют?

Считаем важным, также продолжить дальше и реализацию адресных мер, но при этом подчёркиваем, что меры нужно продолжать именно на адресной основе там, где бизнес, действительно, до сих пор сталкивается с ограничениями. Но тем не менее основной акцент – это возврат к нормальным, уже к нормальному регулированию, к нормальной жизни и поэтапный выход из той системы, скажем так, специальных условий, антикризисных условий, в которых сейчас ещё во многом работает наша экономика.

Ну и, конечно, в фокусе нашей совместной работы темы, связанные с такими системными вызовами и системными изменениями: банкротство, то, о чём много говорили и то, что будет, действительно, такое одно из главных институциональных изменений, которое нам предстоит в экономической сфере, вопросы регулирования парниковых газов и законопроект, который мы тоже сегодня затронули.

Контрольно-надзорная деятельность. Предстоит принятие очень большого, сложного закона, который реализует риск-ориентированный подход в каждой из сфер регулирования. И мы понимаем, насколько будет непростым обсуждение. Мы сейчас в рамках правительства готовим поправки, с каждым ведомством это утверждаем. Понимаем, что мы везде ищем этот баланс между снижением издержек бизнеса, соответственно, высвобождением у него средств, в том числе и на повышение заработной платы и в то же время защитой общественных интересов, снижением рисков для общества.

Механизм экспериментальных правовых режимов. Рассчитываем, что правительство в ближайшее время представит законопроект, который уже касается реализации созданного в прошлом году механизма и реализации конкретных первых, порядка семи у нас сейчас экспериментов, в разных сферах, которые, действительно, подтолкнут развитие технологий в стране.

В то же время считаем важным не переставать работу уже по принятым законопроектам. Это и законопроект о защите поощрения капиталовложений. И мы чувствуем большой запрос бизнеса на следующий пакет изменений, на расширение сфер, где мы гарантируем условия на расширение механизма финансирования инфраструктуры в счёт будущих налогов, механизм специальных административных районов. Это как раз тот самых механизм для деофшоризации экономии, для возврата сюда, для перерегистрации так называемый редомициляции сюда, в нашу страну обратно компаний из офшоров.

Комплексное развитие территорий. Большой потенциал у того законопроекта, который принят. И сейчас в рамках правительства мы организовываем всю эту работу.

Коллеги, еще раз огромное спасибо за тот диалог, который состоялся, за те вопросы, которые прозвучали, и за нашу совместную работу. Спасибо.
Председательствующий. Спасибо, Максим Геннадьевич.

Коллеги, давайте поблагодарим министра. (Аплодисменты.)

Максим Геннадьевич, но работу не прекращаем. Вы сегодня сделали первый шаг, надо...

Из зала. (Не слышно.)

Председательствующий. А вы считаете. Это было в прошлом году, а в этом году первый шаг, и что немаловажно, перед отчетом правительства. Вы многие вопросы сняли, которые планировали задать председателю правительства. Поэтому нам нужно с вами до отчета, который планируется в апреле, многое сделать для того, чтобы уже при отчете правительства выйти, возможно, на решение вопросов, которые будут выработаны с вашим участием и с участием депутатов Государственной Думы. Спасибо еще раз.

Дата публикации: 9 февраля 2021
Ссылка: https://economy.gov.ru/material/dokumenty/doklad_mg_reshetnikova_na_plenarnom_zasedanii_gd_rf_09022021.html
Подписаться на рассылку
Вид шрифта:
Межбуквенный интервал:
Размер шрифта:
Цвет сайта:
Изображения: